Владимир Горбунов: «Чукотку принимаю сердцем»

– Владимир Петрович, у вас сегодня необычный день: на предприятии побывала столь представительная делегация. Если учесть, что в её составе губернаторы краёв и областей, мэры городов, председатели Законодательных Собраний Дальневосточного региона, которых не удивишь ни рыбой, ни рыбопереработкой, то у Вас была непростая миссия как-то представить свой коллектив, рассказать гостям о предприятии. Чем же оно отличается от других подобных компаний, чем можно привлечь внимание солидных деловых людей?

 

– Наше предприятие было создано в 2001 году с целью прежде всего обеспечения местного населения работой (в 90-х годах здесь царила безработица), а также качественной переработки рыбы, которой богаты здешние места. Анадырский лиман в летний сезон зачастую кишмя кишит от обилия кеты. Поэтому приступили к разрешению проблемы: закупили хорошее оборудование, подобрали специалистов, создали рабочий коллектив. Конечно, потребовалось время на развитие производства, помощь, в том числе и финансовая, от Комитета по рыболовству, правительства округа, чтобы достичь положительного экономического эффекта. Таким образом, мы сделали предприятие с выходом 40 тонн рыбной продукции в сутки. Оно стало привлекательным для заинтересованных организаций. Третий год уже мы успешно осваиваем квоты, привлекая до 150 человек со стороны, из них процентов 40 – коренные жители. Место для производства выбрано неслучайно: возле национального села Тавайваам, где в последнем десятилетии прошлого века был, наверное, наибольший прессинг безработицы, крайне низкий уровень жизни людей. И сейчас этот завод доказывает то, что действительно поставлен он именно в том месте, в нужное время.

А делегаций разного уровня у нас много не только в этом году. Наезжают и зарубежные гости, интересуются делами предприятия, его работой в условиях Севера. Завод экологически чистый – это очень большой плюс. Пять лет действует производство, но даже рыбного запаха вокруг него вы не почувствуете. Продумана система не только переработки, отдыха рабочих, но и утилизация отходов, что немаловажно. Всё согласовано, естественно, со всеми экологическими службами. Новые технологии производства позволяют нам искать и находить на рынке нужных партнёров, и мы уже уверенно взаимодействуем с такими партнёрами из Сибири, Дальнего Востока, Красноярска, Москвы, куда по согласованной цене реализуем нашу продукцию – как рыбу, так и икру.

– Одна из главных задач, которую сегодня пытаются решить власти краёв и областей нашего региона, – развернуть на внутренний рынок поток рыбодобычи. А вы ведь не только добываете, но и занимаетесь переработкой рыбы…

 

– Наше государственное предприятие действительно уникально в этом смысле; у нас всё в одном “лице”. Нам выделяются квоты на вылов лосося, мы имеем свои невода, флот, суда для доставки рыбы к месту её переработки. Ну и соответственно перерабатываем и сами реализуем готовую продукцию. Вот эта особенность предприятия, может быть, и даёт эффект в работе от начала вылова и до момента реализации рыбной и икорной продукции покупателю. При организации производства мы совместили импортное оборудование с нашим. Большую помощь в этом оказал нам хабаровский завод “Дальреммаш”, разработав трёхярусный разделочный комплекс, который значительно повысил (почти в два раза) производительность труда. Были установлены дополнительные морозильные камеры на 50 тонн в сутки с последующей глазировкой и упаковкой рыбы. Сейчас уже мы разработали и отдали на согласование технические условия, по которым будет возможно хранение и реализация рыбы в срок до 12 месяцев. Пока же существующий ГОСТ предусматривает только 8 месяцев.

Что касается консервации красной икры, то сейчас вышел новый ГОСТ, поскольку на мировом рынке диктуются другие условия её приготовления, а не те, которые применялись в нашей стране последние 30 лет. Поэтому после вступления России в ВТО и приведения нашей продукции к евростандарту и мы готовимся к тому, чтобы и нашу работу оценивали по таким же меркам. Поэтому при изготовлении икорной продукции применяем новый препарат “Варэкс”, утверждённый российским ГОСТом, где допускается снижение солёности икры и удлинение срока её хранения. В таком виде она наверняка будет пользоваться большей популярностью у потребителей на рынке.

– Мы с удовольствием пробовали чукотскую икру. На вид она невероятно привлекательна: ярко-оранжевая, почти красная по цвету и, как говорится, зёрнышко к зёрнышку. Вот, например, в вакуумной упаковке до Москвы или куда-то ещё на запад она “доедет”?

 

– Конечно. Ведь икра сохраняется при определённом температурном режиме до восьми месяцев, а в вакуумной упаковке срок её реализации до двенадцати месяцев, причём она хорошо хранится при любой температуре. И в текущем году запросы потребителя на такую продукцию в два раза выше, чем мы её на самом деле произвели.

– Владимир Петрович, поскольку один из учредителей предприятия – администрация округа, наверное, и квоты на вылов рыбы вам проще достаются в тех условиях достаточно жёсткой конкурентности рыбодобывающих компаний?

 

– Конкуренты у нас есть. Что же касается распределения квот, то здесь учитывается не какая-то близость к руководству округа, а прежде всего прозрачность деятельности предприятия, его деловая репутация, производственные мощности. Вот у нас 18 человек штатных, заданная плановая цифра уплаты налогов в этом году – 32 миллиона рублей. В прошлом уплатили 25 миллионов. Поэтому мы нормально получаем квоты. Ведь от прибыльной работы таких предприятий как наше, которые исправно платят в бюджет округа в полном объёме налоги, зависит благосостояние чукотцев, улучшение социальной и культурной сфер жизни. Понятно, меньше выделяют квот тем, кто не умеет производительно работать, кому требуется государственная помощь в развитии производства, кто скрывает часть прибыли…

– Мне известно, что ваше предприятие поставляет свою икорную продукцию и в детский дом, в дошкольные учреждения…

 

– У нас действительно имеются договоры поставок в детские сады, в колледж, в больницы. Это всё важно. Также на месте мы реализуем икру без ограничения предпринимателям – как организациям, так и частным лицам. Всё остальное, что не востребуется здесь, мы как оптовое предприятие реализуем в центральные районы страны.

– А что в дальнейших планах вашего предприятия, Владимир Петрович?

 

– У нас есть всё необходимое оборудование для того, чтобы заниматься более глубокой переработкой рыбы, разнообразя на этой основе продукцию. И этой работой мы периодически занимались в течение двух лет. Но в зимний период, когда идёт хорошая малосолёная продукция со сроком реализации до 20 дней, не было смысла отдавать предпочтение консервированной. Другое дело – тёплый сезон, когда ощущается перенасыщение рыбы и икры.

Сейчас с учётом того, что мы намерены акционироваться и у нас есть запас мощностей, которые до сих пор не использовались, думаем активнее заниматься глубокой переработкой продукции. И в перспективе будем действовать не только как оптовики, но и вести розничную торговлю. Для этого рассматриваем возможность специализированного магазина. Сейчас досконально изучаем рынок округа по этому вопросу.

– Знаю, что кроме красной рыбы, роскошной кеты, которую вы используете в переработке, в здешних водах водится и не менее вкусная белая. Чир, например. Или вот нельма. Одним словом, есть такие виды, которые можно встретить только на Севере. Такую рыбу не планируете пускать в производство?

 

– Я раньше работал в агропроме “Чукотка” и хорошо знаю, что можно отлавливать и не только здесь, в Анадырском лимане, но и по рекам, озёрам округа. И на начальном этапе работы предприятия думал об этом направлении – заняться также белорыбицей. Но... Дело в том, что наиболее близко к местам вылова белой рыбы находится сельскохозяйственное предприятие. И там живут люди, ясно – им просто необходимо чем-то заниматься. По сути, это их угодья. Это их хлеб – белорыбица. Вот с этой точки зрения влазить на территорию, где хватает безработицы, не совсем правильно. Потому мы взяли за основу другое направление. И в тех местах обитания, где традиционно люди занимаются добычей рыбы, есть сельхозпредприятия; с ними мы заключили договоры о поставках рыбы на производство для её переработки и дальнейшей реализации. В этом году по лососю работаем таким образом. То есть мы и сами ведём вылов, и договариваемся о поставках с другими предприятиями.

Но тут есть существенная сложность: у сельхозкомпаний – наших партнёров – зачастую нет специальных холодильных ёмкостей и очень сложно доставить к производству рыбу в хорошем состоянии. Думаем над этой проблемой, будем её, конечно, решать. Наверное, уже в следующем году закупим холодильное оборудование, чтобы установить его в местах вылова рыбы, в том числе и белой. Пока денежных средств не хватало на это. Ведь только недавно совсем рассчитались с последним кредитом, который брали на расширение нашего завода. Сильно подвела нас ситуация с выловом рыбы в 2002 и 2003 годах, когда не было хода рыбы; мы тогда еле выжили. Только в последние годы положение стабилизировалось. Ныне уже работаем на оборотных средствах и можем что-то планировать.

К слову, это проблема – нехватка холодильного оборудования – не только Чукотки, но и Камчатки, Сахалина. Люди, которые целыми селениями традиционно добывают рыбу, лучше бы жили, если бы могли хранить и реализовывать продукцию высокого качества. Но часто из-за низкого качества они вынуждены продавать её за бесценок…

Поэтому, повторюсь, зная нужды местных сельхозпредприятий, мы выстраиваем деловые отношения с ними на взаимовыгодных условиях. Иными словами, даём людям так же зарабатывать, чтобы каждая заинтересованная сторона имела свой стимул.

– Владимир Петрович, ну вот за последние пять лет с приходом к управлению округом Абрамовича и его команды у вас произошла самая настоящая социально-экономическая революция. Можно ли об этом сказать пошире? Тем более знаю, что правительством Чукотки разработана стратегия развития округа до 2020 года…

 

– Изменения в лучшую сторону коснулись многих семей. Что касается меня и моих товарищей по работе, то мы перешли с прежнего предприятия на это и были не только очевидцами каких-то заметных подвижек здешней жизни, но и участниками этого продвижения вперёд. Со мной из прежнего коллектива сюда перебрались все мои подчинённые, в том числе девять ветеранов; они и на новом месте зарекомендовали себя как надо. Конечно, если вспоминать 90-е годы, то тогда большинство населения попросту дошло до ручки, надеясь лишь на “гуманитарку”. Только тот, кто хотел и мог искать новые пути, держался на плаву, преодолевал этот моральный и экономический дискомфорт.

И вот с приходом новой команды в правительство округа (ну какие-то вещи я могу критиковать) ситуация начала меняться. В целом было всё правильно выстроено. Оставались, конечно, с прежних времён и закоренелые структуры, которые уже не несли своих функций. Но там ведь были и толковые специалисты, благодаря которым в этих структурах как-то ещё теплилась жизнь. Нет, новый губернатор не уподобил себя многим другим, которые с приходом во власть начинают полномасштабные “чистки”. Просто рядом со старыми создавались новые структуры, где люди по иному мыслили, проводили в жизнь политику правительства по жизнеобеспечению всего округа в изменившихся экономических условиях. Сама жизнь, можно сказать, расставила точки над “и”. То, что отжило своё, развалилось, кто сумел перестроить работу – выжил. Новые структуры, в том числе и наше госпредприятие, органично вписались в округ и постепенно заменили старые. За последние три года обстановка на Чукотке, благодаря усилиям правительства, заметно оздоровилась. Колоссальные объёмы работ при этом выполнены по строительству важных объектов, реконструкции теплосетей и энергоснабжения. И не только в столице округа (иначе это была бы показуха), но в каждом селе. Везде – новые электростанции, новые дома, школы, спортзалы, новое отопление. Всё делается для того, чтобы люди поверили власти в серьёзность её намерений изменить жизнь простого народа к лучшему.

Валентина ЧАРСКАЯ.г. Анадырь



← Назад в раздел