«Рыбопромышленнику необходимо дать свободу выбора»

Сахалин - территория опережающего развития - эти слова в очередной раз прозвучали 21 февраля во время визита в островную область вице-премьера Правительства РФ, полпреда Президента России в ДФО Юрия Трутнева. Федеральная власть дала сигнал определить жизненную и профессиональную стратегию населения Сахалина и Курил. Сегодня вопрос увеличения объемов переработки водных биоресурсов всерьез поднимается на государственном уровне, есть соответствующее поручение Президента РФ.

Какой сценарий развития рыбопромышленного комплекса выбрала Сахалинская область и чего не хватает для его эффективного и устойчивого функционирования? Об этом - наш разговор с заместителем председателя правительства Сахалинской области Сергеем Карепкиным.

Сахалинская область занимает третье место по вылову водных биоресурсов и выпуску товарно-пищевой продукции в ДФО. Рыбохозяйственной деятельностью на территории области занимаются 1267 предприятий различных форм собственности, из них промысловых организаций - 928, рыбоперерабатывающих - 239. Среднесписочная численность работников рыбохозяйственных предприятий в Сахалинской области на 1 января 2013 года составила 10,6 тыс. человек, в 2008 году было 12,5 тыс. человек. Из них: рыболовство и рыбоводство - 6,5 тыс. человек. Средняя заработная плата выросла по сравнению с 2008 годом в два раза - до 43,7 тыс. рублей. В области действуют 38 лососевых рыбоводных заводов, обеспечивающих 14% от выпуска молоди лососевых государствами Северной части Тихого океана, более 80% - российского. Мощности рыбоводных заводов используются на 70%.

- Сергей Петрович, радует, что власть стала более открытой для обсуждения проблем и противоречий, а они, как показывает жизнь, остаются. Исходя из последних итогов работы рыбопромышленного комплекса, как выглядит сегодня Сахалин на фоне других дальневосточных регионов?

- Цифры подтверждают, что отрасль развивается вполне успешно. По данным Сахалино-Курильского территориального управления Росрыболовства, вылов за прошлый год составил 836 тысяч тонн, или 111 процентов к уровню 2012 года, мы впервые за постперестроечное время добились таких высоких результатов. Освоение выделенных квот за прошедший год составило 90 с лишним процентов, островные предприятия продолжают развивать производство. Сахалинская область на фоне других регионов выглядит неплохо, а во многом даже лучше, чем российские регионы в целом.

Например, по лососевым заводам мы впереди. На Сахалине их 38 (частных и государственных), и нет в стране ни одного субъекта, где их было бы столько. Считаю, что именно результаты деятельности ЛРЗ на протяжении последних лет и дают стабильные выловы. Конечно, не по всем районам области идет их одинаковое распределение, но один из главных сценариев развития - это строительство новых рыборазводных заводов.

- Насколько строительство новых ЛРЗ безопасно для поддержания природного баланса?

- Делать это нужно не сломя голову и не теряя границ. Во-первых, строить в соответствии с современными требованиями, с использованием новейших технологий и с грамотно разработанными рыбоводно-биологическими обоснованиями. В частности, наука посчитала, что мы можем построить 50 заводов без нарушения баланса.

Во-вторых, большинство из них построено на юге Сахалина, значит, настало время строить на севере и на Курильских островах. Особенностью последней лососевой путины стал массовый подход горбуши в северные районы Восточного Сахалина, где плохо развиты энергетические и транспортные коммуникации, - это стало серьезным тормозом для предприятий, имеющих береговую инфраструктуру, и не позволило увеличить объем выпускаемой рыбной продукции.

И последнее - на какие виды лососевых нужны рыборазводные заводы? Если мне скажут, что нужно строить на наших водотоках горбушовые, то как сахалинец отвечу: пришло время сохранять дикую популяцию горбуши, а заводы строить по выращиванию кеты, нерки, кижуча - это более ценный в промысловом отношении вид лосося. И работа наших заводов по выращиванию кеты, где отмечена динамика, это подтверждает.

- Сценарий развития рыбопромышленного комплекса нашел отражение в новой программе «Развитие рыбохозяйственного комплекса Сахалинской области на 2014 - 2020 годы». Можно ли говорить об эффективном расходовании средств областного бюджета на ее реализацию уже в этом году?

- На 2014 год в рамках госпрограммы предусмотрено финансирование в сумме 132 миллиона рублей. Но программа - это живой организм, который нужно поддерживать и наполнять. И наш губернатор, и мы видим: если будет четкое понимание, что на какое-либо направление необходимо увеличить финансирование и это даст экономически выгодный результат, то дополнительные деньги всегда найдутся, такой механизм уже воплощается в жизнь.

Задача номер один сегодня - оказать государственную поддержку предприятиям, которые занимаются модернизацией, обновлением рыбоперерабатывающих, промысловых мощностей, вводят в эксплуатацию оборудование для выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью и искусственным воспроизводством водных биологических ресурсов. Лишь тогда можно будет говорить о формировании на Сахалине полноценного кластера: от искусственного воспроизводства до глубокой переработки и продвижения узнаваемого на рынке бренда продукции. Важно наладить выпуск такой продукции, как филе свежей рыбы, выпуск кулинарии и консервов (пресервов) из рыбы и морепродуктов, добываемых в Сахалино-Курильском бассейне, используя свои технологии посола, которые уже сегодня востребованы населением.

- Готова ли область к реализации федерального закона «Об аквакультуре», есть ли инвесторы, готовые вкладывать средства в ее развитие?

- Закон вступил в силу, но он не подкреплен нормативно-правовыми актами. Пока не будет четкой схемы, что можно, а чего нельзя, - нет смысла говорить об инвестициях в этом году, хотя желающие вкладывать деньги в развитие, как иностранные, так и местные, есть. Во Владивостоке, например, уже отыграны участки под аквакультуру, но это было сделано еще до принятия закона. Сейчас договоры должны быть переоформлены, но механизма переоформления нет, и это называется «подвешенное состояние». Завтра, допустим, на Сахалине Росрыболовство проведет конкурсы, и предприниматели выиграют участки, а дальше?

Еще один камень преткновения - нет механизма определения промвозврата - это право на промышленный возврат, согласно которому владельцы предприятий получают право собственности на выращенную продукцию. Как только аквакультура получит подзаконные акты, вопрос сдвинется с места. А если говорить о перспективах, то потенциал прибрежных акваторий, прилегающих к островам области, позволяет выращивать объемы товарной продукции, сопоставимые с уловами ресурсов естественных популяций.

- Что в целом тормозит развитие рыбного бизнеса на островах?

- Высокие электро- и железнодорожные тарифы, что означает удорожание расходов на производство и транспортировку готовой продукции от места ее производства до места потребления. Нужно решать это на уровне Российской Федерации, но пока сдвинуть вопрос с мертвой точки не удается. Мы уже говорили, это и физический износ основных производственных фондов рыбоперерабатывающих предприятий, и низкий уровень технической оснащенности добывающих и обрабатывающих производств.

- Как вы относитесь к рыбе на экспорт?

- Не вижу в этом ничего плохого, если для бизнеса это выгоднее. Для того чтобы рыбопромышленнику выгоднее было везти ее на внутренний рынок, необходимо создать новый механизм, открывающий ему какие-то границы... Представьте, за каждый килограмм рыбы, которую везут с Сахалина в Москву, цена вырастает на 15 рублей: оплата железнодорожного тарифа, контейнера, погрузка-разгрузка, товарные наценки, и цена сахалинской рыбы вырастает ощутимо. Мы не можем и не должны диктовать бизнесу, наоборот, надо предложить ему какой-либо стимул, подойдя к вопросу взвешенно. И потом, бросив лозунг: «Вся рыба - на российский рынок», мы можем потерять рынок экспортный.

Необходимо четко рассчитать, сколько своей рыбы нам точно нужно. А будет ли она востребована на нашем рынке? Я не уверен, что, если развернуть весь минтай на внутренний рынок, он будет востребован. Боюсь, предприятия, работающие на минтае, со временем обанкротятся - рынок его столько не съест.

- Год назад вы вели переговоры с японскими бизнесменами по созданию совместной рыбной биржи на Сахалине. Возможно ли, по-вашему, это в нынешних условиях?

- Это интересный проект, и сейчас идет его проработка. Но важно, что мы подразумеваем под понятием «биржа». Это не значит, что ты должен сидеть и, как на аукционе, сам поднимать цену. Рыбная биржа - это когда я нахожусь в районе лова, имею на судне какое-то количество той или иной рыбы и выхожу на биржу, сообщаю о своей продукции, а пока везу ее в порт, для меня уже есть предложение от покупателя, по какой цене он готов ее купить.

Но когда тебе говорят, что сначала нужно привезти рыбу на берег, сложить в холодильник, а потом будешь участвовать и продавать ее на бирже по неизвестной тебе цене, - это неправильно. То есть мы не должны ставить предприятия рыбохозяйственного комплекса в жесткие рамки, а предлагать им выбор. Ведь в магазине он есть: продукция либо очень дорогая, либо подешевле, и на каждую находится свой покупатель. Повторю: ты сам должен выбирать, куда выгоднее продать, а рыбная биржа должна стать тем инструментом, который поможет рыбаку принять правильное решение.

- В рыбацком сообществе региона продолжает кипеть внутренняя жизнь. Через СМИ рыбаки высказали озабоченность по вопросу промышленного рыболовства на нескольких сахалинских нерестовых реках, об этом было направлено письмо губернатору Александру Хорошавину. С чем связано принятие такого решения?

- Наверное, наша вина в том, что не информируем должным образом население о своих действиях. В ближайшие дни соберем заседание общественного совета при агентстве по рыболовству Сахалинской области, чтобы еще раз услышать мнение двух сторон. Когда ездим по рекам во время путины - видим, что делается на берегу, где нет хозяина. Живой пример прошлого года - нерестовая река Мерея в Корсаковском районе: «пир во время чумы», люди «кошками», «сетками» вылавливали единицы экземпляров рыбы, которые туда заходили. Это касается и других районов, Поронайского, в частности. Там, где нет хозяина и нет соответствующих охранных мероприятий, реки превращаются еще и в отхожие места...

- Но ведь охрана рек - федеральные полномочия. К тому же пользователь участка станет хозяином лишь части реки, а остальная будет открытой, в том числе для браконьеров?

- В договоре на РПУ сегодня четко прописано, что пользователь обязан охранять свой участок. Что касается остальной территории, то при подписании договора он будет взаимодействовать со всеми федеральными структурами, имеющими полномочия на охрану и как раз занимающимися охраной всей реки. Пользователь понимает, что если он не сохранит нерестилище, то какова бы река ни была, она в итоге будет «вырезана». Вторая причина создания РПУ на реках - это решение проблемы регулирования заполнения нерестилищ. Еще недавно общественность протестовала против установки РУЗов, хотя эти меры давали единственную возможность для регулирования захода рыбы в реки и предотвращения заморов. В некоторых ситуациях отказ от них равнозначен прямому ущербу, который наносит гибель рыбы на нерестилищах будущему поколению лососевых.

Мы все отвечаем в том числе и за экологию. Здесь свое слово должны сказать ихтиологи СахНИРО.

- Можно ли будет прийти на эту реку рыбаку-любителю?

- Никто не запрещает прийти с удочкой и ловить любую рыбу, кроме лососевых. Согласно правилам о рыболовстве лососевых разрешено ловить только на участках, специально выделенных под любительское и спортивное рыболовство, причем по лицензии. Только коренным малочисленным народам Севера разрешается ловить без участков и разрешений.

- Очередная попытка создать систему для наведения порядка и контроля?

- Именно так - навести порядок на реках. Сегодня у Росрыболовства есть полномочия проверять, как хозяин, который выиграл участок, выполняет договорные условия. При нарушении правил рыболовства эти участки могут просто изъять. Где есть хозяин - там есть порядок и заполнение нерестилищ.

- Сахалин - исторически край рыбаков. Есть ли перспективы на появление новых рабочих мест именно для сахалинцев в связи с предстоящим развитием отрасли?

- Вспомним Анивский район, где последние три года рыбаки несли убытки по причине отсутствия лососевых. Сейчас на речке Малиновке, которая по большому счету никому не интересна, нашелся предприниматель и взялся строить современный рыбоводный завод по выращиванию кеты и, возможно, кижуча. Он идет на затраты, понимая, что возврат возможен только через три-четыре года, но если такого завода не будет, то завтра рыба в этой реке исчезнет вообще. Конечно, со сдачей завода в эксплуатацию появятся и новые рабочие места для анивчан.

Мы возлагаем надежды и на развитие предприятий морской аквакультуры - это тоже даст рабочие места сахалинцам. Серьезную ставку делаем и на развитие рекреационного потенциала. Одна из главных стратегических задач - увеличение количества рабочих мест с высокоэффективной круглогодичной занятостью в рыбопереработке и прибрежном промысле. Уверен, что Сахалин с этой задачей справится.

Елена Герцен,

Южно-Сахалинск.



← Назад в раздел