Виктор ГРЕБНЕВ: «Надо строить мосты и самолеты»

– Что мешает нам уверенно и быстро двигаться вперед?
– Надо больше строить. Мосты, дороги и… самолеты. Ведь раньше, например, умели создавать «рекордные», то есть лучшие в мире, самолеты сотнями. А сейчас хорошо, если выпускаем единицы. И крепкие мостостроительные, дорожные компании можно по пальцам пересчитать. Второй раз в истории России все разрушили до основания. Нельзя всегда повторять самый плохой опыт…
– Вы сожалеете о минувшей советской эпохе?
– Не сожалею. Она свое отжила. Только не все в ней было плохо. Я не политик, а хозяйственник, инженер-строитель. Но один политвопрос не дает мне покоя. Почему китайцы сумели весьма гармонично совместить рыночную и административно-плановую экономику, а мы нет? Мне кажется, тут наши государственные «отцы-командиры» сильно промахнулись. Тем более первый опыт новой экономической политики сращивания капитализма и социализма 20-х годов прошлого века был успешно применен именно в России. Тогда всего за пару лет страна поднялась из тяжелейшей военной разрухи. А мы после «кончины» советской власти топтались на месте и безудержно падали вниз почти целое десятилетие. Жуткое время средневекового бартера и сейчас вспоминать страшно. Больше ошибаться нельзя. И в выборе Президента России – тоже. Страна начала свое возрождение.
– И когда же, по вашему мнению, это возрождение началось?
– Посчитать легко. Я уже 23 года возглавляю ТМК. Во времена агонии Союза были свои сложности. А после распада страны сил хватало лишь на то, чтобы выжить, удержать в коллективе лучших специалистов. Настоящее возрождение началось совсем недавно – лет восемь назад. Момент зафиксирован точно, потому что он практически совпал с выходом из кризиса и застоя, началом развития нашей компании. Постепенно увеличивались объемы строительства, мы осваивали новую технику и технологии. И, несмотря на глобальный финансовый кризис 2008 года, процесс развития для нас не только не замедлился, а продолжается по нарастающей.
– Ну, это вам повезло. Компании доверили одну из крупнейших строек к саммиту АТЭС – мост через бухту Золотой Рог…
– Скажу как на духу: никто нам ничего не доверил. Мы готовились выступить в этом строительстве в роли рядовой субподрядной организации. А генподрядчиком должна была стать маститая французская фирма – один из мировых лидеров в возведении вантовых мостов. Но буквально за месяц до проведения торгов французы отказались в них участвовать. По двум немаловажным причинам: во-первых, из-за отсутствия проектно-сметной документации, во-вторых, по мнению иностранных специалистов, были определены слишком сжатые, нереальные сроки строительства. Тогда мы и рискнули, взяли на себя ответственность.
Конечно, не на пустом месте. Собрали штаб компании, спорили, взвесили все «за» и «против». Окончательно пришли к выводу, что инженеры мы не хуже иностранных. И опыт кое-какой имеется. Ведь я и все мои заместители прошли школу организации строительства еще в советские годы на Байкало-Амурской магистрали. Конечно, подобных мостов в нашей практике не было. Но учиться-то мы умеем быстро. К тому же нам было обещано инжиниринговое сопровождение работ, в которых мы чувствовали себя новичками. Например, ванты сегодня мы собираем под наблюдением тех же французов.
– Все-таки риск вам обошелся недешево. Были накладки с субподрядными организациями. А пожар, случившийся на мосту в последние месяцы прошлого года, увидела вся страна.
– Дело не в риске. Мы и сегодня воюем, судимся с отдельными субподрядчиками, которые хотят за работу получить еще и, извините, «халявные» деньги. Хотя по смете мы рассчитываемся с ними копейка в копейку. Это издержки нашего рынка, где многие привыкли требовать и получать сверхнормативную, а попросту - явно завышенную прибыль. Привычка вредная. Но от нее, как говорится, трудно отказаться. Вот мы и помогаем. В современных условиях это нормальная борьба за воспитание порядочности, честности во взаимоотношениях и взаиморасчетах.
А пожар… От подобных случайностей трудно застраховаться. Из тысяч дисциплинированных строителей нашелся один разгильдяй, который бросил спичку или непотушенную сигарету...
Разумеется, все это влияет на ход строительства. И пожар, и другие неурядицы украли у нас не менее двух месяцев. Только суть в том, что мы сумели и эти факты использовать для укрепления дисциплины, мобилизации усилий коллектива на достижение конечного результата. И, безусловно, уложимся в те сжатые сроки строительства моста, которые французы посчитали нереальными.
Риск дал нам возможность получить совершенно уникальный опыт. Он многих просто удивляет. Скажем, раньше считали рекордным достижением монтаж на мосту 330 тонн металлоконструкций в месяц. А мы на низководном мостовом переходе за один месяц смонтировали 1200 тонн металла. Качество работы безупречное. И наша технология непрерывной заливки бетона в основание пилонов тоже привлекла внимание далеко за пределами России. Недавно компания «ТМК» получила приглашение участвовать в строительстве гидротехнических сооружений от голландцев.
Так что я считаю наш риск вполне оправданным. Как говорится, кто ничем не рискует, рискует всем.
– Виктор Григорьевич, вы уверенно говорите, что уложитесь в сроки строительства, и сами признаете отставание. Еще ведь, наверное, и необычно холодная зима затруднила строительство? Как вы все преодолеете?
– На большой стройке всегда так: где-то вырываемся вперед, где-то отстаем. Важно уметь сосредоточиться на главном. Отставание мы уже почти преодолели. В конце февраля завершили сооружение пилона со стороны рыбного порта. Осталось еще натянуть четыре пары вант. Не вижу никакой сложности и в монтаже оставшихся четырех блоков по северной стороне пролета, в том числе и замкового. То есть мост вчерне будет готов уже в начале мая. Останется его только «одеть» – заасфальтировать, отрегулировать освещение, покрасить. Но эти работы надо проводить, когда потеплеет.
Сейчас основная трудность – благоустроить то, что мы разрушили или немного повредили во время строительства моста на берегу. Например, Пушкинский скверик. Только тротуарных бордюров предстоит уложить по всем стройкам саммита 35 километров. Мост будет очень красивым, можно сказать, элегантным. И его никак нельзя «кинуть» в безобразном мусорном обрамлении, которое нередко оставалось в прежние времена на стройплощадке. Поэтому мы уже сейчас выработали план и четкий график работ по благоустройству прилегающей территории. Можете верить – гулять по бывшей стройплощадке уже этим летом будет удивительно приятно.
Что касается зимы, то мне и моим коллегам она не показалась необычно холодной. Нормальная дальневосточная. Да и научились мы бороться с капризами погоды. Скажем, на низководный мост поставили передвижной теплый дом длиной 156 метров. Он по мере строительства передвигается вперед каждые четыре дня. И люди в нем работают без теплой верхней одежды. Темпы хорошие: за месяц мы проходим до 500 метров.
Знаете, о погоде есть такая шутка. Мол, человек, проживший и закончивший жизнь в суровых климатических условиях, в следующий раз родится там, где растут пальмы и бананы. Только, даже если поверить в сказку, я убежден: пальмы и бананы будут тогда расти здесь, а там появятся снег и морозы. Русские – народ зимостойкий. И «высшие силы» не позволят столь расточительно расходовать закаленный человеческий материал.
– Да, «оптимизма» вам не занимать. А я бы после нашей зимы против пальм не возражала. Но вернемся к реалиям. Объекты к саммиту АТЭС уже скоро будут введены в эксплуатацию. Какие перспективы дальнейшего развития компании вы видите, где намерены работать?
– Повторюсь, мы получили уникальный опыт. Сегодня ТМК - одна из крупнейших дорожных и мостостроительных компаний не только на Дальнем Востоке, а в России. Мы оснащены самыми передовыми техникой и технологиями, у нас собран высокопрофессиональный коллектив специалистов. То есть мы готовы к строительно-монтажным работам любой сложности.
И перспективы неплохие. Компания уже выиграла тендер на строительство последнего участка Хасанской дороги. Она пройдет через природоохранную зону, где обитает редкий дальневосточный леопард. Чтобы его не потревожить, предусмотрено сооружение 575-метрового тоннеля. Во Владивостоке мы строили предмостовой тоннель открытым способом, а на хасанской дороге вариант более сложный – закрытый. У нас уже по этому поводу родилась шутка: как же леопарды догадаются, где вход в тоннель? Но в том-то и задача, чтобы не догадались, а продолжали спокойно бродить  привычными звериными тропами.
Еще мы получим участок федеральной трассы М-60 в направлении Хабаровска, надеемся победить в тендере на 40-километровый участок дороги от Владивостока на Находку.
Стремится компания принять участие и в строительстве предприятий по сжижению газа, нефтехимпереработки, новых угольных терминалов в портах. Все эти объекты уже запланированы. Чтобы представить масштаб предстоящей работы, достаточно привести такие цифры. Сооружение комплекса по производству сжиженного газа оценивается в 40 миллиардов долларов. Для его обслуживания надо построить город, где будут проживать около 100 тысяч человек.
Конечно, если удастся, ТМК с удовольствием примет участие и в строительстве гидротехнических сооружений с  голландской фирмой. Но приоритет мы отдаем родному краю, дальнейшему обустройству России.
– Виктор Григорьевич, вы так и не сказали, за какого кандидата в президенты России будете голосовать?
– Разве? А мне показалось, сказал. Значит, слабый я пропагандист и агитатор. Буду голосовать за того, кто сумел десять лет тому вывести Россию из периода полураспада и начал ее возрождение восемь лет назад. Сейчас досужие говоруны ворчат и требуют запретить третий срок президентства, даже если был перерыв. А мне представляется, для такой огромной и сложной страны, как наша, и трех сроков мало.
Вот, компании «ТМК» исполнилось 56 лет. И за все годы у нее было лишь четыре руководителя. Каждый преодолевал трудности, спасал, берег коллектив, закладывал традиции, которые и сегодня служат нам опорой. Не думаю, что частая сменяемость рулевого принесла бы большую пользу. Но это в относительно небольшом коллективе. А в России?
Тут важно, чтобы человек умел видеть главное, безошибочно отвечать на вызовы времени. Важно, чтобы не мешал развитию рыночной экономики и демократии. А что можно успеть в наше время за один-два срока? Войти в кризис и выйти из него?
Претензии предъявляются, что, мол, того он не сделал, это не сумел, а сегодня в предвыборных статьях обещает. Не сделал и не сумел, потому что не мог, время не настало. Верю, что он будет иным, обновленным президентом, который сможет если и не ликвидировать коррупцию, то снизить ее масштаб до приемлемого уровня.
Автопром он поставил на колеса. Теперь самолетостроение надо поставить на крыло. Уже взлетели в небо машины пятого поколения. Авиапром – это отрасль самых передовых технологий, инноваций. Главное, чтобы не умирали они под грифом «совершенно секретно», а применялись и в других отраслях экономики. В том числе в  строительстве. Тогда возрождение России продолжится.
Валентина ЧАРСКАЯ.
г. Владивосток

 



← Назад в раздел