За продукцию высшей категории качества!

– В свое время – к 2003 году нашу птицефабрику так обанкротили и разорили, что в полуразрушенных корпусах не водилось ни одной курицы, а 200 человек, ранее работающих здесь, целый год не получали зарплаты по причине полного отсутствия средств. Предприятие, как говорится, специально довели до ручки. Очень грустная история…

Жаль, что такое случилось у нас в Приморском крае. В Сибири, в Иркутской области подобного не допустили, там даже мощности птицефабрик наращивали. Мы же вынуждены были начинать с нуля. Первое, с чего начали, – составили бизнес-проект, который уже на первых порах предполагал вложение инвестиций около 3-х миллионов долларов.

И в марте 2003 года, после того как мы выкупили фабрику, вернее то, что от нее осталось, после завершения процедуры банкротства, началась творческая работа. Почти целый год - до января 2004 года хлопот хватило по горло: отбивались от мародеров, которые грабили все, что можно – растащили систему отопления, корежили трансформаторные подстанции, умыкнули всевозможное производственное оборудование. Поэтому мы ввели строгую охрану, наладили контроль и учет. И от прежнего состава кадров, и от новых работников потребовали строжайшей исполнительской дисциплины и порядка, но, прежде всего, стали платить зарплату. А параллельно приступили к формированию поголовья кур – начали с выращивания цыплят. И поскольку их, как помните, по осени считают, то к декабрю две бригады уже обслуживали ни много, ни мало по 300 000 голов птиц, которые начали нестись.

– Что для этого, Евгений Давыдович, на птицефабрике делалось?

– Легко сказка сказывается, да не просто ухаживать за таким количеством пернатых. Шишек мы набили достаточно – жутко вспоминать: наказывали нарушителей, воспитывали ответственность, «повышая» профессионализм кадров – от простой птичницы до директора. Уже в декабре 2003 года, скажем, пришлось уволить зоотехника, допустившего большой падеж поголовья. Как перед экзаменом изучали специальную литературу, ездили в Москву, привлекали знающих специалистов - консультантов. Это сейчас опыта набрались, сумели вырастить своих настоящих специалистов.

Совместно с коллективом руководство поставило и решало задачу минимум - требовалось восстановить денежные потоки. Залогом стала первая продукция, пошедшая «по конвейеру» с января 2004-го. Конечно, мы сразу столкнулись с жесточайшей конкуренцией. Рынок был наводнен продукцией из соседних дальневосточных, всех сибирских регионов и даже из Китая. Множество мелких поставщиков, посредников, перекупщиков. Только ленивый не торговал яйцом. Одним словом, на рынке полный хаос и неразбериха. Конечно, вопросы качества и свежести продукции были далеко не на первом месте. И в этом трудно винить наши проверяющие органы – большая часть продукции шла мимо всех учетов, просто, что называется, «в черную». И, конечно, жесточайший демпинг. Легко демпинговать, когда нет ни производственных затрат, ни налогов. Но на поклон к перекупщикам мы не пошли. Начали налаживать собственную сбытовую структуру.

Сегодня уже можно сказать, что с первой задачей, хоть и с трудом, мы справились. Одновременно приступили ко второй – реконструкции и техническому перевооружению производства. Составили основательную программу и начали ее реализовывать: в 2006 году построили новый кормоцех, в 2008-ом построили новые птичники, довели поголовье кур-несушек до 900 000. Купили самое лучшее – современное автоматизированное и компьютеризированное оборудование, добились нужного для продуктивной работы поголовья качества микроклимата в птичниках, а как результат – повышение яйценоскости и сохранности. Установили автоматическую систему сортировки яиц. На самом деле внедрили огромное количество новшеств, поднимаясь по ступенькам высокотехнологичного производства. В этом процессе немало было творческих споров непосредственно в самом коллективе. Не готовые работать с полной отдачей, ушли. И это в некоторой степени упростило задачу и помогло сформировать бизнес – команду единомышленников из специалистов старой птицефабрики и нашей команды, с которой я работаю уже 20 лет, пришедшей непосредственно из современного бизнеса.

– Расскажите подробней о программе модернизации – и как она сейчас продолжает работать?

– Программа модернизации продолжилась в 2010, в 2011 годах. Была построена еще одна суперсовременная бригада для содержания кур-несушек вместимостью 300 000 голов, состоящая из трех корпусов по 100000 кур в каждом, укомплектованная самым передовым оборудованием и единственной на Дальнем Востоке, а может быть и в Сибири, восьми ярусным клеточным оборудованием. Это позволило без снижения поголовья вывести из эксплуатации старые производственные цеха с морально устаревшим оборудованием.

Корма для такого большого поголовья, а на сегодня мощность Уссурийской ПТФ составляет уже 900 000 кур-несушек, производим сами на собственных мощностях. Закупаем зерно у крупных сибирских поставщиков на элеваторах и, конечно, у приморских производителей. Я лично объехал почти все хозяйства края. Нашей фабрике нужно около 30 000 тонн фуражной пшеницы и 600 тонн сои. А с учетом специфики нашего непрерывного производства в условиях нынешнего рынка нам нужны гарантированные поставщики.

– На осуществление программы много ушло средств?

– Расходы, связанные с инвестированием, были немалые: только в 2011 году потратили порядка 140 миллионов рублей, в 2008 году – более 80 миллионов. Все это делалось, естественно, в рамках банковских кредитов. Сегодня у нас разработана комплексная программа дальнейшей модернизации фабрики, предусматривающая реконструкцию практически всех основных производств, которых еще не коснулась легкая рука обновления. В ней предусмотрено несколько этапов. Первый рассчитываем закончить к 2016 году, а полностью завершить обновление предприятия – к 50-летию фабрики, к 2025 году. Программа объемная, капиталоемкая и выполняется без остановки предприятия. Но, несмотря на сложность стоящих перед нами задач, мы уверенны в успехе.

Нельзя не отметить, что федеральные и краевые власти поддерживали нас субсидиями на компенсацию процентной ставки по кредиту в размере ставки рефинансирования.

– Какова теперь производительность фабрики?

– У нас детально разработана программа по производительности птицефабрики – в 2011 году мы произвели 201 миллион 969 тысяч яиц, а в 2012 хотим достичь уже 202 млн. 600 тысяч штук. Также, для игры Майнкрафт вы сможете скачать карты для pocket edition и иногда заходите на наш сайт, что бы найти новые версии. Планируем в дальнейшем довести поголовье до полутора миллионов кур-несушек и получить продукции столько, чтобы на 70% закрыть потребности Приморского края, а пока удовлетворяем население примерно на 50%. Я считаю, что мы со своими обязанностями в «экстремальных» условиях рынка успешно справляемся, а оставшиеся потребности рынка в яйце удовлетворяются пока производителями из Хабаровска, Белореченска и других городов, у которых качество продукции тоже высокое. И мы вполне согласны с ними: давайте конкурировать – по качеству, по подходу к решению внутренних проблем, умению вести дела. Теперь мы, потеснив своих конкурентов, создаем себе базу для торговли – по всем краю построены склады, продумана четкая и быстрая поставка продукции - во всем этом задействованы профессиональные представители фабрики.

– Продумана ли система доставки: яйцо ведь хрупкий, скоропортящийся продукт, требующий немедленной реализации?

– Вы правильно подметили: как ни старайся, сфера реализации страдает определенными пороками: пока яйцо докатится до потребителя, оно попадает в руки нерадивых и равнодушных, готовых пойти на сделку с собственной совестью. Грузчику надо 20 раз сказать, чтобы он не кидал ящики; стоит отвернуться – он все равно сделает по-своему. Это такая же нескончаемая борьба, как с хищениями топлива.

– А с какими проблемами еще сталкиваетесь?

– Есть общероссийские и дальневосточные. Они заключены, прежде всего, в людях – нам не хватает грамотных, высокообразованных кадров; нужны не временщики, только требующие повышение зарплаты, а работники, болеющие душой за дела производства. Помните: была в свое время продуманная и четкая система взаимоотношений организаторов производства и исполнителей, действовал всеобщий экономический закон опережающего роста производительности труда перед ростом заработной платы.

Для того, чтобы зарплата росла, сначала должна вырасти производительность труда. Она же заработанная плата – больше и лучше сделал, больше и лучше получил. А у нас об этом законе все забыли, к сожалению, а уже пора бы вспомнить … но это тема отдельного большого разговора. Хочется, чтобы это как-то внедрялось и в наши рыночные отношения. Пока же, к сожалению, превалирует понятие: работать спустя рукава, плохо, а получать много. Нужно «включать» добросовестность, самоуважение. Этого у нас, подчас, не хватает.

Одна из основных причин этого в том, что на Дальнем Востоке в последние 15-20 лет произошел громадный отток специалистов высокого класса в центральные районы России. И теперь, в связи с нехваткой людских ресурсов для расширенного производства, требуется особая государственная кадровая и социальная программа. За счет китайцев и корейцев нам ее не решить – у них особый менталитет, учитывающий только их национальный, корпоративный интерес. С китайским капиталом надо очень тонко и аккуратно работать. И потому пока приходится делать ставку на кадровый поток из стран СНГ – я лично предпочитаю задействовать на своем производстве среднеазиатских рабочих, у нас их трудится около 30 человек в рамках отпущенных квот. Как руководитель я доволен их отношением к труду: они дисциплинированы, не пьют, не воруют, строго выполняют все наши предписания и положения и довольны той зарплатой, которая сегодня платится в агропромышленной сфере. Мы ведь не газовая, не нефтяная и не строительная компания, а компания «умеренных», средних доходов, получаемых в результате развития сельского хозяйства. Для этой сферы российского производства нужен особый – государственный подход с учетом решения социальных, налоговых преференций на Дальнем Востоке, ибо здешняя демографическая несостоятельность пропорционально стыкуется с экономической.

– На вашей фабрике огромное поголовье птиц, за которыми нужен постоянный уход, хорошие корма…

– Это так. Прежде чем куры начнут нестись и приносить доход, нам надо не меньше четырех месяцев птиц растить. А это очень нелегкое дело. И вообще уход за курами, несущими «золотые яйца», требует соблюдения особой технологии, связанной с круглосуточной работой предприятия – по уходу за ними, созданию рациона кормления, лечению от болезней, сбору яиц и дальнейшей переработки мясопродукции.

А поголовье наше, как я уже сказал, порядка 900 000 штук. Да плюс то, что мы планируем его рост довести до полутора миллионов. Теперь представьте себе только объем работ по сбору яиц и их реализации. Громадный! А обеспечение производственных и технических вопросов - строительство птичников, оснащение техникой, внедрение современных технологий?

Оборудование последних наших корпусов само по себе уникально - подобного нет до Урала, оно обеспечивает все содержание птиц: и кормление, и поение, и уборку, все автоматизировано. Не сравнить со старыми корпусами, которые у нас еще сохранились. Там работает порядка 40 человек, а в новых трудится в четыре раза меньше, справляясь с такими же объемами. Вот это, заметьте, является нашим путем решения больной кадровой проблемы, характерной для всего Дальнего Востока. Механизация и автоматизация требует повышения специализации наших кадров. Техника очень дорогая, сложная. Никто не придет ее обслуживать со стороны. Значит, должна существовать собственная производственная школа, которая помимо освоения наличной техники, должна следить за новинками и внедрять настойчиво все экстра современное.

– И как окупились инвестиции, которые вы вложили в это непрерывное производство?

– В заключение нашей беседы хочу привести одну цифру - общие инвестиции за время нашей работы на фабрике составили более 300 миллионов. Они значительно подняли капитализацию компании, и если еще и не полностью окупились, но позволили создать надежное и устойчивое производство замкнутого цикла: от родительского стада до товарного яйца. Произведенные инвестиции в какой бы форме они не осуществлялись - будь то в виде финансовых вложений, или в виде творческих и трудовых вкладов всего коллектива «Птицефабрики Уссурийская» , трансформировались сегодня в наш скромный вклад в общий поток сельхозпродукции, производимой всеми тружениками села Приморского края .

К сожалению, мы мало говорим и мало пишем о селе. Сегодня это не престижная тема, а труд на селе – еще более не престижное занятие. Мало кто из горожан задумывается сегодня о людях, которые своим каждодневным тяжелым трудом за более чем скромную зарплату не только кормят нас, но и работают на укрепление продовольственной безопасности нашего края, решая тем самым, потихонечку, сами того не замечая, важную государственную задачу.

Пользуясь предоставленной возможностью, хочу выразить слова благодарности всему нашему коллективу, которому удалось возродить «Птицефабрику Уссурийскую» и превратить ее в современное, динамично развивающееся предприятие промышленного сельского хозяйства.

Валентина Александрова.

г. Артем



← Назад в раздел