Севморпуть как катализатор развития региона

Сегодня все больше разговоров ведется о планах по возрождению массовых перевозок грузов по трассе Северного морского пути. Так, в проекте программы развития российской Арктической зоны, работа над которой идет в Минрегионе, говорится, что перевозки по СМП за шесть лет могут вырасти в несколько раз за счет реализации проектов по добыче углеводородов и увеличению иностранного транзита, а временные рамки навигации планируется расширить.

В последние годы Севморпуть стал развиваться как транзитная магистраль, поскольку доставка грузов по нему из Северной Европы в страны Азиатско-Тихоокеанского региона на треть короче и во много быстрее, чем по южному маршруту через Суэцкий канал и Индийский океан. В финансово-экономическом обосновании программы также прогнозируется, что в перспективе общий грузопоток по Севморпути может составить до 75 миллионов тонн в год (на порядок больше, чем в советское время), что нереализуемо без соответствующего развития основной инфраструктуры - портов, ледокольного и транспортного флота. А значит, и Чукотке предстоит занять здесь важное место.

Именно поэтому нашими собеседниками сегодня стали директор Анадырского филиала ФГУП «Росморпорт» Александр Иванович Ватаженко и исполняющий обязанности капитана порта Анадырь Чукотского филиала федерального государственного учреждения «Администрация морских портов Приморского края» Владимир Михайлович Федоров, с которыми мы поговорили о проблемах и перспективах возрождения чукотского участка Севморпути.

МИМО СТАНЦИИ

В. Федоров : - Чукотский филиал ФГУ «АМП Приморского края» обеспечивает безопасность мореплавания на акваториях морских портах Анадырь, Провидения, Беринговский, Эгвекинот и Певек.

Что касается трассы Севморпути, то в нашей зоне ответственности два порта - Певек и Провидения. В Певеке с сентября 2012 года уже действует Морской спасательный подцентр. А в Провидение в этом году будет доставлено оборудование для подобного подцентра. И там тоже в ходе навигации будут дежурить спасатели и, возможно, спасательное судно. Все это - для развития и обеспечения безопасности Севморпути.

А. Ватаженко : - В советские времена штаб морских операций восточного сектора Арктики на Чукотке находился в морском порту Певек. Это примерно середина трассы Севморпути. Там же базировались полярная авиация, радиоцентр крупный. Тогда суда были не такие приспособленные для Арктики, многим требовались ремонт в Певеке, дозаправка, отдых, поскольку скорости прохождения были не такими. Поэтому в Певеке и была такая мощная организация, как штаб морских операций.

- У Чукотки в последнее время заметно повысилась инвестиционная привлекательность. Перспектива дальнейшего развития у региона есть?

А. Ватаженко : - Хотелось бы, чтобы на полную мощность заработали наши месторождения. Развитие региона напрямую связано с добычей полезных ископаемых. Чтобы было экономически выгодно, объемы добычи должны быть масштабными. А для доставки отсюда добытых ископаемых необходимы большие суда на 30 - 50 тысяч тонн груза. Для них - причальные и защитные сооружения, глубоководные порты. Все это требует огромных затрат.

Раньше, когда Севморпуть действовал, только своих судов в порту Провидения было около 35 единиц. Здесь же базировались суда научного флота. Морскому порту принадлежали нефтебаза, пожарная часть, электростанция. Все хотели попасть работать сюда. Чувствовалось, вот она - трасса Севморпути.

А сегодня ничего этого не осталось. Трасса проходит мимо. Как поезд мимо полустанков.

ПЕВЕК - ПОРТ СЕВМОРПУТИ

- Так что, сегодня вообще нет смысла говорить о Чукотке? Не нужны ее порты?

А. Ватаженко : - Думаю, Чукотка в лучшем случае будет представлена только портом Певек. Кстати, он вошел в федеральную целевую программу по реконструкции всей портовой инфраструктуры. Это не только шпунтовая причальная стенка, но и вся портовая инфраструктура: краны нового поколения, нефтебаза, склады, энергетика (в том числе и автономное питание на случай аварийной ситуации) и коммуникации. Государство в это дело вкладывается, то есть Певек готовят к развитию Севморпути. Порт готовится к открытию для захода иностранных судов, готовится открытие пункта пропуска.

В крайнем случае будет задействован порт Провидения, если какое-то судно с атомным реактором в случае аварии зайдет туда. Остальные пройдут мимо. И все это потому, что порт-хаб строят в Петропавловске-Камчатском, у которого нет сообщения с материком, как и у нас. Понятно, если порт-хаб на территории, где есть крупный железнодорожный узел, который переработает и вывезет грузы, куда подходят все коммуникации, трассы, транспорт и т. д. В Петропавловске-Камчатском ничего подобного нет.

- Каково же в целом значение портов Чукотки для Севморпути? С Певеком ясно - там и порт, и перевалбаза, а если начнется добыча углеводородов на шельфе, то и база нефтефлота. А остальные?

В. Федоров : - Дело в том, что Певек - единственный порт на Чукотке, в котором проводятся работы по погрузке, в остальных в основном - разгрузочные работы. То есть Певек и получает, и выдает грузы. Поэтому он и развивается, имеет дальнейшую перспективу. Раньше были такими же Беринговский (когда добывалось до 1 млн. тонн угля на вывоз) и Эгвекинот (рудный концентрат). Сегодня этого уже нет.

А. Ватаженко : - Возможности порта Анадырь с точки зрения заходов очень ограничены по осадке. Проходная осадка на баре - 7,5 м. Он интересен только как столица округа с мощным аэропортом международного уровня.

У СТОЛИЦЫ СВОИ ЗАДАЧИ

- Певек - порт грузовой. Анадырь в силу мелководья принимать суда-пятидесятитысячники и большей вместимости не может. Но уже проявила себя как значимая схема использования порта для пересадки иностранных туристов с круизных судов прямо на самолеты. Причем сразу в больших (свыше 300 человек одновременно) количествах. Французская турфирма, осуществив в минувшем году пилотный проект, планирует в нынешнем увеличить количество заходов своих круизных судов в Анадырь для проведения этой операции до трех. Может, тогда и развивать порт в этом направлении, а для крупнотоннажников оставить Певек и Провидения? Есть у него перспектива в этом направлении?

В. Федоров : - Конечно. И главную роль в этом вопросе играет именно наличие аэропорта, способного принимать все виды самолетов. Если будет туристический поток, то и перспектива будет.

А. Ватаженко : - А в связи с непосредственной близостью Америки это делает порт еще более привлекательным для развития туризма. И это - его ниша, его потенциал. Кроме того, нельзя сбрасывать со счетов и поиск углеводородов недалеко от столицы округа. Если будет подтверждено достаточно значимое месторождение, то порт станет необходим. Трубопровод с месторождения логичнее провести ближе к Анадырю и здесь устроить нефтебазы. Не в городе, а в непосредственной близости от него, за баром. Там начинаются необходимые судам глубины, там можно обеспечить погрузку на них. Из Анадыря проложить дорогу и возить людей на работу на автобусах. Кроме терминала и обслуживающего персонала для этого ничего не надо. Для танкеров не требуются гигантские причалы. Достаточно одного глубоководного причала, который выдержит наш ледоход. К нему подойдет трубопровод с берега, а несколько мощных ледокольных буксиров обеспечат швартовку танкеров и окалывание льда вокруг причала. Не следует забывать, что здесь достаточно большой залив, и мощных штормов, в отличие от портов, расположенных в непосредственной близости от океана, не бывает. И город останется чистым, и гигантских затрат на строительство гидротехнических сооружений не потребуется. Все это реально.

- Много разговоров сегодня идет о строительстве для нужд региона газоперерабатывающего и нефтеперерабатывающего заводов. Это тоже перспектива роста, в том числе и портового хозяйства. Готовая продукция для региона пойдет через них. Не говоря уже о том, что будет огромная экономия по доставке топлива в рамках Северного завоза.

А. Ватаженко : - И не только для региона. Можно будет отгружать и для ближайших соседей: Камчатки, севера Якутии. Все равно для них получится дешевле, чем возить с материка. Но для этого нужны и инвесторы, и государственное финансирование.

ВСЕ РЕШАЕМО

- Практика показала: пришли добытчики углеводородов, построили флот, северо-запад Арктики ожил. Мощности наращиваются постоянно. Пора и здесь также работать. Интерес к шельфу в районе Чукотки значительный. Здесь есть нефть, газ. А как все это взять без флота?

А. Ватаженко : - Трассе Севморпути необходимы специализированные суда. Причем новых проектов, ледокольные, с двойными корпусами. Пришел, выгрузился, загрузился и ушел. Команды должны быть постоянными. Капитаны должны ходить по Севморпути, как по собственной квартире. Это простая профессиональная логика. И сегодня Россия начинает такие суда строить. Строятся новые ледоколы.

Еще один момент, который нельзя не учитывать. Иностранцы - люди болезненно пунктуальные и законопослушные. Я был на Втором морском Форуме в Санкт-Петербурге, и там иностранные компании требовали от нас только одного: дайте нам гарантированные сроки прохода по трассе. Не от 14 до 18 суток, а точно - 14 или 18. Их флот (контейнеровозы, танкеры) работает четко по расписанию, в портах разгрузки уже ждут докеры, транспорт. И любая задержка - это штрафные санкции. Нам надо еще учиться так работать.

- А как же льды, непогода?

А. Ватаженко : - На трассе есть места, наиболее проблемные с этой точки зрения. И они хорошо известны. Поэтому и необходимы наращивание группировки ледокольного флота в целом и постоянное дежурство ледоколов именно в таких проблемных точках. Суровая зима - значит, два ледокола в этой точке дежурят. Технологии наработаются, я не сомневаюсь, но для этого надо в первую очередь открыть регулярное движение по трассе.

- В каком состоянии находятся наши портовые сооружения?

А. Ватаженко : - Все порты, построенные в советское время, строились «с напором». Было такое понятие. Имелось в виду - с запасом. Поэтому для собственных нужд, даже если завтра вдвое возрастут нагрузки, мы легко справимся. Состояние портовых сооружений пока достаточно надежно. Только узнать об этом и подготовиться мы должны заранее: вызвать достаточное число людей, подготовить технику под четкое количество судозаходов и объемов грузов. Например, возросли объемы грузооборота в Певеке, и порт не задохнулся. Просто все было заранее заявлено и просчитано.

- Как с кадрами?

А. Ватаженко : - Что касается кадров, то раньше люди ехали на Север, потому что здесь больше платили. А если сегодня на материке специалисты, те же лоцманы или капитаны, получают столько же, а то и больше, то зачем им ехать сюда, в эти трудные условия?

К тому же портам невыгодно содержать общежития, столовые, прачечные и т. д. Где жить тем, кого порт вызвал на время навигации? Порты покупают квартиры, по полгода зимой они пустуют, а все это - затраты.

Почему-то у нас не принято учиться на чужих ошибках или успехах. Был такой премьер-министр Столыпин. Заселил Сибирь, Дальний Восток. Не будем трогать политику, но если посмотреть его распоряжения, то и изобретать ничего не надо. Освободить на несколько лет от налогов территории, требующие развития. И тогда увидите, как они поднимутся, сколько здесь появится предпринимателей, инвесторов, рабочей силы. Сейчас у нас нет рынка труда. Если мы не привезем рабочие руки, то и работы не будет, не будет развития. На то и правительство, чтобы правильно распределять ресурсы. Хочешь, чтобы пошли люди, - создай условия.

- Можно ли возродить, что потеряно? Даст ли Севморпуть толчок возрождению?

В. Федоров : - Надо понимать, что Севморпуть - для сквозного плавания. Уверен, что ни один из наших портов для транзитников не нужен, если все идет нормально, без форс-мажоров, по графику. О каком-либо возрождении можно говорить лишь при условии бурного развития территории. Когда вновь на полную мощность заработают рудники, месторождения. Тогда будет востребована инфраструктура: детсады, магазины, поликлиники, социалка и т. д. Увеличится завоз продовольствия, стройматериалов, топлива. Тогда понадобятся и порты.

А. Ватаженко : - Я не экономист, но думаю, что, пока не будет льготного налогообложения - не будет результата. Особенно здесь, на Севере. При этом никакие чужие модели у нас работать не будут. Мы - другие люди. Надо создавать и пробовать свои экономические модели. А регион у нас богатейший. Настоящая кладовая полезных ископаемых: золото и серебро, уголь и нефть, другие редкоземельные ископаемые.

Олег Чесноков,

г. Анадырь.



← Назад в раздел