Павел Суляндзига: «Нужно решить ключевые вопросы…»

Когда-то Павел Васильевич работал учителем математики в школе родного удэгейского села Красный Яр, потом переехал в Москву, где и по сей день – в течение девяти лет – продолжает работать во благо своего народа. Он – член Комиссии по международному сотрудничеству и общественной дипломатии Общественной палаты Российской Федерации, первый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ.

 

 

– Российский Север, Дальний Восток и Сибирь – это не только богатейшие природные ресурсы, за счёт добычи и реализации которых сегодня формируется экономическое могущество нашей страны, но и более десяти миллионов российских граждан, живущих и работающих в суровых климатических условиях, – сказал ПавелСуляндзига. – Особая категория из их числа – 40 коренных малочисленных народов общей численностью около 270000 человек, которые до сегодняшнего дня сохранили традиционный образ жизни. Их предки испокон веков занимались оленеводством, охотничьим промыслом и рыболовством. И мы должны быть благодарны этим народам за то, что они берегли и продолжают беречь для страны не только обширные территории, но и богатейшие кладовые природных ресурсов.

Однако добыча ресурсов без должного учёта интересов коренных народов приводит к массовым нарушениям их конституционных прав. В результате бездумного планирования экономического развития территорий органами государственной власти, деятельности промышленных компаний нарушается исконная среда обитания и традиционный образ жизни местного населения, уничтожаются оленьи пастбища, вырубаются леса, загрязняются реки и водоёмы, отчего уменьшается поголовье домашнего оленя, исчезает рыба, объекты животного мира и другие возобновляемые природные ресурсы, за счёт которых всегда выживали коренные малочисленные народы. Хищнически выдавливаются общины коренных народов со своих традиционных мест хозяйственной деятельности. Это приводит к исчезновению традиционных видов хозяйствования и промыслов местного населения, а в последующем – и к утрате культуры, языка, традиций, обычаев и уклада жизни, к их деградации.

Государство должно стать гарантом защиты прав этих народов, – подчеркнул Павел Васильевич. – Для чего необходимо решить несколько ключевых вопросов их выживания и развития:

– создать федеральный орган исполнительной власти, который бы мог комплексно, профессионально и оперативно решать вопросы социально-экономического развития коренных малочисленных народов и районов Севера;

– законодательно закрепить приоритетные права коренных народов на безвозмездное пользование землями, территориями и природными ресурсами, необходимыми им для ведения традиционного образа жизни и традиционного природопользования;

– пересмотреть принципы и механизмы оказания малочисленным народам государственной поддержки через ФЦП “Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года”;

– постоянно осуществлять контроль и проводить мониторинг исполнения органами государственной власти, частным сектором российского законодательства и международных обязательств России по защите прав коренных малочисленных народов.

В последние годы только ленивый не говорил о построении вертикали власти, очень правильного и необходимого шага для нашей страны. Построили, а что изменилось для малочисленных народов? Ничего. Сколько за последние годы выезжало чиновников для ознакомления с опытом в различные северные регионы страны? Огромная армия. А что-то изменилось в России? Нет. Какое количество чиновников федерального уровня сегодня занято решением многочисленных проблем коренных малочисленных народов и вопросами социально-экономического развития районов Севера? Два-три сотрудника в Министерстве регионального развития РФ и один советник в аппарате Правительства, которые не успевают посмотреть дальше своего стола с бумагами… О какой же стратегии, каком развитии отдалённых регионов можно вести речь? Разве можно говорить в этих условиях о положительных результатах?

Если внимательно ознакомиться с текстом Декларации ООН о правах коренных народов, то можно увидеть, что более половины статей этого документа прописывают обязанность государства обеспечивать эффективные механизмы и принимать действенные и конкретные меры по признанию и обеспечению гарантий прав коренных народов в различных сферах жизнедеятельности. Сразу возникает вопрос: кто будет у нас этим заниматься?

Выход видится в образовании при Минрегионе России самостоятельного федерального агентства, в котором можно было бы сосредоточить финансовые ресурсы и кадровый потенциал для решения вышеназванных проблем. Идею эту публично озвучивал и министр регионального развития РФ В.А. Яковлев, однако “воз и поныне там…”.

Ассоциация коренных малочисленных народов неоднократно привлекала внимание Правительства РФ на необходимость пересмотра концепции, принципов и механизмов реализации программы “Экономическое и социальное развитие коренных малочисленных народов Севера до 2011 года”. В соответствии с поручением Правительства нами подготовлены и переданы в Минрегион России, а также в аппарат Правительства предложения по внесению изменений и дополнений в распоряжение Правительства РФ от 21 февраля 2005 года № 185 о плане мероприятий по социально-экономическому развитию районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Однако до сегодняшнего дня мы не имеем информации, в какой мере будут учтены наши предложения.

Эксперты в области прав коренных малочисленных народов Российской Федерации отмечают отсутствие системного подхода к формированию законодательства о правах коренных народов. Существующее федеральное законодательство фрагментарно, декларативно и противоречиво. Отдельные из федеральных законов требуют принятия ряда подзаконных нормативных актов. Например, с 2001 года Правительство РФ должно было утвердить Положение “О территории традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации федерального значения”. По этой причине коренные народы не могут реализовать федеральный закон от 07 мая 2001 года № 49-ФЗ “О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации”. Из-за отсутствия механизма реализации данного закона общины малочисленных народов Севера сегодня не могут закрепить за собой земельные участки с охотничье-промысловыми угодьями, оленьими пастбищами и рыбопромысловыми участками на территориях традиционного природопользования, а значит, не имеют возможности получить долгосрочные лицензии на право пользования объектами животного мира, разовые лицензии на промысел пушного зверя, а также квоты на вылов рыбы для развития и личного потребления. Ранее закрепленные за коренными народами земли выставляются региональными органами власти на конкурс, охотничьи угодья продаются под вырубку. В результате родовые земли уходят от коренных народов в аренду другим пользователям. Охотясь или ловя рыбу на своих исконных землях, коренные народы Севера превращаются в браконьеров, за это у них изымают ружья, рыболовные снасти, рыбу или зверя, добытых тяжким трудом.

Если принять во внимание, что для большинства коренных малочисленных народов Севера традиционные виды хозяйствования и традиционного природопользования являются единственным источником жизнеобеспечения, потому что там нет возможности организовать другие рабочие места, то фактически эти люди лишаются средств к существованию. О какой государственной поддержке можно вести речь, когда мы искусственно возводим барьеры на пути реализации законных прав и интересов коренных малочисленных народов. ЕЗзакон, который почему-то не исполняется. В то же время земельные участки в районах проживания и хозяйственной деятельности беспрепятственно отводятся добывающим компаниям под промышленное освоение.

Соответствующий перечень предложений Ассоциации по совершенствованию законодательства о правах коренных народов передан нами в Минрегион России и включает в себя необходимость:

• внесения изменений и дополнений в Земельный кодекс РФ и в федеральный закон “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” в части безвозмездного пользования представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и их общинами земельными участками для целей традиционного природопользования;

• разработки и утверждения методики определения ущерба и убытков, причиненных исконной среде обитания и традиционному образу жизни коренных малочисленных народов деятельностью промышленных компаний и изъятием земель для государственных и муниципальных нужд;

• внесения в законодательство по недропользованию и природопользованию изменений и дополнений, устанавливающих особый порядок охраны и использования земель, территорий и природных ресурсов в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, обеспечивающий:

– их доступ к природным ресурсам в приоритетном порядке на безвозмездной основе;

– получение их свободного, предварительного и осознанного согласия в случаях использования земель, территорий и природных ресурсов для целей, несвязанных с традиционной хозяйственной деятельностью и традиционными промыслами этих народов;

– возмещение убытков в случаях нанесения ущерба исконной среде обитания и традиционному образу жизни коренных малочисленных народов;

• определения границ мест традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока с оформлением соответствующих нормативных правовых актов;

• утверждения перечня видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации;

• подготовки соответствующих законопроектов о внесении изменений и дополнений в налоговое и избирательное законодательство;

• проведения анализа федерального законодательства о правах коренных малочисленных народов на предмет соответствия его норм общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации. Подготовки и внесения соответствующих предложений по совершенствованию законодательства.

Работа по законодательному обеспечению прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока требует принятия решений на самом высоком уровне, – отметил в своём выступлении во Владивостоке Павел Суляндзига. – Особенно в связи с возможным принятием Генеральной Ассамблеей ООН в сентябре 2006 года Декларации ООН о правах коренных народов. Поэтому мы предлагаем включить в текст протокольного решения пункт о том, что данный вопрос необходимо рассмотреть на заседании Правительства Российской Федерации.



← Назад в раздел