Остаемся в родном Заречном

– Наше хозяйство многоотраслевое: мы не только возделываем сою, а выращиваем еще зерновые на корм скоту; имеем 127 голов крупного рогатого скота, из которых большая часть – дойные коровы. Возделываем овощи. Плотно занимаемся социальной сферой села. В процессе жизни наше хозяйство, как говорится, стало градообразующим для всего села и потому называется ООО «Заречное».

Проблем в нашем хозяйстве, как и везде, хватает, но главная из них – выбивание кредитов, без которых «нам не жить», ибо упускаем своевременную возможность покупки новой техники для восполнения оборотных средств. Не успеваем текущие дела закрыть, потому что своих средств ни на что не хватает: у нас основной финансовый поток осенью и зимой, когда реализуется продукция. Эта ситуация стыкуется с полным отсутствием молодых кадров, которые безвозвратно «утекают» в города, потому как в деревне проблемы неиссякаемые. Раньше, может быть, так нам казалось, здесь было значительно лучше с точки зрения социальной и финансовой. Работала своя котельная, в домах было тепло, водилась даже горячая вода; теперь же, к сожалению, муниципальные администрации не способны содержать подразделения социального назначения и устойчивая структура села разваливается.

Средний возраст живущих в селе 45 лет. Эти люди остаются – им бежать некуда и незачем, они здесь свили свое «гнездо», и любые напасти им уже не страшны. У нас в хозяйстве самому молодому механизатору – 35 лет, а животноводы по возрасту старше. Хотя на профессиональную ориентацию доярок возраст не влияет. В механизации – другое дело: должна поступать новая техника – энергоемкая, энергонасыщенная, компактная. Сегодня уже старая модернизация уходит на задний план - прогресс, несмотря на сельские финансовые неурядицы, движется неукротимо вперед. Вон, видите, идет новый трактор К-744, где все условия для производительной работы. Хотя «К» собран в Питере, но внутри напичкан всеми иностранными агрегатами, стоит кондиционер. При таких комфортных условиях с механизатора можно спрашивать соответствующую отдачу и в производительности труда.

Вторая проблема для селян – низкая для рыночных условий зарплата у людей: по хозяйству выходит в среднем 16 000 рублей. Хорошую зарплату механизаторы получают во время уборки урожая, но такие деньги во время ремонта мы человеку платить не можем. Цены нашего зерна на рынке невысоки – 6 - 7 рублей, соя – 10, а цены на удобрения поднялись на 30%по сравнению с прошлым годом. А вот зерно за последние три года цену не меняло. ГСМ приходится покупать по коммерческой цене, лишь недавно нам подкинули топливо подешевле - по программе премьера Владимира Путина.

– Что же так долго до земледельца доходят его распоряжения?

– Проволочка шла процедурная по линии нефтяной компании –они не могли решить что-то между собой, а потом топлива не было. А сев начался рано – в марте. Зяби у нас было подготовлено много. И техника стояла на линейке готовности. Солярка отсутствовала – пришлось купить 10 000 литров дизтоплива по коммерческой цене – 27 рублей за литр. В этом месяце нам дали около 5000 литров – вот эту солярку сейчас используем на соевых плантациях.

Сеем однолетние травы, потому что у нас есть скот. Мы одними из первых в Приморском крае стали готовить сенаж в упаковке – лет семь этим занимаемся. Прекрасный корм в хорошо закатанной пленке хранится долго, поедают его животные с аппетитом почти полностью. И молока коровы дают для нашей породы прилично – почти по 4,5 тысячи литров; мы находимся по результатам надоев в первой категории. Подали заявку на приобретение 50 голов высокопродуктивного скота из Канады. Прошли осмотр специалистами Росагролизинга – вроде бы к нам претензий нет, и мы готовы этот скот купить сегодня по лизингу. Есть договоренность с Уссурийским молокозаводом профинансировать авансом часть предшествующих поставок для закупки нового продуктивного поголовья стельных телок. Прогнозируют, что эта порода может давать в пределах 8000 литров молока на корову! Такой скот просто необходим, чтобы конкурировать с западными производителями молока, да и с той же Амурской областью.

Энергоресурсы на селе очень дорогие – фактически платим за киловатт 5 рублей. Как в таких тисках можно говорить о дешевом молоке? Видим только один выход – сменить существующее поголовье на высокопродуктивный скот - это единственный путь снижения себестоимости продукции. Только тогда можно конкурировать с другими регионами и доходить до потребителя. Если Приморье хочет пить собственное молочко, то депутаты Законодательного Собрания должны внимательно посмотреть и принять решение – добавить дотацию на литр молока и произвести согласно этому определенные корректировки в краевом бюджете.

Перспектива увеличения «молочной реки» Приморья есть. Мы, к примеру, владеем хорошими помещениями для скота, а самое главное – люди настроены на продуктивную работу.

– От вашего региона в краевом Законодательном Собрании работает Сергей Андреевич Сопчук – очень влиятельный и уважаемый человек.

– Мы с ним начинали, как молодые специалисты, свою трудовую биографию в Октябрьском районе: он был главным инженером в совхозе «Искра», а я главным агрономом. Очень рады, что наш земляк опять вернулся в Законодательное Собрание: он грамотный специалист, перспективный политик, очень помогает селу с «социалкой» – строительством дорог, культурной жизнью. Ни одна просьба селян не осталась без внимания, а главное – конкретного решения. С районом у нас тоже полное взаимопонимание. Однако у людей много вопросов, которые предназначены, скажем так, для российских верхов – на федеральном уровне. И я считаю, что подчас политики не понимают, что жизнь села размерена по срокам, если вовремя существующую проблему не решить, то можно много потерять от малейшей проволочки. А сегодня на селе надо принимать кардинальные решения - особенно по налоговой базе. Почему бы ее не убрать совсем? Люди, несмотря на мизерные зарплаты, озабочены продовольственной безопасностью страны. А здесь – в экстремальном Дальневосточном регионе, в 10 000 километрах от центра России, – они должны иметь хоть какие-то преференции. В «верхах» так много об этом говорят, но воз и ныне там.

Если бы обещания по развитию села выполнялись, то, уверен, никуда молодежь не уезжала и не стремилась бы покинуть родной дом, прекрасное песенное село Заречное, где тебе и Интернет, и телефоны, и широкоформатное телевидение, и транспорт, и охота у озер, и грибы в дубовых перелесках.

Китайскими продуктами полей и ферм Дальний Восток и всю страну не накормишь. Накормит вот эта земля, которую механизаторы сегодня с такой любовью возделывают, а потому с надеждой смотрят на весеннее марево над подсыхающими полями. Каков будет урожай – покажет осень. От него складывается все благополучие селян. А Приморье – край экстремальных климатических условий: пройдет тайфун за тайфуном - и ничего от урожая не останется. Значит, и хозяйству, взявшему под высокие проценты кредиты, будет сложно расплатиться с ними.

– Избранный президент, отчитываясь перед депутатами Госдумы, много говорил о развитии сельского хозяйства страны, в том числе и на Дальнем Востоке.

– К сожалению, дальневосточное село политики «причесывают» в своих решениях под одну гребенку с Кубанью, не различая никаких климатических условий, хотя мы и находимся на одной параллели. Но в столице забывают при этом, что долгота-то у нас колымская! Что, разве в школах об этом не говорилось или в фильмах не видели, где полосатые арбузы от сока лопаются, а где земля бурьяном зарастает оттого, что ее хотят правители российские осваивать вахтовым методом? Вот эта суровейшая зима показала, что приходится нам позже сеять и в сжатые сроки. А чиновники не могут развернуться ни с деньгами, ни с горючкой, чтобы крестьянин мог купить и запустить на поля технику новую, мощную, энергоемкую, пригодную для тяжелых полей у Тихого океана.

Что касается местных бюджетов, на которые порой ссылаются столичные стратеги сельского хозяйства, когда заходит речь о необходимости дотаций и помощи селу, они кивают на краевой бюджет. Насколько я знаю, он последние три года, как разбитый термометр, не показывает никакого роста. Новый губернатор Владимир Миклушевский, побывав в Надеждинском муниципальном районе, пообещал пересмотреть сельские программы всех районов. Неужели для приморского села нужен был только свежий взгляд?

Жизнь в селе с молодых лет научила меня видеть главное: новая производительная техника важна, племенное стадо коров необходимо, но главным на селе остается человек. Как задержать уезжающих из насиженного «гнезда»? Рецепт один – создавать социальные условия для жизни, труда и учебы. Надо думать о переработке продукции у себя в хозяйстве – того же молока. Но опять дело упирается в финансы – нужны немалые средства. Сегодня мини-молокозавод модульного типа стоит 10 миллионов рублей. Можно только подсчитать его выгоду и сопоставить со сроками окупаемости. Хотелось, чтобы наша местная сельскохозяйственная наука больше внимания уделяла пригодным и высокоурожайным сортам злаковых и сои: они, к сожалению, не обновляются очень давно, и потому невысока урожайность. Мы – приграничный район, ездим в Китай и видим, как у них с сортовой соей поставлены дела: урожайность у китайцев 23 центнера с гектара, а у нас – от силы 10 - 12.

– Вы сказали, что еще и овощами занимаетесь, некоторые хозяйства эту ношу перевалили на плечи китайских овощеводов. А велики ли ваши огороды?

– Нам тоже пока не обойтись без привлечения иностранной рабочей силы. Конечно, в рамках заявленных лимитов. Относимся к этому делу очень осторожно и взвешенно – китайцы проходят сквозь «фильтр» различных комиссий, живут они в нормальных условиях: есть столовая, душевые, регулярно выплачиваем по труду и зарплату. В прошлом году мы только НДФЛ за них заплатили около двух миллионов рублей в казну района. Все китайцы работают подконтрольно, не они распоряжаются удобрениями и химикатами, а наши специалисты следят за стыковкой их и нашей технологий земледелия, «пересаливать» землю нет необходимости – слишком дорого удобрения достаются хозяйству, чтобы бездумно их перерасходовать. Польза от иностранной силы, безусловно, есть: нация эта работящая, добросовестная, дисциплинированная. Рано встают, поздно ложатся спать. Россельхознадзор контролирует состав почв, выращенных овощей. Вся продукция сертифицируется. И мы сами берем через лабораторию образцы, так же Россельхознадзор приезжает сюда.

У нас уже есть немалый опыт совместной работы с китайцами на полях и огородах. Без иностранной рабочей силы в овощеводстве не обойтись. Зерно, сою, картошку, я согласен, – могут выращивать успешно русские, но вот рассадные культуры они большие мастера возделывать.

– А что вы выращиваете?

– Зерно, сою, готовим сенаж. Все то, чего требует рынок. Урожайность хорошая. Никогда в этом разрезе хозяйство не оставалось в убытках.

– Вы упомянули районную администрацию – насколько часто с хозяйственными или организационными вопросами туда приходится обращаться?

– Контакт установлен и с управлением, и с департаментом сельского хозяйства – общаемся с глазу на глаз и по Интернету, поскольку по текущим вопросам некогда на поездки тратить время: видим и читаем все их решения и постановления, что непонятно или надо как-то проблему расширить – выходим на специалистов краевого департамента сельского хозяйства и по оперативным вопросам получаем от них инструкции. Надо признать: все вопросы, с которыми мы обращались к специалистам, решаются оперативно и целенаправленно – без проволочек. Хвалю за энергичность Дениса Валерьевича Ускова – он молод и оперативен, его можно видеть и на полях, и в московских командировках, где он решает проблемы, поставленные в Федеральной программе развития Дальнего Востока и Забайкалья.

Сельское хозяйство является таким делом, что кабинетный стиль для него не подходит: мы от зари и до позднего вечера находимся в поле, хорошо, что есть постоянная сотовая связь. Это чрезвычайно важно. Раньше говорили: весенний день год кормит, а сейчас у руководителя часовая, минутная задержка может обернуться не просто неприятностями, а большими финансовыми издержками. Тут во время посевной кампании должен быть особый - оперативный – стиль, ведь вся техника, людской ресурс брошены на «поле брани», которую не случайно зовут кампанией. Мы ездим, ходим, ищем, маневрируем, состыковываем. Сегодня прошел сильный дождь, значит, и иная должна быть расстановка, там участок посеяли – не стоять же технике на полевой обочине и, сжигая горючку, ждать указаний, чтоб оперативно перебросить трактор на другой объект.

– Михаил Юрьевич, настала пора немного рассказать о себе: вы начинали здесь агрономом?

– Сам я покровский. Родители были военные. Жили одно время в Хабаровском крае, когда отец служил. А мама родилась в Покровке. Я тоже вырос в Покровке – здесь окончил школу, поступил в институт. И по распределению в 1982 году приехал в Заречное, где начал с агронома-гидротехника, потом главным агрономом стал. А в 1991 году в день, когда решался вопрос – быть или не быть Союзу, меня народ избрал председателем (тогда еще был колхоз XIX партсъезда). В моей трудовой книжке одна запись. Я женат. Супруга раньше работала вместе со мной агрономом, потом пошла в милицию. Сын есть. Работает вместе со мной - окончил сельскохозяйственную академию, по профессии механик. Он во все вникает – пока еще молодой. Мама моя, дай Бог ей здоровья, здравствует. И теща рядом, занимается своим хозяйством.

В селе Заречное по последней переписи проживают 777 человек Я являюсь депутатом cельсовета от Заречного. Много делаем для односельчан: провели водовод, освоив 700 тысяч рублей. Детский садик у нас новый. Поддерживаем школу. У нас асфальтированные дороги. Хорошо работает сельский Дом культуры, в нем занимается вокальная группа «Журавушка». Я являюсь небольшим спонсором – чем могу, помогаю. В школе дети организовали музей нашего села. К празднику 9 Мая готовимся все вместе – провели субботник, наводя порядок на улицах. Народ Заречного жизнерадостный. Жизнь в расцвете – идет весна! Единственное пожелание, как в песне, – чтобы молодежь оставалась в Заречном!

Светлана РУЧЬЕВА.

с. Заречное,

Приморский край.



← Назад в раздел