Тоннель имени Владимира Аслам-Бековича Бессолова

ТОННЕЛИ СТРОЯТ НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ

Об уникальном 15-километровом Северомуйском тоннеле, который строился на Байкало-Амурской магистрали почти четверть века, знают многие. Недавно детищу бамовских тоннелестроителей присвоено имя легендарного начальника БАМтоннельстроя, Героя Соцтруда В.А-Б. Бессолова.

Как живется тем, кто под началом Владимира Аслам-Бековича строил легендарный тоннель? Разговор об этом зашел в администрации Северомуйска, который прежде называли поселком тоннельщиков. Н.Б. Добханов и В.Ф. Гаценко, с которыми мы разговаривали о сегодняшнем житье-бытье бамовцев, - из их числа. Но оба ветерана больше вспоминали о том героическом времени, когда они строили Северомуйский и другие бамовские тоннели под началом В.А-Б. Бессолова.

- Тяжелый был тоннель, - в этих словах столько правды, что становится понятным, за что так уважают тоннельщиков в Муйском районе. Николай Бадмаевич Добханов и Виктор Федорович Гаценко вспоминали о том времени, когда они работали под землей, пробивая тоннель сквозь Северомуйский хребет.

Первыми в марте 1975 года на берегу речушки Окусикан, у восточного склона Северомуйского хребта, высадились бригады тоннельного отряда № 11 Главтоннельметростроя. Так начинался тоннель, которому суждено было стать тем объектом, на котором испытывались на прочность вся мировая наука и практические достижения в области тоннелестроения. Он находится в наиболее активной на планете сейсмической зоне. Поэтому для своевременного открытия сквозного движения были сооружены 56 км обходной железнодорожной линии. Там тоннельщики БАМтоннельстроя за очень короткий срок (1986 - 1989 годы) построили два обходных однопутных тоннеля. Но главным объектом был этот, 15-километровый, который они пробивали сквозь толщу Северомуйского хребта.

- Мы были молодые и энергичные, работали в каменном мешке. Каждый раз спускались под землю, не чувствовали опасности, - вспоминает бамовскую юность Николай Бадмаевич Добханов, который приехал на БАМ из Усть-Баргузина после службы в армии. ­- Здесь навстречу друг другу шли тоннельщики 11-го и 22-го отрядов. Тогда ТО-11 установил суточный рекорд проходки - 18,7 метра, а потом, в 1982-м, бригада Толстоухова - всесоюзный рекорд 171,6 метра, затем его перекрыла бригада Дроваля из ТО-18 - 176,5 метра… Тогда на всю страну прогремели имена прославленных тоннелестроителей, Героев Соцтруда, в числе которых был начальник БТС Владимир Аслам-Бекович Бессолов. Помню, как случился взрыв на одном участке. Отправили нас туда, а дороги - никакой. А когда добрались до участка, там уже руководил спасательными работами Владимир Аслам-Бекович. До сих пор удивляюсь, как Бессолов туда первым добрался… Есть такие строки у одного бамовского поэта: «шальными штольнями идем» - это про нас, тоннельщиков. Ведь буровзрывные работы иногда приносили беду, когда затапливало ствол тоннеля «мачмалой», как мы называли пульпу из воды с песком…

БАМ закалил многих и научил многому. Вот и тоннельщик Добханов стал профсоюзным лидером, окончил высшую профсоюзную школу. Потом он переехал в Таксимо, так как Николая Бадмаевича позвал своим заместителем тогдашний глава Муйского района А.А. Мезенцев. Это еще один известный бамовец, имя которого теперь носит одна из средних школ Таксимо. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Н.Б. Добханов, работающий сейчас в районном филиале казначейства, отлично знает район и вехи строительства Северомуйского тоннеля.

Виктор Федорович Гаценко - также известный и уважаемый не только среди тоннельщиков человек. Родом с Украины, он остался в Сибири после демобилизации. Под началом прославленного бригадира работали 80 человек. Когда он приехал в Северомуйск, позади у Виктора Федоровича уже был Байкальский тоннель. Здесь его «догнал» орден Дружбы народов. Ветеран смущенно улыбается: мол, за работу.

Какой она была у тоннельщиков, все хорошо помнят. Испытанием для тех, кто работал под землей, стал Ангараканский разлом. «В штольне 20 сентября 1979 года произошел внезапный выброс горной массы: за считанные секунды в штольню обрушились под огромным давлением более 12 тысяч кубометров воды, песка, камней. Скрытый в хребте водяной столб достигал 140 метров. Оказалось, что в далекие времена одно из землетрясений раздавило русло реки Ангаракан, перекрыв его каменной плотиной. В течение двух лет в забое западного портала не велись работы. Но выход был найден - с помощью мощной дренажной системы оттуда откачали более 20 миллионов кубометров воды», - об этих и других вехах строительства Северомуйского тоннеля рассказал в фотоальбоме «В сердце моем БАМ» известный журналист В.В. Островский, каждое слово которого - на вес золота. Не случайно Владимира Васильевича называли летописцем БАМа. Не раз В.В. Островский бывал и в Северомуйске.

… 30 марта 2001 года бригады ТО-11 Виктора Гаценко и Владимира Казеева последней «золотой» сбойкой завершили строительство самого длинного в мире Северомуйского тоннеля.

- Это была такая для всех радость, - вспоминает Владимир Федорович.- Помню, как нас награждали. Много народу собралось в столовой, кому вручили медаль, а мне - орден Ленина. Конечно, есть у меня и медали. Третий орден - «Знак Почета»… Были в те годы и другие радостные моменты, например рождение сына и дочерей. Сейчас они уже взрослые, но выросли все здесь, в Северомуйске…

В строительстве Северомуйского тоннеля вместе с тоннельщиками участвовали 7,5 тысячи человек, в том числе транспортники, механизаторы, строители. Многие из них уехали отсюда после того, как в декабре 2003 года был подписан акт госкомиссии о приемке в эксплуатацию уникального тоннеля. В тот день, 6 декабря, через Северомуйский тоннель прошел первый грузовой поезд.

Некоторые из тоннелестроителей по-прежнему живут здесь, у подножия Северомуйского хребта. Правда, теперь Северомуйск числится железнодорожным поселком. Благоустроенные дома, спортивный комплекс с прекрасным бассейном и игровыми залами - это для работающих на железной дороге. А семья кавалера орденов Ленина, Дружбы народов и «Знак Почета», прославленного бригадира тоннельщиков В.Ф. Гаценко с 1987 года так и живет в брусовом двухквартирном доме, который на БАМе считается временным жильем.

По словам Виктора Федоровича, три года назад в их микрорайоне 19-го отряда обрезали всем воду, а потом и тепло, так как он считается временным. Когда кавалер ордена Ленина и других государственных наград справит новоселье, он и сам не знает, уж больно далека очередь Гаценко. Этого не знают и другие бамовцы, которые по сей день ютятся во времянках и щитовухах, а Москва выдает все новые указания, по которым им, перестроившим свои балки в более крепкое жилье, ничего не видать.

Долгожданная программа по переселению из ветхого и аварийного жилья в Бурятии буксует. И об этом с горечью говорят те, кто 40 лет назад построил для страны магистраль века.

Клара ХАРАНУТОВА,

ст. Северомуйск.



← Назад в раздел