Счастлив навеки

– Идея родилась давно, – говорит Михаил. – Я уже несколько лет мечтал сделать проект «Ночной полет» – несколько фильмов по произведениям Антуана де Сент-Экзюпери. И вот «Военные летчики» – первая, я надеюсь, ласточка проекта. Экзюпери – мой любимый автор, кроме того, я еще занимаюсь изучением Второй мировой войны и ее предтеч… В процессе изучения я наткнулся на интереснейшие материалы о вторжении фашистов во Францию, сразу вспомнил об Экзюпери…

Конечно, фильм создан не буквально по рассказу, ведь Экзюпери абсолютно не кинематографичен… Но если ты смог поймать волну, на которой говорит автор, смог уловить его идею, то все получится.

В рассказе – и в фильме, собственно, речь идет о Франции 40-го года… Буквально накануне прорыва армии фашистов в Арденнах, когда они очень быстро дошли до Парижа… Время тяжелое, полное предчувствий… И в течение 20 минут перед зрителем предстает один день из жизни военных летчиков бомбардировочной авиачасти под Парижем...

– Конечно, поездка на натуру в Париж, – улыбается Михаил, – это из области фантастики. Сценарий был написан так, что из него были исключены крупные планы натуры, Парижа и так далее. Мы старались передать атмосферу, дух Франции того времени, а не букву…

В ролях – актеры театра ТОФ Денис Фить и Наталья Войник, с этими актерами я работаю уже не первый раз, также в фильме снимался актер из Уссурийска Борис Бехарский, актеры театра ТОФ и театра молодежи.

Да, в фильме речь идет о летчиках, поэтому мы не могли обойтись без полетов и самолетов. Выполнены они с помощью компьютерной графики. Это было сложно, но мы очень старались. И как мне кажется, старания не прошли даром.

У публики, что приятно, фильм отторжения не вызвал, на премьере в ДОФе кино прошло хорошо. Сегодня он уже выложен нами в Интернете. Надеюсь, что "Ночной полет" станет серией фильмов, есть наброски сценариев по Экзюпери… Но говорить об этом не стану, я вообще, можно сказать, суеверен, о планах не говорю. Кино - вещь мистическая, здесь нужно играть по правилам: лучше сделать и показать, чем много говорить… и не сделать. Могу сказать, что есть желание снова вернуться к Хасанским событиям…

– Вы с детства мечтали снимать кино?

– Кино я любил с детства и с детства мечтал о кино. В кино ходил очень, очень часто. Любимый фильм с самого детства – «Освобождение» Озерова. Это для меня ориентир, к чему стоит стремиться… Родился я далеко от Приморья – в Майкопе, сюда попал, когда пошел служить. Службу проходил на Хасане. Остался, поступил в университет – я мечтал не только о кино, но и о журналистике… Потом работал и на таможне, и на телевидении – оператором, режиссером в разных телекомпаниях, в общем, жизнь бросала… Кино было в моей жизни, но скорее на уровне мечты. Я даже что-то начинал временами изучать, что-то снимал для телевидения, использовал постановки, игровые моменты… Что-то получалось, что-то нет… И только в уже очень сознательном возрасте я понял и решил, что буду заниматься кино. Это был 2005 год, я сказал себе: сейчас или никогда. Это решение было взвешенным, но, принимая его, я даже представить не мог, как это будет в реальности…

Первой серьезной работой своей я считаю фильм «Забытая война» – о войне с милитаристской Японией в августе 1945 года, которой, собственно, и завершилась Вторая мировая война. Было сделано четыре мини-серии, которые вышли на ТНТ. Там впервые были использованы батальные постановочные мини-сцены, это была как бы репетиция. Съемки эти в каком-то смысле дали мне представление о том, что мне предстоит… И что работа в кино будет очень сложной. Испугался ли? Боимся мы все. Но надо быть просто готовым к трудностям. Обладать знаниями, закалять характер, понимать, что кино – в первую очередь работа, требующая огромных организаторских навыков. Надо понимать, что будут десятки разговоров, возможно, не совсем приятных, с людьми, которые не всегда готовы к сотрудничеству… Понимать, что пяти минутам славы могут предшествовать годы позора… И главное - понимать, что завидовать будут по-страшному. И к этому всему надо относиться спокойно. Только тогда что-то начнет получаться. Если не сможешь ТАК себя настроить – займись лучше чем-нибудь другим.

– Вы – жесткий человек? Ведь режиссер должен командовать…

– Сложно сказать… Я стараюсь находить общий язык с людьми, учусь этому, насколько возможно. Учусь быть жестким, если нужно… Вообще я не столько жесткий, сколько требовательный. Я требую работы. А у нас люди работать не любят. Хотят, чтобы только платили побольше и чтобы ничего не делать. А так не бывает, если работать всерьез, с отдачей…

Знаете, когда начинаются съемки, я словно вхожу в некий тоннель. То, что вокруг, меня почти не интересует. Часто бывает, что после завершения съемок просто падаю и несколько дней не встаю. Во время съемок могу весь день не есть, только пить воду. Что-то во мне включается, я могу работать по 18 часов. И ничего больше не надо…

– А как к критике относитесь?

– Первые мои критики – близкие люди, те, кто принимал участие в фильме. К их мнению я прислушиваюсь.

– Фильмы, привязанные к историческим событиям, наверное, снимать труднее, ведь тут ты не просто выражаешь свою идею, ты в каком-то смысле связан фактами…

– Фильм, основанный на реальных исторических событиях, конечно, к ним привязан, но все же не на сто процентов. Ведь иначе там не будет никакого творчества… Можно ведь и внутри событий найти пространство для вдохновения, для того, чтобы поселить туда героев, их поступки… Это главное – герои, взаимоотношения между ними, конфликт. Все остальное – фон. В первых своих фильмах я сильно привязывался к историческим событиям, потом понял, что не обязательно это делать. Конечно, это не значит, что с историей можно обходиться сколь угодно вольно… Это я понял уже в работе над «Хасанским вальсом»…

Вообще Хасанский конфликт очень по-разному понимается и трактуется людьми. Мне приходилось сталкиваться не раз и не два с мнением, особенно бытующим среди молодых людей, что это было поражение, что мы проиграли… Так же, кстати, думают и о русско-японской войне. А ведь и там, и там не было поражения России. Был подписан мир, а это совсем другое дело!

– А вы ставите перед собой цель показать это событие так, чтобы люди поняли его значение и важность?

– Безусловно. Это одна из миссий моих и нашей компании. Может быть, в том числе благодаря нашей позиции мы находим понимание, друзей, партнеров… Наша кинокомпания нашла поддержку в лице общественно-патриотического движения «Герои Хасана». Они заинтересованы в создании фильмов – художественных и документальных – и по истории Хасанского района, и по Хасанским событиям.

И вот еще что. В кинопроцессе режиссер – не главная фигура. Так считалось в СССР, во всем же мире всегда главными были и остаются продюсеры. Именно продюсер все организует, режиссер же – просто член съемочной группы, он и на готовый уже проект приходит.

То, что мне придется стать еще и продюсером, было, можно сказать, предопределено. А кто еще? Не вступают ли в конфликт две эти ипостаси? Нет. Пока все гармонично. Когда я пишу сценарий, то сразу думаю о том, как это и где надо будет снимать, как туда добраться, сколько нам там нужно будет провести времени…

И вообще – на определенном этапе я понял, что все отношения между членами съемочного процесса должны быть узаконены. Сам-то с собой я могу договориться… А вот с кем-то, кто априори высоко себя ценит… Наши люди не привыкли цивилизованно работать. Не раз сталкивался с тем, что за свои услуги люди просили больше, чем в Голливуде за подобные вещи платят…

Для чего я снимаю кино? Это моя работа, я хочу этим зарабатывать деньги. Как-то так звезды сошлись, что это – мое дело, кино – мое дело. И не просто кино, а даже военное кино. Да, пока оно не окупается, мне приходится вкладывать свои деньги, деньги спонсоров, партнеров, друзей. А если не хотеть, чтобы твои фильмы стали окупаемыми, то зачем же их снимать? Если тебя не будут смотреть, то для кого ты снимаешь? Я ставлю такую цель и для этого делаю все – в частности, стараюсь все делать профессионально, организовывать все так, как надо: составлять бюджет, делать монтаж, да все…

– То, что вы хотите снимать военное кино, это с чем связано? Почему именно такой выбор?

– Не могу объяснить… Все это упирается в Хасан, как ни странно. Там воевал мой дед, там я служил, я очень хорошо себя чувствую в этих краях… Конечно, я не только военное кино снимал, были разные жанры… Ну нравится мне снимать военное кино… Да, это сложно, но я в жизни никогда не приходил на все готовое, всегда так получалось, что я или создавал, или принимал участие в создании. Может, в военном кино адреналина больше? Не знаю…

– К вопросу о бюджете… Легко ли вы находите тех самых спонсоров, о которых говорите, часто ли, рассказывая о проекте, о том, что собираетесь снять фильм, наталкиваетесь на непонимание: мол, какое кино у нас во Владивостоке?

– Постоянно. Это есть и будет еще долго, пока кино в нашем городе не обретет лицо и статус. Пока же никто не верит, сколько раз приходилось слышать: «Какое кино, о чем ты говоришь?!»…

– А удавалось ли кого-то переубеждать?

– Нет. Ни разу… Но случалось – редко, но все же, – что люди давали деньги, потому что им интересно и потому что они любят кино.

Процесс развития киножизни во Владивостоке необратим, сегодня многие снимают, и это очень хорошо. Но вот в чем штука. Сейчас такое время, что никакого объединения между снимающими кино во Владивостоке не предполагается, да оно и не нужно. Сейчас все в начале пути, все петушатся: я сам себе гений, мне сам черт не брат! И так и должно быть. Пусть снимают! Эта среда – она сама сделает выбор, кого-то отторгнет, несмотря на все усилия, а кого-то примет… В кино, как я уже говорил, все же нечто мистическое есть…

– В какой момент вы поняли, что уже перестали снимать любительщину?

– Это было в 2010-м, когда на моем фильме люди стали смеяться там, где должны были смеяться, и плакать там, где должны плакать… Я понял, что мы на правильном пути.

– Есть ли у вас команда?

– Есть люди, которые рядом со мной и помогают, а есть те, кого я приглашаю на проекты. Пока держать постоянную команду у меня возможности нет. Но приглашаю я, как правило, тех, с кем мне легко работается и с кем мы друг друга понимаем: моего друга и каскадера Константина Колесниченко; из актеров это Борис Бехарский, Денис Фить, Наталья Войник, Сергей Лисинчук, Вадим Замараев... Под них уже пишу сценарии даже. Что касается остальных участников съемок… Некоторых, конечно, приходится обучать, у нас в городе нет многих кинопрофессий. Собственно, именно поэтому на работу над фильмом уходит так много времени, подчас подготовительный процесс занимает до 8 месяцев. Снимаем мы в основном летом, зимой и актеры заняты в театрах, да и снимать сложнее…

– Кино – сложная техническая задача. Камеры, краны, рельсы, да что угодно… Меж тем во Владивостоке оборудования почти нет…

– Да, и этот вопрос мы решаем, как можем. Для одного фильма я за ночь сам выстроил деревянный кран, на котором подняли камеру, потому что мне нужна была вертикальна панорама… Что-то берем в аренду… А где-то просто находим другие решения. Надо выкручиваться. И выкручиваемся. А что делать? Мы налаживаем свою инфраструктуру, если кто-то приходит и просит помочь с организацией съемок – пожалуйста, я помогу. Сейчас время такое, что этим можно заниматься, поле вокруг непаханое! Но… Большинство любят приходить на готовое, участвовать в создании, создавать не любят, потому что это всегда тяжело.

– Выставляли ли вы свои фильмы на фестивали?

– Нет. Видите, в чем дело… Даже сценарий сначала должен отлежаться. Ты его написал, потом к нему вернулся, перечитал, увидел несовершенства, что-то поменял… Так же и фильм, когда схлынула первая радость от того, что ты его снял, ты начинаешь видеть их недостатки. Еще на монтаже. А уже ничего не исправить. И ясно, что ошибки были еще на уровне сценария. И следующий сценарий ты уже напишешь лучше. Потому свои фильмы я никуда не выставлял, считая их слабыми для фестивалей. Свою сверхзадачу фильмы выполнили – их видели люди. Но в перспективе, если я пойму, что фильм достоин, я пошлю его на фестиваль. Ведь фестиваль – возможность продвинуть кино, я это прекрасно понимаю.

– Вы уже говорили, что хотите видеть свои фильмы окупаемыми, но занятие кино – во Владивостоке по крайней мере – еще долго не будет прибыльным…

– Да, пока это из области фантастики…

– Но чем же тогда вы зарабатываете на жизнь?

– А мы снимаем корпоративные фильмы, фильмы на заказ, документальное кино снимаем, вот прошлым летом был заказ от Зейского заповедника. Мы две недели там провели, в тайге, сняли неплохой фильм, он понравился… Словом, работаем, зарабатываем… Главное – снимаем кино.

Людмила АЛЕКСАНДРОВА.



← Назад в раздел