Министр по развитию Дальнего Востока

Перемен много, а будет еще больше. О них «Российской газете» рассказал министр Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александр Галушка.

Александр Сергеевич, что же вы отметили на этой карте?

Александр Галушка: На ней уместились все ключевые проекты, которые связаны с развитием Дальнего Востока. Это и значимые инвестиционные проекты, которые претендуют на государственную поддержку для того, чтобы быть в полной мере реализованными.

И территории опережающего социально-экономического развития (ТОРы), как те девять, которые мы уже согласовали на правительственном уровне, так и перспективные, которые пока еще находятся в проработке. Для каждой из девяти площадок ТОРов, которые мы уже отобрали, есть подробные экономические расчеты.

Во-первых, сколько нужно средств на то, чтобы удовлетворить заявки инвесторов на необходимую инфраструктуру - дороги, электричество, газ и т.д.

Во-вторых, какие инвесторы уже сейчас, на «нулевом» этапе подтверждают свое намерение вкладываться в развитие своих предприятий на площадке, сколько денег они вложат, сколько рабочих мест создадут, какие налоги уплатят бюджету по мере развития своего бизнеса.

Но приведенные расчеты - консервативные, мы обоснованно рассчитываем, что фактический эффект от ТОРов будет больше.

Почему сценарий-то консервативный? Вы видите дополнительный ресурс для роста?

Александр Галушка: Первые (мы их называем «якорные») инвесторы займут только часть площади ТОРов - 25-30 процентов. «Заселение» оставшейся площади новыми производствами - это наша следующая задача.

Например, «Надеждинская» создается на 807 гектарах.

«Якорные» резиденты займут из них 210 га. Еще 597 га - это земля для новых инвесторов, для новых производств.

Естественно, мы рассчитываем на большую востребованность среди потенциальных инвесторов этих территорий. Одни инвесторы (первая очередь) говорят: мы уже готовы приходить. Другие (вторая очередь) - пока только интересуются. И для них сигналом будет то, как реально заработают территории, какие практические результаты получат первые резиденты.

Пройти «долину смерти»

  Александр Сергеевич, как вы оцениваете отношение дальневосточников к тому, что сейчас такое движение начинается: и с ТОРами, и со Свободным портом Владивосток? Что люди вам говорят?

Александр Галушка: Мы постоянно общаемся на самых разных площадках. Все, что мы делаем, создавая новую экономику на Дальнем Востоке, все - для людей.

В самые разные времена все мы проходили через много ожиданий и обещаний, начиная с того, что коммунизм будет построен. Для себя я считаю принципиально важным показать практически, как новая экономика будет работать. А это ежедневная, черновая, подчеркну это слово, занудная работа. Вот ее нужно сделать. А лучшая оценка - по плодам.

Какая в среднем сегодня зарплата у дальневосточников?

Александр Галушка: Чуть выше, чем в России. Средняя по Российской Федерации - 32 600 рублей, средняя по Дальнему Востоку - 40 600 рублей. Но здесь и жизнь дороже.

Ведь для чего нам нужны ТОРы, поддержка инвесторов, развивающаяся экономика? Для востребования человеческого потенциала на новом качественном уровне. Важно качество жизни людей на Дальнем Востоке.

С этой точки зрения особенно важны государственные инвестиции в социальную сферу. То есть в образование, здравоохранение, культуру. А на Дальнем Востоке такие государственные инвестиции по целому ряду направлений либо недостаточны, либо их кратно меньше, чем в среднем по России.

Например?

Александр Галушка: Например, в федеральной адресной инвестиционной программе, которая является сосредоточением бюджетных инвестиций, подушевое финансирование по направлению здравоохранения на Дальнем Востоке меньше, чем в среднем по России в 4,9 раза, в образовании - в 10,5 раза, в коммунальном строительстве - в 4,7 раза меньше бюджетных инвестиций в пересчете на одного человека.

Смысл комплексного развития Дальнего Востока состоит и в частных, и в государственных социальных инвестициях. Мы работаем как по первому треку, так и по второму одновременно. Неоднократно эти вопросы выносились на уровень главы правительства, планируем подробно обсудить проблемы, связанные с качественной средой жизни, качеством государственных услуг на Дальнем Востоке, на правительственной комиссии под председательством премьера.

Идите - ищите китайцев

Среднестатистический дальневосточник - какой он? Молод, стар, образован, женат? Социальный портрет можете нарисовать?

Александр Галушка: По моему мнению, он - с еще более острым чувством Родины и патриотизма.

На Дальнем Востоке проживают всего 6,4 миллиона человек. На каждого - примерно по квадратному километру просторов. Конечно, с одной стороны, это ощущение малочисленности, с другой - близость крупных стран другой - азиатской - цивилизации, с третьей - всем известные территориальные претензии отдельных государств именно к отдельным территориям Дальнего Востока. И получается, что, соприкасаясь с этими реалиями, человек еще сильнее глубже, ощущает причастность к России, свою идентичность.

Не подавляет китайская экспансия? Говорят, что в Еврейской автономной области 70 процентов земли возделывается китайцами.

Александр Галушка: Это очень распространенный миф. Надо чаще бывать на Дальнем Востоке. Когда вы там чаще бываете, то обнаруживаете, что китайцев очень редко встречаете.

Может, они на плантациях?

Александр Галушка: Съездите, проведите журналистское расследование. Потом расскажите об этих плантациях. Договорились?

Договорились. Но в связи с новыми стимулами, наверное, увеличился поток переселенцев? Кто приезжает?

Александр Галушка: В первую очередь рабочие места создаются для самих дальневосточников. И те проекты, которые у нас сегодня намечены, могут стартовать за счет жителей Дальнего Востока.

Вместе с тем мы прекрасно понимаем, что край не освоен, людей нужно гораздо больше. Но для них нужна, прежде всего, нормальная работа и хорошие условия жизни. Если одно и второе есть, тогда есть и все основания переезжать на Дальний Восток. Отмечу, что в 2014 году у нас сократился отток населения более чем на 25 процентов. Это очень хорошая тенденция. Плюс рождаемость повысилась. И превысила смертность более чем на 9 тысяч человек. На мой взгляд, это наиболее интегральный показатель.

Какие инструменты, по-вашему, сработали?

Александр Галушка: Как показала практика, программа материнского капитала сработала даже лучше, чем ожидалось. И даже у нас средний процент рождаемости 1,75, который должен быть достигнут к 2018 году, уже взят. Но все-таки, чтобы нация сохранялась, воспроизводилась, надо хотя бы двух деточек.

В подавляющем большинстве регионов, как и на Дальнем Востоке, сейчас за третьего ребенка в течение трех лет пособие выплачивается в размере прожиточного минимума. У нас это в среднем 7-8 тысяч рублей в месяц. Кроме того, многие регионы ввели свой региональный материнский капитал в дополнение к федеральному, по 100-150 тысяч рублей. Тоже хорошо работает. И предоставление земельного участка бесплатно, когда третий ребенок рождается, мера очень востребованная.

Все кадры - на карте

А когда на Дальнем Востоке начнут по обещанному гектару земли предоставлять в личное пользование жителям? Наш обозреватель побывал в апреле в ваших краях, и пока ничего из обещанного не увидел.

Александр Галушка: Мы с этим предложением в феврале 2015 года стартовали. Сейчас середина июня, у нас готов модельный закон, подготовленный для регионов Дальневосточного Федерального округа.

В нем очень подробно описаны нормы и процедуры. В этом месяце направим законопроект в дальневосточные регионы. Реально механизм бесплатного выделения земли заработает с 2016 года.

Минвостокразвития намерено создать Агентство по развитию человеческого капитала. Такого нет ни в одном регионе. Кому эта идея принадлежит?

Александр Галушка: Мы только что говорили о том, что Дальний Восток малонаселен. Людей вообще мало. И очевидно, что одним из сдерживающих факторов, который проявит себя в среднесрочной, а в долгосрочной перспективе будет именно этот.

А теперь представьте, вам нужно решить такую задачу. Вы привлекаете сюда инвесторов. При этом хотите качественные инвестиции, высокотехнологичные. Нужны люди с компетенцией.

Мы смотрим по всей стране, где у нас регионы, отрасли, конкретные территории - доноры, какая в них конкретная ситуация с кадрами, и на каких приемлемых условиях нужной нам квалификации люди из этих регионов или моногородов, например, поедут к нам работать и жить.

Это при том, что в России одна из очень серьезных проблем рынка труда - низкая мобильность. И сдвинуть граждан с насиженного обжитого места - далеко не просто.

У нас эта проблема заточена под конкретные территории, куда приходят инвесторы, где есть конкретные инвестиционные проекты, требующие точного числа специалистов. Например, 2250 человек - в Хабаровский край. При этом местный рынок труда может тысячу человек дать. А еще нужно 1250 человек. Откуда, где взять, как научить, чем привлечь?

Вы согласны, что этим профессионалы должны заниматься? Вот и я так же думаю. Мы управленцев-кадровиков нового формата обстоятельно искали и нашли. И сегодня они специальную карту готовят, как по ТОРам. Кадровую. Только в масштабе всей страны - где, какие специалисты, сколько стоят на рынке труда.

Переселение потребует подъемных. Потянете?

Александр Галушка: Посмотрим. Я сторонник проектного подхода. Как только вы приходите к проектам, у вас рассуждения общего свойства тут же уходят.

Остается суть: нужно 1250 человек, из них 700 сварщиков, триста инженеров. Любой инвестпроект, любая проектная работа всегда индивидуальны. И пока вы до этих деталей проекта не опуститесь, вы проблемы не решите.

Почему мы говорили, что Агентство по развитию человеческого капитала должно быть сервисным? Потому что это проектная индивидуальная работа. Да, мы помогаем инвестору, но мы тем самым и Дальний Восток развиваем.



← Назад в раздел