Сергей КЛИМОВ – генеральный директор ООО «Босфор»: «Жить одной семьей»

Будучи в представительстве посольства Беларуси в Хабаровске, мне много рассказывали о стиле и методах работы технико-торгового центра Минского автозавода ООО “Босфор” во Владивостоке. И потому моя беседа с Сергеем Максимовичем началась именно с этого.

 

– В стиле и методах работы компании “Босфор”, - пояснил Сергей Климов, - большого секрета нет: честно и добросовестно работаем, уважительно относимся к людям, заботясь об их повседневных нуждах. Наше предприятие организовалось 15 лет назад. За это время сумели создать надежную материально-техническую базу, сформировать профессиональный коллектив - сегодня у нас работают 54 человека, из которых 34 слесаря и механика. Они могут устранить абсолютно любую поломку в автомобилях, восстановить машину, находящуюся в самом плачевном состояния. Конечно, чем сложнее работа, тем больше затрачивается времени. Но заказчики исполнительностью и мастерством команды ООО “Босфор” довольны, особенно машинами “МАЗ”, которые мы все эти годы продаем, технически обслуживаем и обеспечиваем гарантийным и послегарантийным сервисом. Помимо своих “должностных обязанностей” наша техническая служба освоила самую трудоемкую сферу – восстановление автомобиля после 10-15 лет неустанной работы. К нам на сегодняшний день даже из Хабаровского края пригоняют машины для капитального ремонта – случаи, может быть, единичные, не массовые, но показательные, и я надеюсь, что такая практика на самом деле показывает уровень технического мастерства специалистов “Босфора”. Хотя, надо заметить, с подобным объемом ремонта вполне может справляться наше хабаровское отделение “Энергоресурс”, успешно работающее в дальневосточной столице уже несколько лет.

Говоря о структурном строении нашего предприятия, хочу добавить, что кроме Владивостока и Хабаровска компания имеет свои представительства в Южно-Сахалинске – “Дальневосточная транспортная компания” и в Петропавловске-Камчатском. На их плечах весь круг обязанностей, который выполняет головное предприятие: они продают технику Минского автомобильного завода и запасные части, ведут ремонтные работы и техническое обслуживание автомобилей, дают всевозможную техническую информацию. Еще раз подчеркиваю: это – полноценные представители Минского автомобильного завода, выполняющие все его возложенные функциональные обязанности и несущие полную ответственность за свою работу на местах. Просто так географически сложилось, что в Приморском крае – этой экономически быстро развивающейся и густонаселенной территории - обосновалось самое большое представительство белорусского завода МАЗ, юридически и финансово отвечающего, согласно договорам с предприятием, за все свои действия и бездействия.

– Пару слов о себе, Сергей Максимович.

 

– О себе всегда непросто говорить: в этом году мне исполнилось 50 лет, из них 15 - работа с заводом МАЗ (считаю их лучшими годами в жизни). А до тех пор - порядка 12 лет - трудился в тресте “Строймеханизация”. Еще раньше - учеба в институте, армия… Все как у всех россиян…

– А где вы учились?

 

– В Дальрыбвтузе. Механик по специальности. Там после перестройки учебного процесса на механическом факультете выделено отдельное звено, которого раньше не было, - своеобразный автомобильный институт.

– Оттуда и черпаете, поди, свои кадры?

 

– Нет, на практику мы берем студентов из техникума, расположенного на Бородинской улице во Владивостоке. В этом году пять человек практиковались. Ребятам еще год учиться. Посмотрим, может, кто-то из них придет к нам и займет достойное рабочее место.

– А почему свою фирму “Босфором” назвали?

 

– Каким-то образом нужно было свою деятельность “привязать” к Дальнему Востоку. Знаете: между островом Русским и мысом Эгершельда омывает Владивосток пролив Босфор Восточный. Когда фирма только организовывалась, Минский автомобильный завод не требовал название связывать с белорусскими “мотивами”, это теперь настойчиво у них такие идеи созревают, но, тем не менее, мы обязаны широко использовать аббревиатуру государства и завода МАЗ. Техникой торгует центр Минского автозавода, а название “Босфор” пока неизменно. Как будет дальше – жизнь и экономическая политика покажут.

– Как у вас начиналось дело с МАЗом?

 

– Как? Работал в тресте “Строймеханизация” в СУМ-4 – землеройное управление. Мы строили Владивосток. А Минский автомобильный завод поставлял на автотранспортный участок свою продукцию – автомобили. Таким образом, мы сначала познакомились и с машиной, и с заводом , это было как раз в период перестройки. Руководство Минского автомобильного завода предложило мне: “Нам нужно срочно отлаживать сеть продаж. Можете ли дело взять в свои руки?” Я согласился. И с этого момента действуем в разрезе интересов двух стран, никогда и ни в чем друг друга не подводя.

Сложностей в работе, несмотря на четкую организацию, очень много: бывает такое, что и до разбирательства нежеланных ситуаций доходит, но… все равно тащим воз, в который впряглись в самое трудное время для обеих сторон.

МАЗ выпускает широкую гамму автомобилей, начиная от автобусной техники (городские автобусы 103 и 104, теперь уже 203 и 204 – в новом дизайне, пригородные международные автобусы 256). Вся автобусная номенклатура поступает с немецкими двигателями. Очень комфортная и надежная техника, но, к сожалению, получается так, что наши автоперевозчики предпочитают более дешевую и менее комфортную технику. В Хабаровске, к примеру, есть несколько автобусов МАЗ, которые подвозят пассажиров к самолетам – они удобны: с широким выходом, низкопольные – людям не нужно по лестницам-ступенькам подниматься. Во Владивостоке же берут подержанные корейские или китайские маленькие автобусы. И беда в том, что как психологию, так и ситуацию мы переломить не можем: объясняем потребителям все выгоды минского автомобильного “продукта”, пока же положительного решения не получается.

МАЗ также выпускает в широком ассортименте технику для перевозок сыпучих грузов (нерудных материалов) – это самосвалы грузоподъемностью от 10 до 25 тонн, которые завод в этом году стал делать. А также автомобили для перевозки грузов в составе автопоездов – тягачи с колесной формулой (4х2 и 6х4), грузоподъемностью до 42 тонн. Ну, и поступает из Беларуси специальная техника: для лесников, коммунальщиков – мусоровозы, уборочные машины как с импортным навесным, так и с российским и белорусским оборудованием. В городе эта гамма автомобилей представлена в полном составе. В основном автомобили работают на стройках, на перевозках грузов внутренних и международных маршрутов (Китай – Россия).

Надеемся, что с разворотом грандиозного строительства во Владивостоке объектов саммита - 2012 года, МАЗ займет свое достойное место и будет представлен на всех новых объектах, которые вырастут в городе у Тихого океана.

По личному многолетнему опыту честно могу сказать: автомобили МАЗ - это надежные, неприхотливые, быстро восстанавливаемые машины, которые работают на протяжении 15-20 лет.

На сегодняшний день появилось очень много китайской техники, но… Вы, очевидно, в Китае были, а видели 5-летний китайский самосвал? Нет, и я тоже. Посмотрим, что будет через три года, что произойдет с китайской техникой. Да, у них есть свое преимущество – дешевизна, но есть и существенные недостатки – 9-литровый, не очень выносливый двигатель, некачественная сборка и слабый металл. За счет этого машины дешевы, но недолговечны. И как говорится в сказке великого русского поэта: “Не гонялся бы ты, поп, за дешевизною”…

– А автомобиль МАЗ сколько стоит?

 

– Автомобиль-тягач на сегодняшний день стоит 1 700 000 рублей, самосвал (20-ти тонный) – чуть больше двух миллионов.

– Сергей Максимович, но ведь покупают же немецкую технику – она тоже дорогая?

 

– В два раза дороже! Она хорошая, но… очень уж дорогая.

– Сейчас и у немцев идет совместное производство “МАЗ – MAN”.

 

– Не только совместное производство, но в МАЗах ставятся “мановские” и “мерседесовские” силовые агрегаты. И поскольку ставятся немецкие “сердца”, МАЗы, соответственно, дорожают. Но наши российские потребители в большинстве предпочитают машины с комплектующими Ярославского моторного завода, которые выносливы, надежны и стоят дешевле.

– Слышала, президент Беларуси Александр Лукашенко не раз там бывал…

 

– Раза два в пять лет – для президента действительно часто, потому что совместная программа дизельного машиностроения, подписанная президентами двух стран, существует и действует. Поэтому эта работа идет до сих пор под эгидой правительства, президента. Вот почему Александр Лукашенко и наши правители “частят” в Ярославль в гости – на заводы, которые поставляют комплектующие, двигатели, силовые агрегаты на МАЗ, на БелАЗ. Кроме того, Ярославский завод топливной аппаратуры поставляет гамму топливных насосов и для трактора “Беларусь”. То есть два славянских государства взаимосвязаны экономикой так сильно, как не связаны штаты США. Там у них все обособлено. А у нас силовой агрегат полностью выпускается в Ярославле, “металл” поступает из Челябинска. Минский автомобильный завод – это своеобразное сборочное предприятие бывшего Советского Союза, который, к сожалению, экономически так быстро развалился (политический аспект я не затрагиваю), что серьезно пострадали все “новые государства”. И на сегодняшний день мы только “догнали” те 15 лет, с которых начинался развал. Весь мир шел вперед, а мы лишь продавали, приватизировали, банкротили предприятия и уж потом кого-то догоняли…

– Кто ваши заказчики?

 

– Все транспортные предприятия Уссурийска, Находки, Владивостока, а также лесники, горняки, частные компании. Вот во дворе стоит новый самосвал – его частник приобрел и уже эксплуатирует - возит песок на стройки края. Поэтому называть две-три фирмы просто невозможно, их десятки, сотни. Потребители Камчатки, Сахалина, Хабаровского края… В нашем дворе, увидите, полуприцепы стоят - они даже колесами загружены. Видно, хозяйственник любит и умеет считать деньги. Чтобы не отправлять полуприцепы пустыми, он загрузил их резиной. Вот эти машины пойдут на Камчатку. На Сахалин с утра ушел 20-тонный самосвал. У нас большая база – в Хабаровске стоят 10 машин, а здесь у меня остался всего один самосвал. Но… смотрите, на столе куча договоров, по которым сейчас отгружаются сюда машины. Часть автомобилей уже продана. Автокран 30-тонный, трехосный. Тягачи с новыми кабинами. 22 единицы будет отгружено из Беларуси до 7 декабря. 16 машин отгрузят в Хабаровск. Потом еще три единицы поступит во Владивосток. Предприятие живет и работает, поскольку техника стабильно поставляется сюда из Беларуси.

Минский автомобильный завод к нам, дальневосточникам, очень внимательно относится. И на сегодняшний день для нас созданы самые благоприятные условия работы. Снижены до максимально возможного цены – в Москву машины отпускаются по более дорогому прейскуранту, чем для дальневосточников. Учитывается то, что за доставку каждого автомобиля, особенно 20-тонного самосвала, мы платим 230 000 рублей – это больше 10% стоимости автомобиля, а за доставку прицепа платим 160 000 рублей – 50% его стоимости! Железнодорожный тариф настолько велик для нас, дальневосточников, что, если его дальше будут поднимать, я даже не знаю, как это скажется на экономике моего предприятия.

Учитывая все это, завод делает все от него зависящее для того, чтобы наше предприятие устойчиво работало, а Дальний Восток получал сполна автомобили и запасные части. Если, допустим, потребителям отпускается техника по схеме: заявка, оплата, формирование заказа, то для “Босфора” заказ сразу формируется, и после оплаты контейнер моментально отправляется, ибо в пути такие 20-футовые контейнеры находятся по 60 и более дней.

– Ваша фирма со своей сетью представительств на Дальнем Востоке - единственная в своем роде, а больше МАЗами никто не занимается?

 

– Единственная. Вы поймите, в Москве дилеров белорусского завода много, но Москва сама с 12-миллионным населением, да еще более 50 миллионов живут вокруг столицы. У нас же, на всей дальневосточной территории, набирается 6 миллионов. Завод понимает: у него на окраине России должна быть база, где бы сосредотачивались все: машины, запасные части. Если сделать здесь, скажем, пять дилеров, то они смогут зарабатывать себе только на зарплату, растрачивая лишние средства на создание всевозможной инфраструктуры. И завод пошел по четкому, сконцентрированному пути, доверив все права своему надежному опорному пункту на Дальнем Востоке, где сосредоточен весь объем услуг - от продажи автомобиля до его восстановительного процесса. С другой стороны, представляя интересы только этого предприятия, компания “Босфор” не имеет права работать с какими-либо другими заводами, кроме тех, с которыми МАЗ сам имеет взаимоотношения по комплектующим. Скажем, с Ярославским моторным заводом или предприятиями топливной аппаратуры, Тутаевским моторным заводом, Минским заводом колесных тягачей. И Минский автомобильный завод настойчиво добивался, чтобы мы с этими предприятиями имели прямые связи по поставкам запасных частей, топливной аппаратуры, моторов. Эта политика связана еще и с тем, чтобы наша фирма по минимальным ценам и из первых рук получала оригинальные запчасти, а не искала по рыночным задворкам, где бы постоянно нарывалась на их низкое качество. Да, во Владивостоке можно достать все, что угодно тому же самому МАЗу, но только у нас можно получить именно с заводской маркой – оригинальные (подчеркиваю) комплектующие, может быть, чуть-чуть дороже, но, безусловно, надежные.

– Вы Беларусь теперь хорошо знаете, во всех измерениях?

 

– Да, я четыре-пять раз в году бываю в этой стране. За 15 лет она стала для меня просто родной. Собственно, родной она всегда была: когда был Советский Союз, в республику ездили, как к себе домой. И теперь, несмотря ни на что, я по-прежнему там чувствую себя словно дома. С людьми сложились за 15 лет не только экономические взаимосвязи, а поистине братские отношения - им доверяешь и не подводишь, и они тебя не подведут никогда. Видя собственными глазами, как Беларусь развивается, какими темпами благоустраивается жизнь простых людей, как наводится порядок в городах и селах, мне иногда становится даже завидно.

В этом сказывается социально адаптированная политика правительства этой страны.

– А настроение у людей чувствуется, что они хотят жить в Союзе с Россией?

 

– Каждому человеку хочется счастья, света, тепла, благоустроенного жилья. Там реально решаются подобные проблемы. Молодая семья может спокойно взять ипотечный кредит. В Беларуси, скажу, более направленная экономическая и социальная политика. Поэтому, сколько бы ни критиковали президента Лукашенко, что собирается править на третий, четвертый срок, его реально поддерживает большая часть населения – это видно невооруженным взглядом. Порой по телевидению показывают демонстрации “несогласных” с президентом, и я их тоже видел наяву, но это не тысячи человек, а полторы - две сотни, провоцирующих милицию слегка подвыпивших молодых людей, которым заплатили деньги. Все люди спокойно обходят подобные митинги и идут по своим делам. Кто-то улыбается, а кто-то смеется над требованиями “демократов”.

Что касается Союзного государства, то я уверен, что 90 процентов белорусов за его создание. А вот та демонстративная “оппозиция” реально против такого единения, как и наши политики, которые нынче заправляют экономикой. Глубинно я не могу комментировать этот процесс, поскольку не изучал его, но знаю твердо: российский и белорусский народы века жили душа в душу, в принципе – в одной семье. В Приморье живут тысячи и тысячи белорусов, они в Хабаровском крае, в Амурской области – по всему Дальнему Востоку. А их близкие и родственники живут в Беларуси. Разве каждый из них хочет жить в отдельных государствах? Народ стремится жить вместе. Но вот как быстро мы объединимся – решат политики.

Валентина БРАТЧИКОВА.Приморский край



← Назад в раздел