Хлеб - всему… головная боль

Премьер Дмитрий Медведев поручил губернаторам следить за ценами на хлеб. Ибо «это - критически важная социальная тема». Если где возникают перекосы - докладывать правительству, правоохранительным органам.

Хлеб, макароны, крупы для многих россиян - основная еда, с нею получают и до половины суточной нормы витаминов. Продукт это региональный, муниципальный. Батон нельзя испечь, скажем, в Ростове, Воронеже и доставить в Магадан, Владивосток. Хотя и тут без перекосов не обходится. В начале века минувшего Москва насчитывала около 2 миллионов жителей и 800 пекарен. Сегодня ее население, вместе с приезжими - до 14 миллионов, а пекарен 150. Плюс еще 300 - при супермаркетах. Почти вдвое меньше. Хлеб в столицу приходится завозить из сопредельных областей. Подать к столу «с пылу, с жару», не получается.

Так что не зря премьер беспокоится: перекосы есть. Торгово-развлекательные центры у нас растут как грибы после дождя. Количество предприятий, дающих жизненно важный продукт, сокращается, а цены ползут вверх. С начала года хлеб в ряде регионов вырос в цене на десять-пятнадцать процентов. Дорожают крупы, макароны и на «достигнутом» тоже не останавливаются. Жители Приморья тревожную тенденцию обнаружили еще раньше. Власти обещали ее стабилизировать, но, судя по всему, не слишком получается. Самым дешевым на Дальнем Востоке остается пока социальный хлеб в Хабаровске. За последние три года, по заверениям администрации города, подорожал он всего на 17 процентов.

Жители Омска, Мордовии, Калмыкии, где за буханку, батон стали платить на 2,5-4 рубля больше, напомнили «верхам»: дескать, обещали держать ситуацию под контролем…

К началу 2013 года в интервенционном фонде России, в 460 с лишним элеваторах, аккредитованных Минсельхозом, было свыше 4 миллионов тонн зерна. Только в феврале государство выбросило на рынок более миллиона тонн пшеницы. Почему же ценники в булочных переписывают в сторону роста?

- В прошлом году, - поясняет президент Союза мукомолов России Аркадий Гуревич, - тонна зерна стоила 6 тысяч рублей, теперь 12-13 тысяч. Мука высшего сорта стала дороже на 80-90 процентов. Только за январь ее доля в себестоимости печеного хлеба выросла на 13 процентов. Чтобы наше производство развивалось, нужна рентабельность хотя бы в 15 процентов. У многих мукомолов она составляет 2-3 процента или вовсе нулевая.

«Мы на грани разорения!» - возопили мукомолы, пекари. Комитет Госдумы по аграрным вопросам попросил Минэкономразвития оказать им помощь. В обращении к его главе Андрею Белоусову депутаты предложили три сценария. Первый -госдотации мукомолам. Второй - такая же поддержка хлебозаводов, выпускающих «народные» сорта буханок и батонов. Третий - выдача тем же мукомолам «интервенционного» зерна по льготной цене. А Минсельхоз просят выделить кредиты, временно «обнулить» ставку НДС.

Иные способы господдержки самих себя видят хлебопеки. Прежде всего, щадящие тарифы на услуги естественных монополий, арендные ставки. Газ, вода, электричество составляют 10-12 процентов стоимости того же батона, и цифра эта постоянно растет. Далее, упростить оформление аренды помещений, земли сроком на 49 лет. Это облегчило бы получение кредитов в банке. Только 15 процентов пекарен сами реализуют свою продукцию. Остальное - торговля, где и остается львиная доля прибыли с продаж. Она бы помогла решить многие проблемы отрасли.

Тот же А. Гуревич предлагает и более радикальные меры: отпустить цены на хлеб, и батон будет стоить в среднем 30-40 рублей. А президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский считает, что хороший хлеб не может стоить меньше 50 рублей. Тогда предприятия перестанут использовать дешевое сырье, получат дополнительные средства на развитие. Для малообеспеченных ввести специальные карточки. В США, например, ими пользуются до 40 миллионов человек. Но дешевый хлеб нужен больницам, детским домам, другим социальным учреждениям. Как быть с ними?

Хлебом занимается у нас множество союзов, концернов, ассоциаций, других структур. На Западе рентабельность в 2-3 процента считается вполне приемлемой. Нашим бизнесменам подавай 100 процентов. И за повышение розничных цен, по мнению экспертов, бьются, чтобы умножить свои капиталы. Качество муки, соответственно - батонов и булок, оставят без изменений. Словом, каждый думает о своем «припеке», забывая о потребителе.

Тем временем губернаторы, министры «отслеживают ситуацию», докладывают. В общем, премьер может быть ими доволен. Только не переросла бы «критически важная социальная тема» в социальный протест.

 

Александр ПЛАТОШКИН,

специальный корреспондент «Парламентской газеты на Дальнем Востоке», г. Москва.



← Назад в раздел