Зачем России саммит АТЭС?

Как подчеркивалось на форуме, Россия получила уникальную возможность заявить о своих приоритетах в вопросах интеграции в экономическое пространство членов ассоциации Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества и озвучить позицию относительно участия в проектах стран АТР. России необходимо оценить свои возможности войти в «команду Востока Азии», чтобы извлечь из членства в АТЭС максимальные выгоды. С учетом того, что задачами АТЭС являются создание многосторонней торговой системы, дальнейшая либерализация экономики и инвестиций, укрепление интеграционных процессов и содействие «зеленому росту», участники круглого стола проанализировали возможности сотрудничества России с АТЭС. Приоритеты ассоциации – сокращение административных барьеров и государственного регулирования, отказ от принуждений и развитие информационных обменов, укрепление продовольственной безопасности.

Как отметил кандидат экономических наук Олег Рензин, АТЭС – это сообщество территорий успеха. Вступление в АТЭС подразумевает интеграционное неравенство по отношению к членам ассоциации. Наращивая свою ресурсную базу, Россия, как член АТЭС, может стать надежным партнером, обеспечивая АТР сырьем по типу «Новой Австралии». Но устроит ли нашу страну такая роль? Необходимо развивать переработку, чтобы участвовать и в использовании сырья. На рынке высоких технологий – бешеная конкуренция, поэтому место России здесь не просматривается, кроме сектора производства оружия. Поэтому, с одной стороны, у России желание интегрироваться в АТР, с другой – это желание не доведено до операционного уровня.

По мнению доктора философских наук Леонида Бляхера, форматы АТЭС создаются для снижения экономических рисков политическими решениями, поэтому АТЭС можно считать своего рода клубом лидеров стран-членов, которые вносят предложения от себя лично, чтобы персональным доверием компенсировать отсутствие институционального доверия, особенно в части предсказуемости политиков. Потому от участия России в саммите в этой части следует ожидать минимального эффекта. На саммитах Россия - Европейский союз проще: там жесткие правила, и лидеры выступают от имени государства. В АТЭС таких правил нет, и многое зависит от личных качеств руководителей. По этому поводу вспоминается «ботинок Хрущева», который лидер СССР использовал в качестве аргумента на одной из международных встреч. Тогда за ним не было ничего, кроме ядерного оружия. Сейчас другие времена, поэтому «грохнуть ботинком по столу» России в ходе саммита АТЭС не получится.

– У России свой национальный интерес в АТР, и он должен быть отражен в повестке саммита. Но для начала необходимо понять – в какой реальной, а не выдуманной ситуации она находится? – спрашивает академик Павел Минакир. –Россия находится в состоянии экономической конфронтации с рынками Европы, которые консолидированно ей противостоят. Европу устраивает положение России как поставщика природных ресурсов. Руководство страны и бизнес понимают это, но переломить ситуацию при существующих издержках и структуре экономики не могут. Потому принимается решение выжать максимально возможное из рентного сотрудничества с Европой. На Востоке Азии Россия противостоит пока формирующемуся рынку стран АТР, но при существующем положении через 20 - 30 лет и здесь окажется в роли поставщика ресурсов и зажатой между двумя интегрированными и консолидированными рынками. Россия хочет стать глобальным игроком и влиться в «команду Востока Азии», чтобы прорвать изоляционную модель интеграции и встроиться в экономический модуль азиатской группировки. Потому она не должна просить партнеров построить «пару детских садов и оздоровительных центров», и тем более освоить на условиях аренды наши сельхозугодья. Реально интегрироваться в АТР Россия может только через Дальний Восток, и для этого там присутствуют ресурсы, чтобы развиваться не как транзитный коридор, а как модуль экономического взаимодействия с подобными, как в АТЭС, гуманитарными, инвестиционными и инфраструктурными параметрами. И если позиция России станет партнерам в АТЭС понятной, то саммит окажется успешным.

Пока позиция страны непонятна – утверждают ученые. Китайские партнеры нас спрашивают: Россия стремится интегрироваться в АТР? Если да, тогда почему при встрече с официальными лицами правительства мы слышим от них только о проектах экспорта нефти и газа? Складывается впечатление, что их устраивает роль поставщика сырья. Если это не так, тогда заявите свои приоритеты на международном уровне. В противном случае мы будем интегрироваться, отрабатывать схемы сотрудничества, наращивать ресурсную ренту, а вы занимайтесь развитием своего Дальнего Востока. Никто не против! Возможно, такая ситуация устраивает государство, но не крупный бизнес, потому мы и наблюдаем, как на саммиты прибывают делегации «Газпрома» и «Роснефти». Кто же представит национальные интересы России? Держава реализовывала несколько стратегий, но за всю историю успешными стали только две: Александра II, когда государство добралось до Тихоокеанского побережья, да Сталина, когда Дальний Восток превратился в оборонный форпост.

– Недавно мы изучали предложение в Правительство РФ министра МЧС Шойгу и узнали много любопытного, – вспоминает Павел Минакир. – Предлагается на период до 2030 года бросить на развитие Дальнего Востока 30 триллионов рублей. Дальневосточники в трансе - скоро здесь появятся молочные реки и кисельные берега. Потом посчитали и прослезились. Объем инвестиций в регион уже составил триллион рублей, а значит, через 20 лет без усилий мы достигнем намеченных показателей. Развивать Дальний Восток предложено государственной корпорации, имеющей свой коммерческий интерес. Сейчас создан Фонд развития ДВ на базе ВЭБ. Но попробуйте получить там деньги! Пять лет будете доказывать эффективность проекта, объем инвестиций, который должен превышать два миллиарда рублей. Стратегия развития госкорпораций предусматривает акционирование. Рента с сырьевых ресурсов станет источником их существования, а через несколько лет они возьмут под контроль всю территорию региона. Кто эти люди, которые станут вершить судьбу Дальнего Востока, нам неизвестно. В ДВФО реализуются стратегические проекты. Но для кого? Здесь существуют проблемы, но их не больше, чем в Тамбовской области. Правительство планирует инвестировать в регион огромные бюджетные средства, чтобы потом их кому-то подарить?

Планы России анализируют не только ученые, но и партнеры в АТЭС. И если госкорпорация будет осваивать Дальний Восток, а это территория половины страны, тогда чем собирается заниматься правительство? Ведь России требуется стать не частью проблемы АТР, а частью успеха АТЭС. Нельзя копировать ошибки других стран. Отменить законы интеграции невозможно, потому что не бывает единого экономического пространства без свободного передвижения капиталов и рабочей силы. Мы просим инвестиции, но устанавливаем квоты на привлечение иностранной рабочей силы. Требуем современные технологии, но не желаем либерализации таможенных правил. Чтобы стать полноправным членом АТЭС, нужно играть по общим правилам. В теории это все понимают, а на практике отвергают, кивая то на суверенную демократию, то на суверенную экономику. Либо мы согласуем свои национальные интересы с интересами партнеров в АТЭС, либо перед Россией возникнет «железный занавес». От того, как наша страна заявит о себе на саммите АТЭС во Владивостоке, во многом зависит судьба Дальнего Востока.

Андрей СМИРНОВ.



← Назад в раздел