«Доходный дом Дэмби подарит Владивостоку Музей современного искусства»

Год назад вся музейная коллекция современного искусства «Арт-этаж» во Владивостоке поменяла место прописки. Сотни картин, скульптур, арт-объектов знаменитых приморских, российских, мировых авангардистов переехали в историческое здание Владивостока - Доходный дом Дэмби, - расположеное на пересечении Океанского проспекта и улицы Адмирала Фокина.

Директор «Арт-этажа» Александр Городний провел для РИА PrimaMedia экскурсию по зданию будущего Музея современного искусства Владивостока.

- О Доходном доме Дэмби, пока его не отдали под Музей современного искусства, никто толком и не знал. Чем он знаменит? Пока это место все знают как Фрунзенский ЗАГС и департамент по труду.

- Это памятник истории и культуры, замечательное творение бывшего хозяина - Джорджа Филипповича Дэмби. Он был почетным жителем города Владивостока. Здание в стиле модерн построено в 1907 - 1908 годах по проекту архитектора Г.Р. Юнгхенделя. Долгое время до революции в этом доме находилось вице-консульство Великобритании, в 1918 году здесь был штаб Белой армии Колчака, потом Красной армии… Располагалась гостиница «Немецкая», потом ее переименовали в «Интернационалъ». В дальнейшем его использовали областные и городские учреждения - сейчас здесь до сих пор находятся администрация Фрунзенского района, ЗАГС, департамент труда и социального развития Приморского края. И пока в здании музея остаются эти структуры, мы не можем начать ремонт всех помещений. В мэрии нас заверили в том, что проблему решают.

- Как вы планируете здесь все преобразить и вернуть историческому зданию свое узнаваемое лицо?

- Мы здесь все будем реставрировать и сохраним так, как было при бывшем хозяине. На полу под линолеумом нашли «родную» плитку - обязательно ее сохраним. А вот эти двери на первом этаже обнаружились вообще случайно, в нише. Думали, что она забита кирпичами, а когда вытащили, оказалось, что это металлические раздвижные двери, стоявшие в подсобном помещении. Мы их обязательно отреставрируем и поставим в отсек фондохранилища.

Сегодня у нас на реконструкции находится второй этаж, работы очень много. Чтобы восстановить элементы лепнины на потолке, пришлось «отгрызать» большой слой извести. 70 лет всю эту красоту зашпаклевывали, приглаживали, завешивали навесными потолками. Сегодня же все восхищаются орнаментом и узорами старинной лепнины. Чтобы ее восстановить, мы отливали форму каждой розетки. Представьте, чтобы восстановить четыре метра лепнины, нужен целый день.

Мы должны сохранить всю архитектуру этого здания начала XIX века. Для этого я специально ездил в Москву и Санкт-Петербург, чтобы посмотреть, как там все сделано в старинных особняках, как расставлены экспозиции, какие там использованы дверные ручки, вешалки, стулья. Да, там все сохранено. Ведь когда создаешь пространство из сплава авангарда и старины, получается просто блеск! Такое ощущение, как будто побывал на параде!

- Уже известно, что будет на первом, втором, третьем этажах?

- Вот мы заходим в вестибюль будущего музея, на первом этаже у нас будут располагаться книжный магазин и художественная лавка, вход в музей мы планируем сделать бесплатным. Дальше по плану у нас будет большой выставочный зал, он же конференц-зал, где могут выступать с семинарами, лекциями, тематическими выставками, встречами. Вот музейное хранилище, хранилище временных выставок, реставрационная мастерская для художников.

Кстати, в художественном салоне мы сделаем выставку-продажу сувениров - это будет не китч какой-нибудь, а авторские вещи. В общем, то, что связано с Владивостоком и приличным искусством. Рядом с салоном сейчас разместился запасник прикладной скульптуры. Пока здесь из монументального то, что собиралось «Арт-этажом»: скульптуры Валерия Ненаживина, все работы приморского нетрадиционного скульптора Олега Батухтина.

На втором этаже будут два зала временных выставок и зал постоянных музейных экспозиций иностранных художников. Все картины китайцев, американцев, бельгийцев и много-много чего пока хранятся в запечатанном виде, ждут своих почетных мест в музее. У нас большая коллекция картин японских художников, их хватило бы на все залы сразу, а вот современного Китая маловато и Африки почти нет.

На третьем - будет два музейных зала, где разместятся экспозиции работ художников центральной части России, Сибири и Дальнего Востока. Естественно, в приоритете будут приморские мастера, я их собирать начинал в 80-е годы с нашей группы «Штиль». Из «Арт-этажа» сюда переехало достаточно значимых работ, которые бы заполнили все эти залы, но на сегодняшний день у нас остается проблема: из музея до сих пор не выехали ЗАГС и социальный департамент, из-за этого мы не может начать ремонтные работы и проводить их в полную силу.

На втором этаже здания, где сейчас идет ремонт, планируется сделать два зала постоянной экспозиции по 100 и 110 метров каждый, а соседи, Фрунзенский ЗАГС, как раз и занимают эти помещения. Нам нужно сносить перегородки из ДСП, восстанавливать стены, потолки, лестницу. На первом этаже, где «сидит» департамент по труду, у нас оказалось три наши комнаты, трое соседей - все это через лестничную площадку. Вот проблема и остается нерешенной, это не только город должен решать, но и Приморский край, потому что это краевые организации.

- Насколько это здание больше подходит под музей, чем прежние помещения «Арт-этажа» у фуникулера?

- В идеале под музей подойдет здание, которое построил бы с нуля архитектор с мировым именем. Такое, чтобы прямо в зал заезжала машина, закрывалась дверь, расставляли экспонаты. На Аксаковской каждый месяц приходилось на четвертый этаж вручную таскать картины и скульптуры… Что касается Дома Дэмби, здание замечательное, для музея будет вполне пригодно после внутренних реконструкций и оснащения. 

- Когда планируется открытие музея?

- По прогнозам городской администрации - через год - полтора. Но это очень оптимистично.

Учитывая жесткие требования к конкурсам на проектирование, хорошо, если откроемся хотя бы через два года. Снаружи к саммиту дом подкрасили, внутри состояние ужасное. И архитектурная комиссия еще должна посмотреть, как максимально сохранить первоначальный облик памятника истории и архитектуры.

Господин Джордж Дэмби был известным во Владивостоке человеком - меценатом, членом Общества изучения Амурского края. Надо бы разместить мемориальную доску с его именем, указать, что было в доме за его долгую историю. Сейчас моя задача - передать коллекцию, утвердить устав музея, штатное расписание. 

- Сколько у вас будет специалистов?

- Штаты на 30 - 60 единиц, как принято в России, раздувать не будем. За границей хватает на средний городской музей человек 6 - 10. Вспомогательные службы - от транспортировки до упаковки, охрана, уборка - будут работать на подряде.

- В апреле «Арт-этажу» исполняется 25 лет, вам удалось собрать за эти годы около тысячи картин, скульптур, других экспонатов. Сколько стоит коллекция?

- Миллион долларов, может быть, 10 (смеется). Сейчас как раз идет передача коллекции.

На первом этапе меня попросили проводить оценку самостоятельно. Начал прикидывать, сравнивать с мировыми ценами, вносить коррективы, составил опись. На следующий день курс доллара изменился - вся работа пошла насмарку.

В настоящее время работает специальная комиссия по оценке из искусствоведов и культурологов Владивостока. Они, в принципе, знакомы с фондами «Арт-этажа», что помогает им работать быстрее и качественнее.

- Сформировался ли за прошедшие годы рынок изобразительного искусства во Владивостоке? Каким образом, не имея серьезных средств, вам удалось собрать такую внушительную коллекцию? Из каких источников будет финансироваться музей?

- Во-первых, рынка как такового во Владивостоке нет, здесь два с половиной состоятельных человека, которые интересуются авангардом. Во-вторых, в 1990-е у меня был художественный салон. Продавались тогда и «березки», и «морская волна» и т. п. На вырученные деньги приобретал картины, которые считал интересными. Плюс иногда что-то оставалось с выставок, и, конечно, было авторское дарение. Люди знали, что я собираю для музея, не перепродаю. Постепенно заработал определенный авторитет.

Иногда картины поступают ко мне неожиданными путями. В прошлом году известный нью-йоркский график Сергей Галлербах подарил музею около 60 своих работ. Этот человек в годы войны был изгнан из Царского Села на работы в Германию. В лагере подружился с поэтом Матвеевым из Владивостока. После войны вместе эмигрировали в США, затем Матвеев умер. В Нью-Йорке Галлербах познакомился с Ольгой Ненаживиной, дочерью нашего известного скульптора Валерия Ненаживина. Галлербах никогда не был во Владивостоке, но решил в память о друге подарить городскому музею свои работы.

Уверен, что дарения музею еще будут, но это не может быть основным источником пополнения экспозиции. Необходимы будут закупки, а также средства для музейных проектов. В основном, музеи содержатся за счет бюджета, пожертвований различных фондов, попечителей и меценатов. И с этим вопросом предстоит еще серьезно поработать. 

Естественно, что-то будем сами зарабатывать: продажа билетов, картины, сувениры, литература, аукционы, аренда конференц-зала, чтобы выйти на определенную окупаемость. 

Безусловно, музею нужен солидный попечительский совет, который утвердит программу развития, текущие проекты, будет распоряжаться деньгами. Почему бы не приобретать работы приморских и российских художников? Например, Давида Бурлюка - футуриста № 1 в России. Его работы находятся в США, Японии, частных коллекциях, но только не у нас. Можно также купить Пикассо, Кандинского, Матисса, Дали. Не суперизвестные холсты, конечно, а доступные литографии и офорты. Я знаю, во Владивостоке такие работы есть в частных коллекциях.

- Почему в свое время вы занялись авангардом, а не классикой? 

- Классика? Зачем отнимать хлеб у краевой картинной галереи? Там Репин, Айвазовский, Крамской, академисты, реалисты. Я этих художников люблю и уважаю, с удовольствием хожу на выставки. И те картины, что были переданы государством в 30-е годы, уже вряд ли удастся перещеголять новому музею в наши дни. А авангард, современное искусство и то, которое было ущемлено при советской власти, не мог выставляться. Поэтому я стал собирать именно авангард, писал разные письма властям и банкирам о поддержке. За спиной у меня около 300 различных выставок российских и главным образом приморских художников: во Владивостоке, Москве, Санкт-Петербурге, зарубежных странах. К нам стали люди тянуться, назад дороги уже не было. 

Фото Ильи Табаченко



← Назад в раздел