Проекты выберет инвестор

рий Петрович, Дальний Восток – территория, которую необходимо развивать. Как делаются прогнозы и расчеты, как они превращаются в конкретные проекты?

- Развитие Дальнего Востока России Президент РФ Владимир Владимирович Путин назвал «приоритетом ХХI века». Поставлена задача сделать его по-настоящему конкурентным.

К работе мы приступили чуть более года назад. Прежде всего, провели анализ, как действуют сегодня имеющиеся у нас инструменты, потом проанализировали работу всех наших соседей. Вокруг Дальнего Востока находятся наиболее динамично развивающиеся страны мира: Китай, Южная Корея, Япония, Сингапур. Мы посмотрели опыт всех этих стран, как они развивались, как добивались ускорения темпов экономического роста. И те инструменты, которые сейчас предложены правительству, основаны на лучшем конкурентном опыте. Что это значит? Это значит, что мы обязаны создать для нашего бизнеса лучшие условия, чем у наших соседей.

- Задача смелая.

- Но иначе не получится. Нельзя победить, играя вполовину хуже, чем соседи. Мы выбрали несколько инструментов. Назову основные:

- территория опережающего развития (ТОР);

- поддержка инвестиционных проектов;

- фонд по развитию Дальнего Востока.

Что касается Закона о территориях опережающего социально-экономического развития, то его принятия ждут. Внушает определенный оптимизм, что сегодня многие территории и многие отрасли говорят: «А можно ли и нам задействовать подобную оболочку?» То есть руководители, деловая элита, предприниматели понимают, за счет чего закон будет работать. И посматривают сейчас на Дальний Восток с некоторой ревностью.

- Скажите, а почему как следует не работала Федеральная целевая программа развития Дальнего Востока? Почему не работал Фонд развития ДВ? Почему потребовалась их корректировка?

- Корректировка потребовалась, потому что, несмотря на принятие объемной, подробной госпрограммы развития, создание Фонда, на Дальнем Востоке продолжался отток населения, не было роста деловой активности. То есть мы не достигали цели. Если так, то надо разобраться, что мешает, как поправить ситуацию. Проведенный анализ убедил нас в необходимости совершенно новых инструментов.

Существовавшая концепция мер государственной поддержки ориентировала на поднятие всей экономики ДВФО и Забайкалья. Как это сделать, если транспортная, энергетическая, социальная инфраструктура чрезвычайно отстала, не идет ни в какое сравнение с тем, что создано в европейской части страны, действует во многих государствах АТР? Развивать инфраструктуру? Но для этого нужны средства, каких не найти ни в одном бюджете. Это многие триллионы рублей. А в госпрограмме, например, на 2015 год предусмотрено всего около 44 миллиардов, в Фонде развития Дальнего Востока аккумулировано еще 15 миллиардов. И даже найди мы нужные деньги, работа займет не годы, но десятилетия…

- И людей для такой работы на Дальнем Востоке, наверное, сегодня недостаточно?

- Люди приедут, если для них создать благоприятные, привлекательные условия. Но еще раз повторю: чтобы поднять экономику повсеместно, нужны колоссальные средства и очень много времени. У нас в запасе нет ни того, ни другого. Такой экстенсивный путь не дает ответа на современные вызовы. Мы исходим из того, что необходимо инвестировать бюджетные деньги только целевым образом: под конкретные проекты и тех инвесторов, которые уже выбрали точку развития, нашли источники финансирования, понимают, чем они будут заниматься, как обеспечат доходность предприятий. Им мы сможем помочь снять инфраструктурные ограничения, административные барьеры.

Определить точки роста и способствовать их становлению - именно так развивался и развивается весь мир, абсолютно все страны, которые сегодня достигли успехов в экономике. Невозможно построить, создать эффективное производство «ковровым методом» - сразу и по всей огромной территории в 7 млн. квадратных километров. На Дальнем Востоке существует одно неоспоримое преимущество: рядом расположены страны, объем международной торговли которых составляет 6,6 триллиона долларов США в год. Наша цель – занять в нем свою нишу. Достичь ее можно, если повысить конкурентоспособность Дальневосточного региона в разы.

Только создав эффективные и конкурентные точки роста, можно думать об устранении дисбаланса, выравнивании уровня экономического и социального развития других территорий.

- Отдельные эксперты утверждают, что Фонд развития Дальнего Востока три года практически не работал из-за принятой Декларации. По ней он обязан инвестировать только в высокодоходные проекты. А таких проектов недостаточно, или они не те, которые необходимы в первую очередь. Вы согласны с такой оценкой?

- За год мы рассмотрели более 400 инвестпроектов. И многие из них на самом деле обречены на высокую доходность. Так что дело не в их недостатке. Но для доходных проектов существуют другие институты. Например, кредиты Сбербанка РФ, ВТБ, вливания Российского фонда прямых инвестиций, других финансово-кредитных учреждений.

Фонд развития Дальнего Востока, с нашей точки зрения, должен входить в проекты, где доходность ниже рыночной и длительные сроки окупаемости. Не 5 - 7 и даже не 10, а 20 и 30 лет. Дальнему Востоку совершенно необходима разветвленная сеть стальных магистралей и автомобильных дорог с качественным покрытием. Полагать, что их строительство окупится в краткосрочный период, - значит оторваться от действительности и витать в облаках. Но без дорог не обойтись. Без них ограничен или полностью закрыт доступ к богатейшим месторождениям полезных ископаемых, лесным ресурсам, не решаются социальные проблемы, замедляется сельхозпроизводство, не развивается обрабатывающая промышленность и т. д.

Поэтому Фонд развития Дальнего Востока должен работать именно в этом сегменте. Он должен финансировать инфраструктурные проекты, которые в принципе окупаются, но в весьма отдаленной перспективе.

И другое направление работы Фонда: возможно, мы будем использовать его как инструмент для снижения стоимости кредитных ресурсов при создании новых предприятий на Дальнем Востоке. Потому что деньги сегодня чрезвычайно дорогие. Люди, начинающие крупные инвестиционные проекты, нуждаются в более дешевых кредитах. Из Фонда развития мы сможем субсидировать процентную ставку кредитов в тех случаях, когда речь идет о многообещающих и необходимых Дальнему Востоку проектах.

- Одной из причин того, что медленно или недостаточно эффективно работала государственная программа, Счетная палата назвала административные барьеры. Она обратила внимание, что Госпрограмма развития Дальнего Востока за первые полгода была реализована всего на один процент. Какие поправки вы внесете?

- Проблема существует. Правда, не в той степени, о которой вы говорите. Госпрограмма за девять месяцев исполнена не на 1, а на 57 процентов. Но корректировки необходимы. У нас претензии к целому ряду министерств и ведомств.

Сейчас создано и активно действует министерство по развитию Дальнего Востока. Но это не значит, что остальные ведомства могут отдыхать. Невозможно усилиями одного министерства вытянуть все проблемы Дальнего Востока, копившиеся многие десятилетия. Поэтому мы настаиваем, чтобы по всем целевым общегосударственным и отраслевым программам прослеживался приоритет нашего обширного региона.

Пока этого нет. Существуют, приняты федеральные целевые программы, которые в пересчете на одного жителя Дальнего Востока недофинансированы по отношению к среднему показателю по России в 11 и 14 раз. Подобные деформации необходимо исправить. Соответствующее поручение отдал председатель Правительства РФ Дмитрий Анатольевич Медведев. Сейчас все министерства обязаны разработать и включить в свои программы разделы по развитию Дальнего Востока. Правительство будет строго контролировать их исполнение.

- Вернемся к точечным территориям опережающего социально-экономического развития. Сегодня известно о проектах 14 ТОР, которые предполагается запустить в различных краях и областях Дальнего Востока. После принятия Закона они стартуют все сразу?

- Нет, такой массовый старт не приведет к нужному результату. Давайте вначале посмотрим, что такое будущий Закон о ТОР. Он состоит из трех блоков. Первый предусматривает налоговые преференции. Налог на прибыль, например, снижается до 5% от действующей в стране ставки, по социальному страхованию - до 7,6%. Льготы по налогу на добычу полезных ископаемых – первые два года 0%. Потом постепенное повышение. Щадящий, гибкий режим вводится по налогам на землю, имущество и т. д.

 Второе - упрощение административных процедур. Снижаются сроки проверок, вводится механизм свободной таможенной зоны, существенно облегчается порядок предоставления земельных участков.

Третий блок - строительство инфраструктуры территории опережающего развития за счет государства.

Чтобы льготы и преференции не превратились в профанацию, не переросли в коррупционную составляющую, необходимо представлять, как они срабатывают. Поэтому массовый старт невозможен. Все должно быть прозрачно и понятно.

Главный критерий создания ТОР - наличие якорного инвестора, компании или группы компаний, которые в конкретной точке хотят создать инновационное, конкурентоспособное предприятие. Естественно, они должны быть финансово состоятельными, понимать, чем и как будут заниматься. То есть мы обязаны убедиться, что вложения госсредств в инфраструктуру для запуска ТОР не пропадут даром, дадут нужный результат. Поэтому подход к каждому проекту тщательный, если можно так выразиться, индивидуальный. Окончательное решение примет специально сформированная правительственная комиссия. И тогда включится «зеленый свет»…

Наша задача состоит в том, чтобы создать комфортные условия для работы инвестора. Не гонять его по бюрократическим коридорам, максимально снять административные барьеры.

- Вы можете назвать хотя бы те проекты, которые должны быть реализованы до 2017 года?

- Нет, не могу. Еще раз подчеркну: механизм ТОР обязан работать гибко и конкурентно. Критерий эффективности инвестиционных проектов или территории опережающего развития предельно ясен. Это объем частных инвестиций, вложенных на бюджетный рубль, соотношение к нему роста ВРП и налоговых платежей. Поэтому предварительно отобранные проекты еще пройдут конкурс на наибольшую эффективность. А выбор останется за инвестором. Развиваться будут лишь те проекты, в которые он зайдет и захочет ими заниматься. Только так задача ускоренного социально-экономического развития Дальнего Востока может быть решена.

Предварительно отобранные 14 проектов ТОР открыты. С ними любой может познакомиться, прочитать об условиях их создания и дальнейшей работы. Но пока мы запустим 5 территорий опережающего развития и 6 других инвестпроектов. Они на самом деле будут действовать ускоренно. К 2017 году мы рассчитываем посмотреть и оценить первые результаты их деятельности.

Три года - жесткий, короткий срок. Но если мы договариваемся об ускоренном развитии, то и действовать надо быстро и точно. Здесь недопустимы раскачка и ошибки.

- Какие направления, отрасли получают приоритеты? Если исходить из предлагаемых проектов, то их диапазон весьма широкий. Научно-образовательный и опытно-экспериментальный производственный центр на острове Русском, различные порты, предприятие в Комсомольске-на-Амуре, где собирают наши суперджеты… Проявляют ли ко всему этому интерес иностранные инвесторы?

- Мы не придумываем проекты, а выделяем и считаем приоритетными те, что созрели у бизнеса. Это первое.

Второе. Если говорить о направлениях деятельности, то приоритет отдается самым конкурентным. Это агропромышленный комплекс, переработка и добыча полезных ископаемых, глубокая переработка леса, портовые комплексы, создание туристско-рекреационных зон.

Интерес иностранных инвесторов к нашим преобразованиям на Дальнем Востоке проявлялся и ранее. После принятия Закона о территориях опережающего социально-экономического развития он будет нарастать. Сегодня наши контакты наполняются вполне конкретным содержанием. И я могу с уверенностью утверждать, что на каждый государственный рубль мы получим не менее 10 рублей внебюджетных инвестиций. О прибыльности, социальной и экономической эффективности проектов поговорим через три года, когда будут первые результаты от проделанной работы.

 

Публикация подготовлена по материалам пресс-службы полномочного представителя Президента РФ на Дальнем Востоке.



← Назад в раздел