«Нужно создать условия для развития человеческого капитала»

– В одном из интервью вы сказали, что связываете большие надежды с последними решениями, касающимися развития Дальнего Востока, в частности, с созданием министерства во главе с Виктором Ишаевым. Что необходимо, чтобы они сбылись? – Начну с того, что сейчас для восточных территорий появилась реальная угроза стать сырьевым придатком мощно развивающихся стран АТР. Это пугает и вынуждает искать адекватные меры не только федеральную власть, но и сами регионы, оказавшиеся в зоне их геополитических интересов. Перспективы регионов ДФО будут более положительными, если от только административного управления, перейдем к хозяйственному управлению ими. Например, через компании с доминирующейдолей государства – госкорпорации. Думается, целесообразнее было бы, если такой госкорпорации, пусть даже не одной, будут переданы в хозяйственное управление федеральная собственность, а также часть государственных функций. Даже в далекие времена, если средства на освоение были государственными, то передавались они не местным органам власти, а хозяйственным структурам и дирекциям строящихся предприятий. В то же время через административный ресурс реализовывались социально значимые проекты по развитию территорий, на которых действовали эти предприятия. Освоение Сибири и Дальнего Востока (в Якутии в этом году отмечают 380-летие вхождения в состав Российского государства) всегда было хозяйственным, государство приходило на эти территории вслед за капиталом. По сути, это было своеобразное государственно-частное партнерство. Сегодня озвучено, что для развития Дальнего Востока до 2025 года необходимо вложить почти 9 трлн. рублей. Однако государство готово взять на себя лишь четверть затрат, остальное – инвестиции. Таким образом, область деятельности будущих госкорпораций, по сути, становится очевидной: управление инвестициями, хозяйственным развитием, материальными потоками. – Но ведь до сих пор считалось, что государство – менее эффективный управленец, чем частник, что изменилось, почему именно госкорпорации? – В пользу госкорпораций – дефекты деятельности отраслевых частных корпораций. Не секрет, что сырьевые компании ориентированы только на экспорт сырья, чаще экстерриториальны, вопросами развития, демографии территорий не утруждены. Они их занимают только в узко коммерческих целях. Нужды местного населения мало кого волнуют. Вопросами подготовки, закрепления кадров на местах они не занимаются. Конечно, кое-что делается в плане инфраструктуры, но в большинстве своем это продиктовано потребностью самих компаний. В то же время, местные власти сверху активно стимулируются к уходу с рынка и к исключению хозяйственных функций из области их компетенции. Отсутствие реальных рычагов влияния государственных структур на хозяйствующие субъекты привело к тому, что крупные частные компании нацелены только на извлечение прибыли, причем быстро и без больших затрат. Превалирует идея вахтовых работ, что порождает психологию временщика. В последнее время ведущие экономисты выступают за вертикально-интегрированные госкорпорации, занимающиеся не только вывозом сырья, но и созданием перерабатывающей, производственной отраслей для получения высокотехнологичной конечной продукции на территории, где они работают. Такой комплексно-системный подход предполагает увеличение доходов в несколько раз, развитие инфраструктуры, сопутствующих предприятий малого и среднего бизнеса, создание высококвалифицированных рабочих мест, улучшение демографии. А это возможно только при участии государства. Без концентрации ресурсов (административных, политических, нормативных) быстро и комплексно решить проблему освоения территорий, долгие годы находившихся на периферии внимания, вряд ли удастся. Кроме того, в пользу госкорпораций говорит несовершенство действующей модели государственного управления территориями. Значительную часть государственных функций здесь продолжают выполнять хозяйствующие субъекты, но только потому, что это необходимо для их же нормальной работы. Такая же картина сложилась при осуществлении завоза грузов в арктические и северные улусы Якутии, обеспечивающего жизнедеятельность всех территорий республики. Сегодня наша республика вынужденно исполняет эту функцию самостоятельно. Раньше ею занималось государство в лице Госкомсевера. Эти задачи были бы вполне по силам госкорпорациям. Но, надо иметь в виду, что любые инициативы будут бесплодными, если будет не для кого исполнять. – Речь идет об оттоке населения? – Мы не первый день обращаем внимание федерального центра на этот вопрос. Проблема, прежде всего, связана с социальной сферой. Вот, например, в последнее время в связи с оптимизацией бюджетных расходов, государство ориентировано на свертывание сети учреждений социальной сферы – школ, клубов, больниц, из-за чего итак малонаселенные территории могут вообще опустеть. Мы совершенно не согласны с подобной политикой. Почему по отношению к Якутии, с нашими огромными расстояниями между населенными пунктами, применяются те же нормативы, что и в европейской части страны? Понятно, что это еще больше будет стимулировать к тому, чтобы люди, лишенные обязательного набора услуг, уехали в города, районные центры. Проблема особенно остро стоит в арктических районах Якутии. Там плотность населения итак рекордно низкая. Нельзя упускать из виду и то, что эти районы в будущем могут иметь большие перспективы в плане освоения. Поэтому их развитие нужно привязать к логике хозяйственного управления, для того, чтобы создать стимулы для сохранения населения. – Каким образом? – Когда начнется освоение этих районов, придется заново завозить туда трудовые ресурсы, строить для них жилье, возобновлять на пустом месте всю социальную инфраструктуру. А ведь это потребует еще больших затрат. Значит уже сегодня надо заинтересовать крупный бизнес для работы на таких территориях. Мы имеем печальный пример заброшенного градообразующего оловодобывающего комбината в Арктике, в п. Депутатский. В конце 80-х там проживало более 13 тыс. человек, сегодня осталось – три. В первую очередь выехали специалисты. В настоящее время есть желание возобновить добычу, создана компания «Янолово», да вопрос – где найти средства, чем привлечь кадры? – Повестка сегодняшнего дня – развивать Восток России, опираясь на имеющиеся здесь запасы ресурсов и азиатский спрос на них. Считается, что крупные проекты должны будут тянуть за собой малое строительство, активизировать развитие местной промышленности, малого и среднего бизнеса… – Сам по себе рост экономической активности на отдельно взятых территориях не ведет автоматически к общему улучшению жизни на них. Главное – кадры. Перед властями остро стоит вопрос, как сохранить территорию Дальнего Востока, которую веками осваивали наши предки, где миграционный отток сжимает численность населения. В этом и заключается новый вызов для государства. В первую очередь надо будет решать непростую задачу – создать условия для развития человеческого капитала. Если вспомнить советское время – до 80-х годов уровень жизни населения на Дальнем Востоке был существенно выше, чем в европейской части России. Это приносило свои плоды. До 90-х годов темпы роста численности населения были выше, чем на европейских территориях. Принятие хотя бы некоторых хорошо зарекомендовавших себя мер существенно облегчило бы ситуацию. Нужно вернуть систему надбавок, льгот, районных коэффициентов и иных стимулов. Уровень заработной платы должен быть выше среднероссийского в 3 - 5 раз. Конечно, в первую очередь – вопрос обеспечения жильем. – Но мы же постоянно слышим заявления о том, что ипотека станет доступной почти всем, что так сможем решить проблему по всей стране. – Ипотека не решит этот вопрос. Государство в нашем регионе должно строить жилье для социального найма или аренды. Когда приглашаем специалистов, они должны быть уверены в том, что крыша над головой у них будет. Технологии быстрого строительства имеются, и деньги у страны есть. – Существует опасение, что «за длинным рублем» в первую очередь приедут гастарбайтеры. В Якутии, по данным УФМС, ежегодно выявляют до тысячи нелегалов… – Без привлечения значительного числа мигрантов решить демографическую проблему вряд ли реально. Значит, должны определиться – сколько, и какие специалисты нам нужны. – Не первый год обсуждается вопрос о передаче части полномочий от центра субъектам. Еще летом 2011 года казалось, что это почти уже реальность. На каких полномочиях мы настаиваем? – По Конституции РФ недровые богатства находятся в совместном ведении РФ и субъектов. На деле получилось, что регионы никаким боком не задействованы. К их ведению отнесены только участки недр местного значения, содержащие общераспространенные полезные ископаемые – песок и гравий. Это касается и вопросов экологии. Для нас, для добывающей республики, вопрос очень больной. Ставим вопрос о передаче полномочий на распределение лицензий на добычу на небольших месторождениях. Это касается права физических лиц. Индивидуальные предприниматели не могут вести добычу золота, так как действует запрет закона. Еще в 2005 году, при моем депутатстве в Госдуме, мы предлагали разрешить физическим лицам – гражданам Российской Федерации, добычу золота, которое не является объектом промышленной разработки. Закон поддержали и в Госдуме, и в Совете Федерации. Увы, вето Президента приостановило его действие. В конце 2010 года снова заговорили было о нем, но воз и ныне там. Просто парадоксально, когда один человек учреждает старательскую артель или ООО и может на законных основаниях намыть сколько угодно золота, а индивидуальному предпринимателю – нельзя. В этом вопросе мы до сих пор придерживаемся советского подхода, хотя утверждаем, что живем в совершенно иных экономических параметрах. До сих пор существует статья в Уголовном кодексе. Между тем, государство постоянно провозглашает поддержку малого предпринимательства, ставит задачу – увеличить добычу золота. Разрешение добычи золота физическим лицам повлияло бы на решение проблемы безработицы, явилось бы своеобразной государственной поддержкой местного населения. Такая же картина сложилась вокруг добычи остатков мамонтовой фауны. Сколько лет мы бьемся над тем, чтобы эту область деятельности взяло под свой контроль государство, хотя бы с точки зрения налогообложения. Нужно внести изменения в закон - отнести мамонтовую фауну не к палеонтологическим находкам, а полезным ископаемым. Сегодня на Европейских аукционах иностранцы за сотни тысяч евро продают скелеты мамонта, шерстистого носорога. Другой важный вопрос касается развития российской алмазогранильной промышленности. Ее динамичное развитие дало бы реальную возможность создания добавочной стоимости, было бы существенным вкладом в стабильное развитие ювелирной отрасли в России. – Что мешает, чтобы отрасль, как вы сказали, динамично развивалась? – Одной из первоочередных задач является пересмотр налогового законодательства. По мнению экспертов, при прочих равных условиях российское производство бриллиантов конкурентоспособно с любыми зарубежными продуцентами бриллиантов. С другой стороны, при распределении налогов нельзя забывать и про субъекты. Сегодня экспортные пошлины и налоги идут в федеральный и московский бюджеты. Добывающие регионы давно добиваются пересмотра правил игры. Главное – федеральные компании должны зарегистрироваться в регионах, где они имеют основные производящие или добывающие мощности. По подсчетам, это нововведение на порядок увеличит объем налогов, поступающих в бюджеты регионов Дальнего Востока. Действенным стимулом должно быть создание в территориях особых экономических зон с собственной таможней, на чем мы настаиваем вот уже лет десять. Дальний Восток должен рассматриваться как особая зона России, на территории которой должны действовать законы, полностью учитывающие ее специфику. Петр СЕРГЕЕВ. г. Якутск



← Назад в раздел