Арктика - территория диалога

Роль Арктики в судьбе России трудно преувеличить. Прежде всего, Арктика - это ресурсы, как биологические, так и минеральные, это и национальная безопасность страны. По данным экспертов, в Арктическом регионе сосредоточены до 30 процентов неразведанных запасов газа и около 10 процентов неразведанных запасов нефти. Кроме того, Арктика - один из самых богатых биоресурсами районов Мирового океана. Но Арктика - это еще и выгодный транспортный коридор. Ее называют последним нефтегазовым ресурсом человечества. Число проектов, реализуемых РФ в регионе, заметно увеличилось: возрождение Северного морского пути, активное строительство современного арктического порта Сабетта, создание на Ямале крупного производства по переработке сжиженного природного газа, успешная отгрузка первой партии нефти с платформы «Приразломная» в Печорском море, укрепление военной инфраструктуры и оптимизация группировок войск, усиление информационного, научного и гуманитарного присутствия.

В Арктике сегодня всё более заметно пересекаются интересы, кроме арктических государств (Россия, США, Канада, Дания, Норвегия), десятка других стран: Великобритании, Китая, Бразилии, Индии, Японии, Южной Кореи, Таиланда, Малайзии, что заставляет Россию действовать решительно. Сегодня политическая ситуация изменилась, активизировались все приполярные страны, Арктический совет, международная межправительственная региональная организация приполярных государств со странами-наблюдателями, включая Китай. Норвегия уже открыла свою дрейфующую станцию, претендуя на пространства Северного Ледовитого океана. Китай организовывает экспедиции, в Пекине создано и действует Управление по делам Арктики и Антарктики. Недавно российское правительство приняло госпрограмму «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года».

Эксперты считают, что мы должны быстрее восстанавливать в этом регионе полярные станции, восстановить полностью полярную авиацию и ее инфраструктуру, аэродромы, начинать геологические работы, возрождать советские гидрометеорологические службы, развивать прилегающие к арктической зоне российские регионы, укреплять возможности ВМФ для защиты российской зоны интересов.

Такова вкратце ситуация вокруг Арктического региона, которую затронули участники круглого стола во Владивостоке. Они смогли не только познакомиться с обзорами иностранных СМИ, но и услышать о позиции стран из уст зарубежных коллег.

Было представлено 11 сообщений зарубежных и российских исследователей. В дискуссии приняли участие генеральный консул Социалистической Республики Вьетнам в городе Владивостоке Чан Зуй Тхи, руководители и ведущие сотрудники научно-исследовательских институтов, представители общественности.

Научный сотрудник научно-исследовательского института обороны Норвегии Том Рёсет представил позицию европейских стран в Арктике и их отношение к политике стран Азии в Арктике.

Арктическая политика Европейского союза в последнее время всё больше сосредотачивается на экономических вопросах, «благодаря лоббированию государств, имеющих энергоресурсы в Арктике, и изменившейся политике энергетической безопасности». Такой интерес подстегнул «конфликт между Россией и Западом из-за Украины», который «заставил ЕС осознать свои проблемы энергетической безопасности и частичной зависимости от российского газа». Великобритания, Дания, благодаря потенциалу Гренландии и Норвегии, тоже рассматривают возможности разработки ресурсов в прибрежных регионах на их арктических или приарктических территориях.

Интересует всех и Северный морской путь (СМП). Норвегия, «очевидно, обеспокоена рядом проблем безопасности и суверенитета в Арктике. С одной стороны, ей пришлось задокументировать притязания на морские территории, данные в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву на континентальном шельфе в сторону котловины Нансена к северу от Шпицбергена. Другая проблема - территориальные разногласия с соседними государствами». Здесь имеются в виду существующие противоречия между Россией и Норвегией по некоторым вопросам вокруг Шпицбергена и по поводу присутствия НАТО в Арктике.

Недавним вызовом двусторонним отношениям в Арктике стали разногласия из-за конфликта на Украине. Норвегия занимает почти такую же позицию относительно санкций против России, как и ЕС, но понимает, что «санкции препятствуют западным компаниям обеспечить передовые технологии использования энергии и принять участие в финансировании совместных проектов в Российской Арктике». Понимают это и страны ЕС.

Об отношении к политике стран Азии в Арктике Том Рёсет сказал, что «европейские государства в целом относятся положительно к их интересам в Арктике». И, несмотря на то, что они считают самым активным государством Азии в Арктике Китай, «эта точка зрения не выражает пренебрежения к участию и интересам других государств Азии в Арктике, таких как Индия, Япония, Южная Корея и Сингапур».

Говоря об арктических интересах Японии в Арктике, научный работник отдела стратегических исследований Института подготовки командного состава Морских сил самообороны Японии Исихара Такахиро сразу же уточнил: он выскажет собственное мнение, не являющееся представлением точки зрения правительства или Сил самообороны Японии. Изначально Япония пришла в Арктический регион с целью проведения исследований, которые осуществляются с 1950-х годов ХХ века. Но в начале ХХI века, «по мере того как льды Арктики таяли, пришло осознание проблем изменения окружающей среды, проблемы природных ресурсов и Северного морского пути, а также проблем безопасности». В пересмотренном в 2013 году Генеральном морском плане (Морской стратегии Японии) вопросы Арктики - одни из основных. Прежде всего, это научно-исследовательские проекты в различных областях, в том числе и в сфере исследования Севморпути. Эти проекты она намерена осуществлять в условиях «международного взаимодействия» и предлагает «активизацию переговоров с имеющими к региону отношение странами по вопросам использования Северного морского пути», а также «продвигать наблюдения, исследования и прочую научно-исследовательскую деятельность».

Большой интерес к Арктике проявляет Южная Корея. О ее политике в этом регионе рассказал сотрудник научно-исследовательского института Канвон Чо Ёнг Кван.

Правительство Южной Кореи имеет «Комплексную стратегию в Арктике» и «Основной план по развитию Арктики», в которых обозначено четыре задачи: продвигать международное сотрудничество; вести научные исследования; осваивать Арктику для последующего развития бизнеса; создавать необходимую инфраструктуру. В настоящее время в Южной Корее проблемами Арктики занимаются два научно-исследовательских института: KOPRI (Корейский институт полярных исследований) и KMI (Корейский институт морских исследований). KMI учредил Центр разработки политики в Арктике в 2014 году для исследований в области транспортировки грузов в Арктике и разработки полезных ископаемых. Страна открыла на Шпицбергене станцию «Дасан», совместно с Норвежским институтом полярных исследований (NPI) 3 апреля 2014 года создан научно-исследовательский центр «Объединенный центр полярных исследований» в Тромсё, Норвегия. Исследования Арктики также проводят региональные власти Пусана, Ульсана и Канвона. Правительство Южной Кореи объявило о создании собственного информационного центра, базы данных, в которой будут содержаться карты Арктики для добычи полезных ископаемых и исследований изменений климата.

Интересует страну и Северный морской путь. При его эксплуатации расстояние для перевозки грузов между Пусаном и Роттердамом сократится на 32 процента (с 22 тысяч до 15 тысяч километров), а по времени - на 10 дней (с 40 до 30). Таким образом, СМП становится наиболее привлекателен с экономической точки зрения, и «правительству следовало бы разработать план по превращению основных морских портов Кореи в хабы для стран СВА». В 2014 году корпорация Daewoo Shipbuilding & Maritime Corporation получила заказ на постройку девяти газовозов-ледоколов для российского проекта по добыче природного газа на полуострове Ямал.

В последнее время значительно вырос интерес к арктической тематике зарубежных СМИ. В первую очередь благодаря Китаю, который в мае 2013 года получил статус наблюдателя в Арктическом совете. Американские СМИ, традиционно представляющие Россию как агрессивную державу, претендующую на громадные арктические пространства и наращивающую военную мощь, в том же контексте продолжают рассматривать и экономическое сотрудничество нашей страны с Китаем. В глазах американских журналистов объединение России и Китая может представлять серьезную угрозу всему миру в целом и «нанести вред американским интересам». Несколько иначе оценивают новое арктическое партнерство СМИ стран Западной Европы, называя его «вынужденной экономической мерой для РФ» и прогнозируя, что Россия «должна быть ею не очень довольна».

- КНР испытывает острую потребность в природных ресурсах и выступает за то, чтобы Арктика стала интернациональной территорией, - отметила в обзоре по Китаю аспирант ИИАЭ ДВО РАН А.И. Лабюк. - Китайский контр-адмирал Инь Чжоу так сказал в журнале «Дипломат» об истинных мотивах арктических интересов Китая: «Арктика принадлежит всему миру, так как ни у одного народа нет над ней единоличной власти».

На XVIII съезде КПК Китай провозгласил себя великой морской державой, и на программы освоения новых морских путей стали выделяться огромные средства. Китайские ученые пишут, что «участие в разработке богатейших запасов природных ресурсов Арктики будет способствовать поддержанию энергетической безопасности Китая». И здесь, прежде всего, нужно развивать сотрудничество с Россией, а также с Канадой и Норвегией.

Пекин интересуют и Северо-Западный проход (пролив между Канадой и Гренландией) - самый короткий путь из Атлантического океана в Тихий, и Северный морской путь, способный сократить расстояние между Китаем и Западной Европой практически вдвое.

Научные исследования, связанные с этим регионом, Китай проводит уже с 1984 года. В 2003 году КНР на архипелаге Шпицберген создала научную станцию «Хуанхэ», с 1994 года проводит полярные исследования на ледоколе «Сюэлун» («Снежный дракон»). К концу 2014 года должен быть спущен на воду новый ледокол водоизмещением 8000 тонн, построенный при участии финской компании. Строится он на территории КНР, поэтому специалисты по Китаю сходятся во мнении, что вскоре можно ожидать новые ледоколы, но уже Made by China.

С обзором японских материалов по проблемам Арктики и политике стран Юго-Восточной Азии в Арктике познакомила старший лаборант Центра японоведения ИИАЭ ДВО РАН Е.А. Колегова.

Интерес Японии к арктическим проектам лежит в основном в двух областях: проблема дефицита энергоресурсов и ряд геополитических факторов. В национальной Стратегии безопасности Японии, опубликованной 17 декабря 2013 года, Арктика упоминается с точки зрения «огромного потенциала региона для развития новых морских путей и освоения полезных ископаемых».

В апреле 2013 года правительство Японии приняло новый «Морской генеральный план», в котором подчеркивалась необходимость «принять все возможные меры для ускорения возможности практического использования Северного морского пути в будущем» и «с участием крупнейших представителей бизнеса». Так, в июле 2014 года компания Mitsui OSK Lines заявила о намерении организовать регулярное транспортное сообщение между Европой и Азией через Арктику судами ледокольного типа для перевозки СПГ в 2018 году. Существует и региональная стратегия развития промышленности Хоккайдо, опубликованная на сайте кабинета министров Японии в марте 2014 года и касающаяся практического использования СМП.

Правительство подумывает и о создании единой государственной Арктической стратегии, активно занимается академическими проектами освоения Арктики и стремится сотрудничать с арктическими государствами с целью обеспечить гарантии своего присутствия в регионе. Вместе с тем в японских источниках информации отмечается, что «о самостоятельной добыче ресурсов речи не идет - зоны влияния в Арктике уже разделены» и «Япония не стремится внести дисбаланс в существующий порядок отношений в регионе».

Среди государств Юго-Восточной Азии наиболее активно свой интерес к Арктике выражает Сингапур. Об интересе в Арктике заявляют Вьетнам и Филиппины.

Обзор корейских материалов по вопросу об освоении Арктики представил заведующий Центром международных отношений ИИАЭ ДВО РАН, доктор исторических наук И.А. Толстокулаков.

Южнокорейские усилия в Арктике не связаны с ее военно-политическими интересами и стратегиями. Они направлены на строительство ледоколов и судов ледового класса, превращение республики в нефтяной распределительный узел и транспортные возможности Северного морского пути. Республика Корея коренным образом заинтересована в развитии Российской Арктики и ее транспортном освоении, «поскольку не менее 70% от стоимости ее ВНП приходится на долю внешней торговли». Чего сегодня конкретно ждет или даже добивается от России южнокорейская сторона? Подписания меморандума о взаимопонимании с Россией с целью создания совместного порта в Северном Ледовитом океане (вариант решения - совместное использование портового хозяйства Мурманска); расширения масштабов своего присутствия в Арктическом регионе, в том числе в его российском сегменте (вариант решения - реализация совместных научно-исследовательских программ на газовых месторождениях в российских территориальных водах). Южная Корея готова запустить «опытный проект» транспортировки грузов в Европу через Северный морской путь и добивается от России соответствующих разрешений и гарантий (вариант решения - создание совместного судоходного оператора, трансформация национального проекта в двусторонний).

- Полагаем, - заключил исследователь, - что в скором времени можно ожидать обнародования более детальной корейской стратегии в Арктике. Думается, что она может быть оформлена как государственная программа, обосновывающая приоритеты Республики Корея. Этот прогноз дан на основании изучения ряда публикаций.

Об американских интересах в Арктике, северной политике Канады и российском присутствии в Арктике рассказал старший лаборант Центра региональной безопасности ИИАЭ ДВО РАН В.Е. Болдырев.

Главной целью в Арктике США видят обеспечение национальной безопасности, а именно - гражданской, военной, экологической. Отметим, что как военно-политическое (за исключением НОРАД), так и экономическое присутствие США регулируется национальным законодательством. Вашингтону выгодна максимальная реализация принципа свободы мореплавания и хозяйственной деятельности, поскольку США не участвуют в конвенциях ООН по морскому праву, дающих возможность оформить претензию в спорных ситуациях по разделу шельфа. Ввиду этого они не прочь добиться от России и Канады признания СМП и СЗП в качестве международных, а не национальных путей. Правительство также заинтересовано в создании международного механизма контроля и мониторинга арктических биоресурсов, по крайней мере совместного с Россией и Канадой. Политическим препятствием является наличие споров с арктическими соседями по вопросу разграничения как 200-мильной зоны, так и шельфа. США негативно относятся к попыткам РФ расширить зону своего шельфа за счет хребта Ломоносова и поднятия Менделеева.

Исходя из отмеченных интересов США, в их арктической политике Россия предстает как государство, с которым «необходимо договориться дипломатическими средствами о свободе мореплавания по СМП; как партнер, имеющий богатый опыт освоения северных широт и Арктики; как экспериментальная площадка для американского добывающего оборудования и как государство, арктическую границу которого можно пересмотреть по результатам соответствующих исследований».

Говоря о северной политике Канады, В.Е. Болдырев сказал, что канадское присутствие на Севере носит комплексный характер. Военно-политическая составляющая незначительна, хотя она рассматривается правительством в качестве первостепенной. Вторым направлением политики является социально-экономическое - разработка наиболее прибыльных полезных ископаемых: газ, нефть, алмазы. Третье направление курса - экологическое. Поскольку канадский Север обширен, слабо заселен, в сравнении с южными районами Канады, слабее развит, но богат минеральными и рыбными ресурсами, Оттава делает ставку на привлечение в регион добывающих компаний и развитие рыболовства. Полноценному присутствию транспортных и добывающих компаний в канадском секторе Арктики препятствует неурегулированность пограничного спора с США и границы шельфа с Россией. Несмотря на расхождение позиций, признание обеими сторонами примата международного права и заинтересованность в решении вопроса со стороны и политиков, и ученых свидетельствуют, что есть потенциал прийти к взаимоприемлемому итогу дипломатическими методами.

Заслушав докладчиков, участники круглого стола обменялись мнениями по заявленной теме, получили ответы на ряд вопросов, в частности: почему Норвегия в отличие от других циркумполярных государств предоставляет свою инфраструктуру для проведения исследований неарктическим государствам, например Южной Корее, Китаю? Не является ли причиной то, что Норвегия, сотрудничая с сильными азиатскими государствами, стремится укрепить свою позицию в Арктическом Совете? Нет ли конкуренции среди азиатских неарктических стран в деле освоения Арктики? Какой из арктических путей более предпочтителен для Республики Корея? Насколько важны биоресурсы Северного Ледовитого океана для Норвегии, Японии, Южной Кореи? Насколько богаты его моря, намерены ли названные страны вести в них промышленный лов? Существует ли какое-либо специальное соглашение по Арктике?

Подводя итоги круглого стола, директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН В.Л. Ларин отметил, что встреча оказалась крайне интересной:

- Формат, при котором мы ищем то, что объединяет интересы разных стран от США, Канады и Норвегии до Сингапура, является очень полезным опытом. Это позволяет сопоставить разные взгляды, выявить разное понимание процессов. Фактически мы можем говорить, что освоение Арктики давно перестало быть национальной проблемой и превратилось в глобальную. И санкции, и украинский кризис - явления преходящие. А освоение Арктики - это перспективы на многие годы вперед.

Представленные сегодня доклады позволяют определить семь сфер притяжения интересов. Это климатические и экологические проблемы и их исследование; добыча энергоресурсов и интересы бизнеса; Северный морской путь; вопросы геополитики и безопасности, сопряженные с проблемой территориальной целостности, расходящимися политическими интересами арктических государств, со стремлением неарктических стран вписаться в региональную архитектуру; это интересы бизнеса, который прямо не вовлечен в освоение Арктики, но зависим от добычи ресурсов региона, связан с соответствующими транспортными и инфраструктурными проектами; это фактор международного престижа, актуальный для многих государств и наконец - это культурно-цивилизационный фактор, связанный с сохранением традиционного уклада культуры и быта коренных народов Арктики. Перспективным видится исследовать эти сферы на предмет возможного сотрудничества и соперничества, выявить, как это отразится на интересах России, как они соотносятся с интересами соседей. Последний пункт очень важен, так как никто не в силах самостоятельно освоить Арктику. Страны региона в состоянии преодолеть разногласия, время от времени возникающие между ними, и обеспечить в Арктике тесное и конструктивное взаимодействие. Решение проблем Арктики возможно только на основе сотрудничества, а значит - диалога всех заинтересованных сторон.

Людмила ЮРЧУК,

г. Владивосток



← Назад в раздел