Дальний Восток – особая зона России

– Дальний Восток – край с богатейшими природными ресурсамии историей. Историей, в которой периоды расцвета неоднократно сменялись упадком. Ярким периодом освоения Дальнего Востока стали XIX и XX века. Это время столыпинских аграрных реформ, в 30-е годы – становление военно-промышленного комплекса, в 60-е годы – новый план индустриализации. Развитие Дальнего Востока всегда было связано с прорывами – с новыми решениями, проектами и программами. Именно это обеспечивало приток новых молодых кадров, технологий, создавало специальные условия жизни, отличные от остальной России и Советского Союза. У людей в те годы Дальний Восток всегда ассоциировался с рядом преимуществ, которыми обладал только этот регион. Главный аргумент – хорошее снабжение и высокая заработная плата, которая в совокупности с другими льготами давали возможность неплохо жить и работать в суровых климатических условиях. Однако с середины 90-х годов Дальний Восток потерял былую привлекательность и в уровне жизни, и в перспективах развития промышленности. Уравнялась заработная плата, начали проигрывать в качестве жизни, исчезли государственные программы развития. И с этого времени начался отток населения с Дальнего Востока. – В последние годы на Дальнем Востоке сделано очень много: ВСТО-1 и -2, объекты саммита АТЭС, строительство космодрома «Восточный», заложены основы газопроводной системы, разрабатываются Федеральная целевая и государственная программы развития Дальнего Востока и Байкальского региона. Тем не менее переломить тенденцию миграционного оттока населения пока не удается. Необходимы радикальные меры, которые дадут импульс развитию территории и росту численности населения. Понимая уровень необходимых затрат, мы не ставим вопрос выделения бюджетных средств. Мы хотим предложить те механизмы, которые создадут предпосылки для экономического роста и процветания. Другими словами, нам нужны удочки, а не рыба. Необходимо сделать несколько решительных шагов. Первый из них Наделить территорию Дальнего Востока и Байкальского региона особым статусом с льготным налогообложением и специальными таможенными режимами. Сделать это нужно на территории всего региона, не вдаваясь в споры об особых экономических зонах, их границах, возможностях и условиях - этим мы только создадим путаницу. Необходимо объявить весь Дальний Восток зоной особого экономического развития, где применяется льготный режим налогообложения для всех вновь созданных производственных мощностей по добыче и переработке природных ресурсов в части установления налоговых каникул на первые пять лет работы и беспошлинной поставки оборудования. Причем отмена импортных пошлин и НДС должна распространяться на все оборудование, даже имеющее российские аналоги. Как правило, по этим аналогам мы уступаем и по качеству, и по цене. Если мы говорим, что сегодня в Налоговом кодексе таких преференций нет, так давайте выйдем за его границы, посмотрим, по какому пути идет мир в развитии удаленных и депрессивных территорий. Такие территории выделяются по сходным условиям в отдельные зоны независимо от того, сколько административных единиц они в себя включают. В Америке создаются специальные государственные программы: Программа развития бассейна реки Теннесси охватывает семь штатов, развития Аппалачских гор – 13 штатов с населением более 20 млн. человек. По такому же пути идет и Китай. Программа развития Западных районов Китая включает в себя 10 провинций, а это более половины (56%) территории страны и 285 млн. жителей. Для реализации этой программы создана специальная группа Госсовета КНР, и в первые годы именно эти провинции получали половину всех центральных трансфертов. Бояться этого не нужно, потому что в учетной налоговой базе этих предприятий нет. И никогда не будет, если мы не сформируем условия для их создания и развития. Такие меры привлекут значительные негосударственные инвестиции в экономику региона, недостаток которых мы сегодня испытываем, так как дальневосточные проекты капитало- и энергоемкие с длительными периодами окупаемости, требующие создания всей обеспечивающей инфраструктуры с нуля. Второй шаг Создание инфраструктурного каркаса, который сделает Дальний Восток доступным для населения и бизнеса. Сегодня страна испытывается на разрыв. Поставки товаров, производимых на Дальнем Востоке, в центральные регионы России сократились с 78 до 20%. Существует проблема оторванности населения и разрыва культурных связей. Необходимо сделать Дальний Восток близким к остальной России. Это возможно только за счет развития инфраструктуры. Ведь инфраструктура – это не только необходимое условие развития новых производств, но и мощный локомотив (мультипликатор) развития региона. Необходим второй путь Транссиба с более высокими скоростными характеристиками, чтобы увеличить и сделать более доступными не только пассажирские перевозки, но и транзитный грузопоток из стран Юго-Восточной Азии, где сегодня производится 55% ВРП, в Европу. Для раскрытия природно-ресурсного потенциала необходима вторая ветка БАМа, способная перевозить с сегодняшних 12,5 до 100 млн. тонн грузов. Следует завершить обустройство и сопряжение дороги Чита - Хабаровск с опорными населенными пунктами путем строительства подъездов к ним. А также федеральных трасс «Уссури» и «Лена». Но главной была и остается железная дорога. Пока мы не создадим ее, никакие льготы работать не будут. Это кровеносная система всех проектов и программ. Российский император в свое время решал похожую задачу с помощью прокладки железной дороги, что в разы ускорило транспортное сообщение по сравнению с гужевыми перевозками. И окупаемость дороги рассчитывалась на 100 лет. Как говорил Столыпин: «...Дорога не для коммерции, но для жизни». Инфраструктура важна не только физически, она должна быть доступна и в экономическом смысле за счет формирования приемлемых транспортных тарифов. Сегодня стоимость доставки возросла кратно при практически неизменной стоимости инфраструктуры. Доступа к рынку вагонов нет, а импортные брать запрещено. В результате стоимость доставки железной руды из Амурской области до границы с Китаем составляет 90 долларов, тогда как из Австралии – 45. При этом средства уходят частным перевозчикам. Эти задачи нужно ставить сегодня, чтобы их реализация началась не позднее 2015 года. Для реализации таких масштабных инфраструктурных проектов в рамках комплексного развития региона необходимо наполнить Инвестиционный фонд реальными финансовыми ресурсами для их предоставления на долгосрочный период с низкой процентной ставкой. Возможно, использовать для этого государственные инфраструктурные облигации, в том числе за счет средств Пенсионного фонда РФ или под государственные гарантии РФ. Еще один шаг связан с недропользованием Сегодня природные ресурсы формируют 40% ВРП Дальнего Востока и Байкальского региона, и поэтому основные перспективы развития региона мы связываем с недропользованием. Но большинство месторождений полезных ископаемых распределены, в резерве – труднодоступные, сложнообогатимые или мелкие месторождения. Разведанные резервы по высоколиквидным ископаемым фактически исчерпаны, глубоко истощен поисковый задел. Президент страны Владимир Путин говорил в июне: «Вопросам геологоразведки необходимо уделять больше внимания. Необходимо настраивать этот механизм на более эффективную работу. И самое главное – выделять соответствующие ресурсы, создавать соответствующие государственные структуры, которые решали бы эту проблему. Полностью переложить эту работу на частные компании, которые вроде бы должны заботиться о своих запасах и последующей капитализации, действительно, не очень эффективно». Предлагаем усилить государственное присутствие в геологоразведке путем предоставления Росгеологии права проведения поисковых, поисково-оценочных работ и работ по локализации месторождений. Мы должны создать условия для свободного доступа к изучению и освоению недр, а значит – модернизировать действующую систему лицензирования за счет: – введения для горного бизнеса заявочного принципа и права свободного доступа к геологическому изучению так называемых белых пятен, то есть участков недр, по которым отсутствуют локализованные прогнозные ресурсы; – разрешения рыночного оборота прав на пользование недрами, что позволит сформировать рынок геологических открытий и создать условия для развития малого и среднего бизнеса в геологии. Здесь не может быть других подходов. И аргументы, что это неудобно министерству или потребует изменения нормативной базы, – несерьезны. Этот пласт мы сможем поднять только сейчас. Когда в 1719 году стоял вопрос геологического изучения Зауралья, Сибири и Дальнего Востока, Петр I издал горный манифест, в котором установил берг-привилегии: наделение кредитами, освобождение от налогов на 10 лет. И как сказал Петр I, сделал он это для того, «…чтобы заводчик имел довольную прибыль, а мы бы (имея в виду государство) без убытка быти могли». Нельзя забывать и о регионах. Считаем, что полномочия региональных органов власти в сфере недропользования должны быть расширены за счет: – восстановления правила «двух ключей» для объектов регионального значения; – снятия ограничения по способам лицензирования участков недр местного значения (сегодня разрешен только аукцион); – наделения региональных органов власти правом участия в контрольно-надзорных мероприятиях по участкам недр федерального значения, а также правом инициирования отзыва лицензии. Снижение тарифнойнагрузки в энергетике Мы запираем свои мощности. Мы должны заставить энергетику работать на людей, а не наоборот. В конце концов, она для этого создавалась, а сегодня энерготариф душит любое начинание - малый и средний бизнес, сельхозпереработку, промышленность. Мы предлагаем рассмотреть возможность заключения прямых долгосрочных договоров покупки электроэнергии по фиксированным ценам между генерациями и вновь созданными потребителями. Такая возможность сегодня существует, но только в рамках одного года, по истечении которого объем потребленной электроэнергии включается в баланс для общего регулирования и цена на нее возрастает. Изменение нормативного регулирования позволит без привлечения бюджетных средств и ущемления интересов существующих потребителей, используя только резервные возможности генерации сверх существующего уровня потребления, сформировать конкурентную конечную цену для новых потребителей. Еще одной возможностью является формирование единого сетевого тарифа по всей территории Российской Федерации, что позволит снизить тариф для дальневосточных субъектов на 40%. И, безусловно, главным ресурсом для решения этих проблем являются региональные бюджеты. И здесь тоже нужно сделать решительный шаг. Необходимо наращивать их доходную часть, в том числе и за счет перераспределения налогов и иных платежей между уровнями бюджетной системы. Учитывая, что доля участия дальневосточных субъектов в формировании федерального бюджета составляет всего 2%, целесообразно оставлять часть налоговых платежей, подлежащих зачислению в федеральный бюджет, в распоряжении бюджетов субъектов. Например, рассмотреть возможность передачи в бюджеты субъектов 100% налога на прибыль организаций, НДПИ, разовых платежей, уплачиваемых при покупке на аукционах участков недр. Дальневосточные субъекты имеют самую протяженную границу, и развитие приграничного сотрудничества является основой развития их экономик. С каждым годом увеличивается грузопоток через таможенные пункты пропуска, при этом все таможенные платежи зачисляются в федеральный бюджет. Мы видим, как активно развиваются провинции соседнего Китая, в которых часть таможенных платежей остается в их распоряжении. Для стимулирования социально-экономического развития приграничных территорий предлагаем закрепить за ними на законодательном уровне 50% таможенных платежей. Необходимо совершенствовать методологию и механизмы финансовой помощи регионам. Прирост собственных налоговых доходов, который демонстрируют дальневосточные субъекты в последние годы, должен направляться на развитие. Их не нужно учитывать в межбюджетном регулировании, сокращая объем дотаций из федерального бюджета. Это послужит мощным стимулом для наращивания налогового потенциала, который вернется дополнительными налоговыми поступлениями, в том числе и в федеральный бюджет. В настоящее время этот механизм, к сожалению, не задействован. Отдельные виды финансовой помощи из федерального бюджета предоставляются по усредненным правилам. Не учитываются неблагоприятные условия хозяйствования, природно-климатические особенности, удорожающие факторы. Например, субсидий на осуществление федеральных полномочий в сфере лесных отношений области не хватило даже на полгода. В разгар пожароопасного периода мы вынуждены отвлекать средства региональных бюджетов на осуществление федеральных полномочий, которые нам не восстанавливаются. Не учитываются особенности Дальнего Востока при предоставлении субсидий на развитие сельского хозяйства, ликвидацию аварийного жилья, предоставлении федеральных социальных льгот и другие. Предлагаем ввести поправочные коэффициенты к отдельным видам финансовой помощи, учитывающие разницу в стоимости предоставления услуг. Без этого мы не решим основную задачу – создание комфортных условий жизни для тех, кто сегодня живет на востоке России. Для человека важно жизненное пространство: возможность получить или построить жилье, устроить ребенка в детское дошкольное учреждение и хорошую школу, гармонично развивать детей. Сегодня необходимо вкладывать государственные инвестиции в строительство детских садов, спортивных сооружений, социального жилья. Сделать более доступным ипотечное кредитование. И делать это нужно с завтрашнего дня. Наряду с этим необходимо сохранение финансовых параметров ФЦП ДВИБР как основного программного инструмента развития. В результате обсуждения с Минэкономразвития и Минрегионом России, каким должен быть уровень финансирования, сформировалась позиция – на период до 2018 года не менее 100 млрд. рублей ежегодно. Помимо финансирования необходимо проработать: – возможность заключения долгосрочных соглашений между федеральными органами государственной власти и субъектами Дальнего Востока и Байкальского региона о предоставлении субсидий из федерального бюджета на весь период строительства; – предусмотреть уровень софинансирования программных мероприятий дальневосточными субъектами не более 10%; – вопрос наделения Минвостокразвития России полномочиями координатора – заказчика ФЦП ДВИБР. Для социального благополучия считаем необходимым установить МРОТ не ниже прожиточного минимума, с увеличением его на районный коэффициент и надбавку за стаж работы в неблагоприятных климатических условиях. Считаем необходимым предоставить субъектам Федерации право укрупнения муниципальных образований. В Амурской области сегодня 304 муниципальных образования, и только на их содержание ежегодно расходуется 2,5 млрд. рублей. За последние четыре года удалось объединить только пять из них. Запустив эти механизмы, мы сможем переломить негативные тенденции в развитии Дальнего Востока. Нам необходимо сделать эти шаги и дать время – 10 лет – для того, чтобы настроить систему, и мы сами увидим, как изменится Дальний Восток. Все предпосылки к этому есть.



← Назад в раздел