В шаговой доступности

Александр РУКАВИШНИКОВ: – Администрации сельских и городских поселений являются нижним уровнем власти, и на их плечах лежит решение вопросов всего населения. От того, как устроена жизнь на местах, формируется отношение к власти в целом. Основным законом, который определяет права, обязанности и полномочия органов местного самоуправления, является 131-й Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления Российской Федерации». Он предполагает максимально приблизить власть к людям для решения каждодневных проблем населения на местах, с привлечением самого населения к решению возникающих вопросов. Однако вследствие несовершенства закона реальный процесс управления на местах неминуемо ведет в тупик, порождая несогласованность в работе структур власти на разных уровнях. А проблема решается очень просто: если бы в 131-й Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления Российской Федерации» было внесено одно-единственное четкое положение: представленные полномочия сельским поселениям наделить финансовыми средствами, а в случае отсутствия таковых передать их тому, кто эти полномочия не обеспечил финансами, - все встало бы на свои места. Присутствующие здесь работники поселений прекрасно знают, в какой последовательности, что и как надо делать на селе. И никто лучше их не представляет и не понимает – ни губернатор, ни премьер, ни президент – заботы людей, ибо только мы напрямую связаны с населением, за каждой мелочью человек идет в администрацию поселения, и только по нашим действиям судят о дееспособности власти верховной. Именно мы составляем первоочередные задачи, которые сиюминутно надо решать; а потому знаем, куда надо вкладывать средства. Тогда становится непонятно, зачем сверху нам навязывают разные многослойные программы – федеральные, краевые, не обеспеченные финансами? Вот должна быть, скажем, программа по ликвидации ветхого жилья, и достаточно для нее представить расчеты по объемам работ и обеспечению средствами.

Эта «крамольная» фраза одного из участников встречи прозвучала за круглым столом «Парламентской газеты на Дальнем Востоке» в селе Надеждинском, куда журналисты пригласили для проблемной дискуссии об исполнении своих полномочий главу Тавричанского сельского поселения Александра РУКАВИШНИКОВА, его заместителя Владимира ШТРО, председателя Муниципального комитета Тавричанского поселения Викторию ЩЕГЛОВУ, заместителя главы администрации Надеждинского сельского поселения Ирину КЛЮЕВУ.

– На мой взгляд, администрации сельских поселений имеют так много полномочий, данных 131-м Законом и абсолютно не подкрепленных финансами, что практическое исполнение их ставит нас в тупик, – заявил Александр Рукавишников. – Большинство полномочий мы исполняем формально, иными словами – ничего не делаем. На мой взгляд, все главы поселений на первое место ставят главную социальную проблему – организацию жизнеобеспечения людей: снабжение их водой, электроэнергией, теплом да в лучшем случае благоустройством территории. Любые другие полномочия, скажем по ликвидации и предупреждению чрезвычайных ситуаций, требуют создания надлежащей материально-технической базы, которой у нас нет, и в ближайшее время она вряд ли появится. Могу перечислить другие обязанности, которые не исполняются не потому, что руководители на селе не умеют или не знают, как делать, а просто не в состоянии решать такие проблемы.

Ирина КЛЮЕВА: – Получается, 131-й Закон абсолютно сырой. Задумка изначально была хорошая, а как она воплощается сейчас в жизнь – никудышная. Вот наше Надеждинское сельское поселение – самое большое в Приморском крае, и, наверное, на Дальнем Востоке таких огромных поселений нет. В состав его входят 18 населенных пунктов с численностью 18 500 человек, его центр расположен в Вольно-Надеждинском. И мы, к удивлению, являемся всего лишь сельским поселением, сравнимым с такими «деревнями», где проживают 1000 человек. И скажите, как можно причесать под одну гребенку с ними законодательные нормы почти 20-тысячного поселка? Нельзя это делать! Должна же существовать какая-то градация в расписании полномочий Законом по числу жителей, качеству и объему их требований к жизни и обеспечении финансами, а самое главное – в налаживании взаимодействий между поселением и администрацией муниципального района. У нас идет вечная борьба: все деньги оседают в районном бюджете, а наш же фонд по финансовой поддержке смешной и неуклюжий. Сколько мы ни бились, выходя на районную Думу, на главу администрации, – денег нам так никто и не дал. Бюджет Надеждинского сельского поселения – 30 млн. рублей, а районного – 500 млн. Дистанция, прямо скажем, огромного масштаба! Хотя поселение навьючили полномочиями – на сегодняшний день их уже 39 на 13 человек исполнителей административного аппарата, а району оставили на 2012 год только образование, культуру. Но основная-то культура вершится у поселения, где шесть домов культуры, а в районе только один. Куда, спрашивается, деньги утекают?

Вот познакомьтесь с «Основными проблемами», возникающими у нас при реализации Федерального закона № 131, связанными с недостаточным финансированием. Перечень составлен на 13 января 2012 года. Здесь записано 30 пунктов, распределяющих суть проблем по полочкам с учетом необходимого финансирования, объемов, источников, оснований. Я назову лишь некоторые. К примеру, организацию в границах поселения электро-, тепло-, газо- и водоснабжения населения, водоотведения, снабжение населения топливом. Бюджет предусматривает нам всего 3499 тыс. рублей, а необходимо340 440,52 тыс. – в 100 раз больше! Состояние объектов водоснабжения не соответствует санитарным, строительным нормам и правилам. Сети электро-, газо-, водоснабжения переданы поселению без технической документации. Износ имущества составляет 80 - 100%, требуются капитальный ремонт и реконструкция. В аварийном состоянии котельные, очистные сооружения. А ремонт теплотрассы, наружного водопровода, модернизация скважин, а строительство водовода из Вольно-Надеждинского в поселок Новый?

Не буду перечислять все 30 бед - они исполняются 13 нашими работниками аппарата. В это же самое время в районном центральном аппарате – 80 человек, которые занимаются в основном статистикой, запрашивая информацию от нас (причем в электронном виде). Остается ее забить в готовую табличку компьютера и отправить в край!

Получается такая ситуация – «две хозяйки на одной кухне». Но такого быть не должно. Необходимо решить вопрос об упразднении либо районов, либо поселений. Эта мера и бюджетные средства сохранит, направив их в правильное русло, и решит проблему противодействия поселений и района.

– Может быть, у Тавричанки бюджет иной? Рабочий поселок ведь некогда гремел на весь край своим благополучием.

Александр РУКАВИШНИКОВ: – Со своим бюджетом я даже боюсь выходить в люди. Потому что его объем таков, что решает проблемы не всех, а какой-то маленькой «группки» людей и в определенном месте. Скажем, из 50 километров уличных дорог мы сможем в лучшем случае подремонтировать один - два километра, где проживает не больше тысячичеловек.

А если бы была «долгоиграющая» программа, нами составленная и утвержденная в верхах – в администрации муниципального района, в крае, тогда бы мы твердо знали: это направление регулярно будет обеспечено финансированием. Но мы же не ведаем, что будет в следующем году.

Мы законами по самоуправлению создали «тупую административную систему», где государство начисто отрекается от территорий, занимается якобы глобальными проблемами, а конкретные люди в таких больших селах, как наше, живут богато не на земле, а почти все разом перешли в разряд бомжей.

– Вы – избранники народа, и люди идут в офис в центре села за каждой мелочью, потому как именно вам доверились в своих личных заботах. А в прошлом году, как нам в редакцию писали пенсионеры из Тавричанки, закрыли больницу, полицию можно вызвать только из Вольно-Надеждинского. Что людям-то говорите, как отвечаете на их неудовольствие, ругательства?

Владимир ШТРО: – Просто существующая система рано или поздно отлучит людей от власти, и на место толковых специалистов придут случайные руководители, которые будут не решать проблемы человеческие, а удовлетворять личные, корыстные интересы, не связанные с развитием территорий. Вот попробуйте собрать всех нынешних глав поселковых – их, пожалуй, 150 человек наберется– и спросите: а кто из вас пойдет на следующие выборы? Я уверен, процентов 80 ответят: никогда!

Когда начиналась вся эта затея и людей выбирал народ на пост глав поселений – шли с большими сомнениями, колебаниями, а на вторые выборы ряды уже основательно поредели, потому что настоящие хозяева территорий столкнулись с проблемами непробиваемого характера. Верховные чиновники по этому поводу говорят: мол, в селах не было хороших специалистов. Неправда это: при нынешней безработице люди могли бы с желанием сесть в кресло руководителя села. Но идти на этот пост, как на Голгофу, не каждый решится. И сколько их – грамотных специалистов, честных, преданных делу людей - подали в отставку, потому что бьются головой о стену проблем и не могут ее никаким образом пробить. Остаются те, кто жалеет народ, который они принимают не по графику, а постоянно выслушивают и пытаются хоть как-то помочь. И, когда нет никаких средств, приходится смотреть людям в глаза и говорить: ну, нету денег, нету – понимаете, может быть, на следующий год выделят!

– Тавричанка расположена в благодатнейшем месте: с одной стороны – широченное рыбное русло реки Раздольной, впадающей в Амурский залив, кругом – грибные леса, плодороднейшая земля, с другой стороны – морское побережье с мелководными пляжами и удобными бухтами и косами. При окончании строительства низководного моста рукой до Владивостока подать. И такая людская обездоленность…

Александр РУКАВИШНИКОВ: – В Тавричанке сейчас проживает около девяти тысяч человек. Территория делится на три населенных пункта: Давыдовка, Тавричанка и рыбацкий поселок Девятый Вал. В свое время на этой территории базировались три градообразующих предприятия: радиовещательная станция, в центральном шахтерском поселке Тавричанка, где, как мы подсчитали, от министерства угольной промышленности трудилось на разных производственных участках 2,5 тысячи человек. Отсюда тянулась даже железнодорожная ветка по доставке солнечного камня, добываемого в подземных горизонтах. С ликвидацией угольной отрасли все: и шахты, и уголь, и сама почетная профессия добытчика с великолепной оплатой труда - кануло в лету. Остались лишь долгожители-пенсионеры, блистающие своими прошлыми государственными наградами к юбилеям Тавричанки.

Буквально в двух - трех километрах от нее на территории Девятого Вала располагался на побережье Амурского залива знаменитый рыболовецкий колхоз-миллионер им. Чапаева. И все это, как по пророчеству, смыло «девятым валом» приватизации: нет ни колхоза, ни миллионов, ни флота прибрежного. Запустение.

Школы, детские сады, больницы, многоэтажные кирпичные дома, общежития и многое- многое другое социальное, что лежало на плечах государства и промышленных предприятий, рухнуло в одночасье, было продано за бесценок, разобрано руками «веселых и находчивых» селян. Остались на попечении муниципального, а ныне самоопределяющегося поселка шахтерские бараки, построенные еще в далекие годы – в сталинском 37-м и в лихолетье Великой Отечественной войны. А в наше мирное и тихое время весь героически трудовой класс лишился работы. В серых будничных днях открыты лишь две школы, Дом культуры, административная контора, магазины и киоски, почта, бытовки и кассы Сбербанка для коммунальных платежей. И все!

Владимир ШТРО: – Вот Александр Григорьевич, как маслом, написал портрет Тавричанки. Добавлю несколько штрихов. Представьте: в течение 20 лет человек с мозолями на руках просыпается ранним утром и не знает, куда себя деть, - это сегодня, завтра, послезавтра; у жизни никаких перспектив. Рождаются дети, учатся и не знают, каково у них будущее. Атмосфера угнетенного морального состояния поглощает людей, превращая их в «пофигистов». Попробуйте их теперь поднять на какие-то «героические» дела – на санитарную очистку территорий, посадку деревьев, прокладку канализации.

Такой посмотрит на организатора-администратора с удивлением: мол, не рехнулся ли малый? Государство от него отказалось, власть на местах ничего путевого решить и добиться не может, и человек это прекрасно понимает. Хотя мы и пытаемся навалиться на общественные проблемы – результатов нет.

– Печальная картина на фоне уникальных природных богатств, которыми располагает Тавричанка.

Александр РУКАВИШНИКОВ: – На самом деле у Тавричанки ресурсы есть. Рукой подать до Суйфуна и прекрасных озер. Перед глазами море с рыбалкой, где можно разводить и марикультуру – плантации такие были у колхоза им. Чапаева. Великолепные пляжи для отдыха. Необозримые сельскохозяйственные угодья, которые заросли травой. Про какую доктрину «О продовольственной безопасности» мы толкуем на форумах и ученых заседаниях? Скажите, кто хоть пальцем пошевелил, чтобы проблемы не на бумаге решить, а на деле с учетом жизненных потребностей Приморья и всего Дальнего Востока? Китай нам, словно туманом, своей продукцией застлал глаза: магазины забиты всякой всячиной, а своего – российского – нет ничего. Даже рыба, которая если и появится в магазине, то втридорога. Мы же – местная администрация – оказались в заложниках наших законов.

– Надо ведь инвестиции, если нет своих денег, привлекать...

Владимир ШТРО: – В смысле привлечения инвестиций предприниматель должен видеть, что он получит в конце процесса. Наши и иностранные предприниматели вроде бы даже были готовы прийти на данную территорию и создать рабочие места. Вспомните корейцев, которые в Тавричанке организовали швейную фабрику, а потом ее «по косточкам» разобрали. Или вот был хороший проект «Гольф-клуба» в Раздольненском поселении. Но земли-то так никто и не дал. Часто весь вопрос упирается в землю. А если ее и дадут, то арендная плата такова, что задумка оказывается неподъемной – период строительства по разным причинам затягивается на три года и больше. И огромные деньги предприниматель платит непонятно за что: ведь земля, которую он взял в аренду, пока дохода никакого не принесла. В итоге многие открещиваются от задумок.

Однако эта обязанность распоряжаться землей – не поселений (она может быть и нашей!), но по своим полномочиям сделать ничего пока не можем без района. А району очень выгодно отдавать землю в аренду, чтобы пополнить бюджет. Поселению же выгодно вдвойне, даже не получая денег, привлекать ею бизнес, чтобы и работу дать, и что-то «проросло», наконец, спустя 20 лет на заброшенном пустыре. Знаете, сколько людей к нам приходят: дайте кусок земли – мы построим сами дом на 20 квартир, пять из них отдадим бесплатно в распоряжение муниципалитета? Предложение более чем заманчивое: в списках тавричанских очередников – более ста семей, не считая первоочередников – детей-сирот, погорельцев, оставшихся без крова, которых насчитывается 26 человек.

Виктория ЩЕГЛОВА: – К великому сожалению, с самого начала действия 131-го Закона и по сей день в районе (пожалуй, в каждом) присутствует тенденция: «все, что не нужно, продадим». Району не нужно, и они безжалостно продают все, что лежит под рукой. Безусловно, деньги идут в бюджет, но нам от их количества ни жарко ни холодно – они протекают, как вода сквозь пальцы. А началось это с периода вступления в силу Закона 131 – с 2006 года, когда вошли в его бурлящие потоки. Хочется, чтобы наметки Владимира Путина, обозначенные в его статье о демократизации общества и реформах местного самоуправления, сбылись, как о том мечтаем мы – служители этого Закона.

Круглый стол вела

Валентина АЛЕКСАНДРОВА.

г. Владивосток



← Назад в раздел