Александр Яковлев: «Мы стали другими людьми...»

ПОРАЗИТЕЛЬНАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ И все же мне показалось, что шутка президента нуждается в некотором уточнении. За ним я и обратилась к первому заместителю генерального директора ЗАО «Тихоокеанская мостостроительная компания» («ТМК») Александру Алексеевичу Яковлеву: – Сколько на самом деле продолжалось сооружение Золотого (это официальное название было утверждено городской властью несколько дней назад) моста? – Скажу точно. 18 июня 2008 года компания выиграла конкурс на строительство. Практически приступили к делу в конце августа. На стройке сразу применили вахтовый метод. Были организованы 11-часовые трудовые смены. Две недели бригады работали, а потом на такой же срок выводились на отдых. Иначе столь напряженный ритм выдержать нельзя. То есть, за вычетом перерывов на прием пищи и неизбежные «перекуры», чистое рабочее время составляло 20 часов в сутки. Следовательно, по моим подсчетам, строительство моста от нулевой отметки до сдачи в эксплуатацию продолжалось 1395 дней и ночей. – Вы как-то очень буднично говорите о конкурсе, по которому «ТМК» получила почетный многомиллиардный заказ… – Потому что настоящих торгов и конкурентной схватки за заказ не было. Уважаемая французская компания, один из мировых лидеров по сооружению вантовых мостов, в последний момент отказалась от участия в тендере. Мотивировала она свой шаг, во-первых, тем, что сроки строительства «слишком сжаты и нереальны», а во-вторых, тем, что проектно-сметная документация на мост еще не готова. Петербургские проектировщики обещали доукомплектовать ее уже в процессе строительства. Тихоокеанская мостостроительная компания на конкурсе оказалась единственной, кто выразил желание и взял на себя ответственность генерального подрядчика. Многие коллеги в тот момент называли руководителя «ТМК» Виктора Григорьевича Гребнева не иначе как «безумцем» и «самоубийцей». Ведь никто и никогда в мире не строил столь сложных инженерных сооружений за неполные четыре года. – Как же вы справились со всеми трудностями, как сумели обогнать время? – За счет хорошей инженерной подготовки строительства и выверенной, рассчитанной буквально по часам организации всех работ. Но главное, потому что весь коллектив трудился, что называется, не за страх и деньги, а на совесть. Понимаете, в отрасли, дорожном строительстве я работаю давно, а в «ТМК» – только два года. И мне, как человеку относительно новому, особенно бросается в глаза то, к чему «тихоокеанцы», возможно, привыкли, не замечают и считают само собой разумеющимся. Это поразительная сплоченность коллектива, дисциплинированность, взаимовыручка, добротная профессиональная подготовка людей. Касается всех: от руководителей компании, прорабов и мастеров до любого монтажника, крановщика или экскаваторщика. Вы же видели бытовки вахтовиков. В них все предусмотрено для полноценного отдыха. Горячая и холодная вода. Удобные кровати, стулья и кресла. Даже телевизор. После 11-часовой рабочей смены вряд ли кто-то внимательно вглядывается в его экран. Но важно, что он есть. В такой «мелочи» проявляется забота о людях, которую они высоко ценят. И организация питания безупречна. Не говорю о прорабах, руководителях комплексных бригад. Из 20 часов чистого суточного рабочего времени они, кажется, все 20 и проводили на стройплощадке. Когда спать, отдыхать умудрялись – загадка. А работа высшего инженерного звена, так называемых топ-менеджеров, – понятие в «ТМК» и вовсе круглосуточное. При такой самоотдаче во взаимоотношениях людей нет ничего нарочитого. Абсолютный сухой закон на вахте – для всех. Детальное знание своего фронта работ, своего маневра – для всех. Высокая требовательность к себе, личная ответственность и обязательность – тоже у всех. И С ГЕНЕРАЛЬНЫМ МОЖНО СПОРИТЬ... – Александр Алексеевич, вам не кажется, что нарисовали вы уж слишком идеальную картинку? – Нет. Конечно, строительная компания – это не институт благородных девиц. И деловой разговор на ежедневных планерках в штабе «ТМК» непривычному уху может показаться грубоватым, даже резким. Здесь запросто к генеральному директору обращаются на ты, ему возражают, с ним спорят. Виктор Григорьевич Гребнев принимает это спокойно, слушает всегда внимательно. Потому что в высказываниях его коллег нет пустопорожних суждений, никчемных просьб и жалоб. Люди открыто отстаивают свою позицию, приводят, с их точки зрения, убедительные аргументы. Другое дело, что решающее слово всегда за Гребневым. Если можно так выразиться, он является формальным и неформальным лидером коллектива в одном лице. Уважение к нему огромно, авторитет его почти непререкаем. Ведь и в том, что «ТМК» стала генеральным подрядчиком строительства сложнейшего, а как теперь ясно, выдающегося дорожно-строительного комплекса во Владивостоке, – его заслуга. Люди ему поверили и за ним пошли. Хотя его заместители, помощники тоже высокие профессионалы, обладающие неординарными организаторскими, лидерскими качествами. Но все безоговорочно признают первенство генерального директора. Не знаю, как объяснить. Он словно источает энергию, вселяет в окружающих уверенность. Я по телевизору смотрел и слушал, как Владимир Владимирович Путин отреагировал на реплику о том, что за его лидерским дельтопланом на Ямале полетели всего несколько редчайших белых журавлей - стерхов. Он объяснил, что в первом полете взял слишком большую скорость и высоту. Поэтому слабые птицы не поднялись. А на втором круге полетели уже все журавли… Наверное, сравнение прозвучит нескромно. Но за Гребневым в Тихоокеанской мостостроительной компании сильные тоже идут сразу, а слабые постепенно обретают веру, набираются крепости и не отстают. – Да… Сейчас отмечается 200-летие Бородинской битвы. Там тоже были отличные полководцы – Барклай де Толли, Багратион. И отдельно – гений Кутузова… – Иронизируете? А по мне, сравнение вполне правомерное. Разумеется, применительно к нашим масштабам. Вот есть отличные специалисты – заместители генерального Александр Гофман, Сергей Собин, Виктор Скляров, прораб Александр Лапиков. А Виктор Григорьевич Гребнев с ними вместе, но отдельно. Он творец. Уверяю вас, в Тихоокеанской мостостроительной компании сегодня работают уже совсем не те люди, которые около четырех лет назад с трепетом, осторожностью, порой и боязнью приступали к строительству Золотого и низководного мостов, скоростной дефризовской трассы. Конечно, они те же, но стали более знающими, уверенными в себе. Даже уважать самих себя стали больше. Это совершенно новый отряд строителей, сформированный Гребневым для ХХI века – века передовых технологий и инноваций. Недаром «ТМК» пригласили работать на строительстве космодрома «Восточный» в Амурской области. Он будет больше Байконура и оснащен новейшими техническими средствами. Даст Бог, и я своим внукам и правнукам буду рассказывать, что работал в компании, построившей транспортно-мостовой комплекс к саммиту АТЭС, космодром… – Вы говорите об инновациях и новых технологиях в строительстве. В чем они? – В удивительных по красоте, «летящих» V-образных пилонах Золотого моста. Их спроектировали в Санкт-Петербурге. Но первыми в мире воплотили в реальность строители из Уссурийска. Первыми они освоили и разработанную петербуржцами непрерывную заливку бетонной смеси в тело пилонов. Около 12 тысяч тонн за трое суток! И при этом контролировали качество смеси, ее температуру. А дождь в то время хлестал нещадно. Но конвейер из машин с бетоном был отрегулирован филигранно. Все сделано прочно и надежно. А 156-метровый «тепляк» – тепловой ангар, внутри которого проводились работы по омоноличиванию основания, мы применили при строительстве низководного моста. Он продвигался вперед каждые четыре дня. Люди зимой, в самые лютые морозы работали в нем без теплой одежды. За месяц они проходили не менее 500 метров. Раньше в мире рекордным достижением считали монтаж на мосту 330 тонн металлоконструкций в месяц. «ТМК» перекрыла этот рекорд без малого в три раза – мы монтировали на низководном по 1200 тонн. Без ущерба качества и надежности. Еще одна инновация, о которой мало кто знает, введена Гребневым. При грандиозном строительстве инфраструктурных объектов к саммиту АТЭС во Владивостоке под снос шли многие дома. Проблема заказчика, а не генподрядчика стройки. Но Виктор Григорьевич часто сам встречался с семьями, которые вынужденно оставляли свое жилье. Узнавал об их пожеланиях, потребностях. И решал вопрос так, чтобы не было обиженных и обездоленных, чтобы владивостокцы, извините за грубость, не плевали в спину строителям. «ТМК» потратила немалые собственные средства, чтобы помочь людям лучше устроиться, получить или построить удобное жилье в благоустроенном районе. Разве это не достойно подражания? – Безусловно, такая социальная инновация должна бы распространиться на все стройки ХХI века. Но вот объекты к саммиту АТЭС успешно завершены, прошла и сама встреча лидеров Азиатско-Тихо-океанского региона на высшем уровне. Не чувствуете ли вы усталость, опустошенность от того, что работа уже сделана? – Саммит – всего несколько дней. Конечно, мы работали, учитывая сроки его проведения, старались успеть. Но строили-то не для саммита. А для Приморья, для России. И эта работа продолжается. Многое еще предстоит благоустроить, доделать во Владивостоке. Компания приступила к сооружению закрытым способом 565-метрового тоннелячерез леопардовый заказник на хасанской дороге. Тут задача не только качественного строительства. Необходимо все сделать так, чтобы не потревожить редкого краснокнижного зверя. Еще надо совершенствовать федеральную трассу М-60 Владивосток - Хабаровск. Предстоит модернизация дороги на Находку. Не ждет и космодром «Восточный»… Разумеется, хотелось бы бездумно поваляться пару дней на пляже, порыбачить. Но Дальний Восток, Россия устремлены в будущее, нуждаются в новых стройках. И коллектив ЗАО «ТМК» работает, ежедневно добивается новых результатов. Валентина ЧАРСКАЯ.



← Назад в раздел