Дальний Восток: с надеждой на «План развития производственных сил»

РЕГИОН ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ РЕНТАБЕЛЬНОСТИ
Социально-экономическая ситуация, сложившаяся в Хабаровском крае, берет свое начало 15 лет назад, когда была принята первая редакция Федеральной целевой программы «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период 1996 - 2003 годы». Реализация программы завершилась раньше из-за отсутствия финансирования из федерального бюджета, которое к 2000 году оказалось на уровне 17 процентов от потребности. Именно тогда возникла опасность отделения дальневосточных регионов от России и переориентации отраслей экономики на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Отрезанным от центральных регионов страны по причине непомерных энергетических и транспортных тарифов оказался и Хабаровский край. Чтобы сгладить ситуацию, Правительство РФ приступило к разработке второй редакции программы, что дало повод политикам сделать заявление – государство повернулось лицом к дальневосточникам. Так называемые «жирные годы» ослабили социальную напряженность – разрыв в уровне благосостояния между населением субъектов ДВФО и центра России сократился. Финансирование программы в 2007 году на уровне 40 процентов в сочетании с запуском ряда сырьевых проектов сочли прорывом в экономическом развитии.
Однако мировой финансовый кризис, который поставил регионы ДВФО на колени из-за падения спроса на рынках стран АТР, заставил правительство вернуться к программе «Развитие Дальнего Востока и Забайкальского региона» и разработать третью редакцию документа. Она отличалась от двух предыдущих увеличением финансирования инфраструктурных проектов во Владивостоке в рамках подготовки к саммиту АТЭС. Правительство отреагировало на кризис усилением внимания не к регионам, а к отдельному муниципальному образованию. Эксперты отозвались о таком решении положительно: размазывать финансовые ресурсы по бескрайним просторам Востока России нерационально, но позже констатировали – заморожен процесс развития и модернизации промышленности. Кроме того, субъекты ДВФО в конце 2010 года доложили об успешном преодолении кризиса. Реакция из Москвы на позитивный отчет не заставила себя ждать – финансирование программы развития Дальнего Востока в третьей редакции сократилось на 80 процентов, что послужило предвестником очередного кризиса. Причины такого решения эксперты обсуждали без участия прессы – с 2011 года любое производство в городах и поселениях стало нерентабельным, что повлекло за собой снижение инвестиционной активности со стороны как государства, так и  бизнеса. Судьба регионов ДВФО попала в полную зависимость от дотаций и объемов госзаказов. В отсутствие финансирования программы проекты даже инновационного характера потеряли свой смысл.
ФАКТЫ НЕПРОДУКТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
– Ох уж этот дипломатический язык! – восклицали в ходе обсуждения программ представители бизнес-сообществ. На словах особо и реформировать ничего не надо, так по мелочи: ликвидировать административные барьеры, улучшить инвестиционный климат, наладить конструктивный диалог с банками. На деле присутствие на рынках необходимо подкреплять надлежащим поведением: или ты живешь по правилам чиновника, или теряешь бизнес. Взаимодействие с органами власти именуется частно-государственным партнерством, но фактически между муниципалитетами и предпринимателями усилилось противостояние. Власть требует внести «добровольные» пожертвования на строительство или ремонт социального объекта, что соответствует положению Бюджетного кодекса в части социально-экономического партнерства. У кого достаточно денег, тот платит, приобретая иммунитет. Кто не согласен, получает предписание надзорных органов, которое выполнить невозможно. Аргумент чиновника – бизнес платит налоги не в полном объеме. Аргумент предпринимателя – чиновники действуют в разрез с законодательством. В случае уплаты налогов и «добровольных» пожертвований банкротство неминуемо. Пока через суд доказываем, что чиновник не прав, теряем свой бизнес.
 В администрациях городов и поселений не скрывают своей позиции – государство своей налоговой политикой поставило местное самоуправление на грань выживания. Задача органов власти – не улучшать предпринимательский климат, не развивать конкуренцию, а пополнять доходную часть бюджета любыми доступными средствами. Удивительно, что обе стороны по-своему правы. Государство взяло на себя высокие социальные обязательства, от исполнения которых зависит политическая и экономическая стабильность. Бизнес в целях развития поставил свои условия – внести поправки в Бюджетный кодекс в части уплаты добровольных взносов, выполнить экспертизу законодательства на предмет коррупционной составляющей, продолжить реформу налогового законодательства и реализацию закона о развитии конкуренции. Пока задачей органов власти будет наполнение бюджета, конструктивного диалога не достичь, а значит, государство не получит ни роста производства, ни улучшения предпринимательского климата.
СЕКРЕТЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
Удивительно, но за последние 15 лет с учетом серьезного недофинансирования федеральных и региональных программ развития государственная статистика свидетельствовала о росте экономических показателей. И чем чаще с трибуны правительства Хабаровского края говорили об успехах в реализации инвестиционных проектов, тем больше возникало сомнений. Обосновать их могли ученые и руководители общественных организаций, но их голоса не были слышны на фоне заявлений полпреда Президента РФ в ДВФО, губернатора и председателя Законодательной Думы Хабаровского края.
 Засомневаться в достоверности отчетов перед Правительством РФ заставляли отдельные нюансы, которые допускались в ходе дискуссий. Ростом экономического развития в посткризисный период поинтересовались оппозиционные партии, которые задались вопросом: каким образом рассчитывались макроэкономические показатели, которые оказались выше, чем в соседнем Китае? Ответ специалистов министерства экономического развития и внешних связей Хабаровского края многих удивил: показатели рассчитывались не по отношению к предыдущему периоду, а по отношению к тем минимальным, которые сложились в результате падения экономики. Приоткрылся секрет высоких темпов развития! Любопытны тезисы руководителей крупных промышленных компаний: если бы знали, что за два года необходимый объем финансирования проекта увеличится вдвое, то выбрали для инвестиций другой регион России! Примечателен депутатский запрос в правительство Хабаровского края. Расходы на поддержку производства сокращены, а на госуправление увеличены. Кто формировал бюджет 2012 года? Министерство финансов! Тогда почему правящая партия утверждает, что это коллективный труд членов Народного фронта? Ответ: все специалисты министерства финансов являются членами Народного фронта! Стал хотя бы понятен смысл предназначения этого объединения! Лучшее предприятие края – авиационное объединение имени Гагарина – в полной зависимости от госбанков и госзаказов. Компании по переработке древесины в неофициальных отчетах рапортуют: при увеличении экспортной пошлины мы банкроты. Положительный результат достигнут благодаря возможности экспорта круглого бревна. Итоги года озвучили и депутаты краевой Законодательной Думы: попробуйте теперь открыть хоть какое-нибудь производство! В отсутствие поддержки государства достичь положительной рентабельности не получится.
ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ
Сокращение федеральной программы и попадание в зону нерентабельного производства сопровождалось в Хабаровском крае процессами, которые в определенных условиях способны трансформироваться в социальный кризис. И виной тому поправки в Бюджетный кодекс РФ.
Поправки потребовали укрепления финансового положения муниципальных образований. Но на первом этапе это произошло за счет не федерального бюджета, а перераспределения доходов городов и поселений внутри региона. Бюджет города Хабаровска формировался как народный с участием членов Народного фронта. Результат – рост расходов на социальные программы. После перераспределения средств доходы бюджета столицы ДВФО упали на 1,7 миллиарда рублей. Между тем, доля двух крупных городов – Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре –  в доходной части бюджета края перевалила за 50 процентов. Продолжался рост реальной заработной платы в бюджетной сфере – только в структурах государственного управления за год на 17 процентов. По отдельным категориям бюджетников рост уровня оплаты труда сложился выше расчетных показателей. В начале 2011 года средняя зарплата в образовании составляла 18,3 тысячи рублей в месяц, а после указания Президента РФ об увеличении ее до средней в промышленности она сложилась на уровне 24,7 тысячи рублей - рост менее чем за год на 30 процентов! Средняя оплата труда в Хабаровске в начале года составляла 23,8 тысячи рублей, а в конце года статистика показала отчет об увеличении зарплат до 34 тысяч рублей в месяц при отсутствии производства. И без всяких поправок в бюджет! Все в рамках бюджетного процесса! Таких темпов роста зарплат не существовало даже в «жирные» годы. Приобретая товары и услуги, граждане платят государству таможенные сборы и налоги, банкам – проценты по кредитам предприятий, а бизнесу – добавленную стоимость. Причем 80 процентов продовольственных и 90 процентов промышленных товаров – импортные со стоимостью в 1,5 - 2 раза выше, чем в центральных регионах страны. Сохранить Восток России в зоне развития и конкуренции при сокращении финансирования федеральных и региональных программ нельзя. Идея придать регионам ДВФО статус особых с предоставлением особых льгот и преференций – объективная необходимость. Такой итог прошедшего года подвели в полпредстве Президента РФ по ДВФО. Но повернется ли на этот раз государство лицом к дальневосточникам?
ЭФФЕКТЫ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ПАКЕТА
– Хотелось бы отметить, что конкуренция и рынки в регионе не потеряли тенденцию к развитию, – считает заместитель УФАС по Хабаровскому краю Елена Гуринович. – Позитив в том, что не случился негатив – оттока хозяйствующих субъектов с рынка не наблюдается. В целом рост показателей индексов конкуренции отсутствует, так как уровень инфляции по региону оказался выше, чем в других регионах. Журналисты задают вопрос: почему Хабаровск оказался самым дорогим городом России? На самом деле речь о высоких темпах роста стоимости продовольственной корзины при низком качестве товаров и услуг. С точки зрения реализации программы развития конкуренции сдвигов не произошло. Причина – отсутствие реального производства товаров народного потребления. С точки зрения контролируемых УФАС показателей прогресс налицо. Во-первых, рынки активны и сдерживают монополистов в своих амбициях, не позволяя им задирать цены и тарифы. Во-вторых, сыграли свою роль штрафные санкции в отношении энергетиков и транспортников, которые достигли по итогам года почти 100 миллионов рублей. В-третьих, число обращений хозяйствующих субъектов к нам, которые разрешились положительно вне судебных инстанций, особенно с негативным социальным эффектом, увеличилось, что говорит о росте авторитета антимонопольной службы. Сам факт обращений в УФАС стал играть роль защитного барьера. Конечно, такие факты не меняют статистику, но говорят об улучшении ситуации на рынках. Баланс интересов между монополистами и потребителями налицо, особенно в сфере энергетики, – свою роль сыграл третий антимонопольный пакет. Из отрицательных результатов можно назвать один – число проблем с размещением госзаказа не снижается. В сознание граждан закон 94-ФЗ вошел как коррупционный, но хотелось бы напомнить, что он всего лишь регламентирует процедуру размещения заказов и сам по себе является просто «невидимой рукой рынка». От закона ожидали, что он отрегулирует все в автоматическом режиме, но вопросы эффективности размещения заказов переместились в иную плоскость. Проблемы появились в бюджетном процессе, поэтому мы скептически относимся к закону о федеральной контрактной системе. Не заказывайте «позолоченную мебель» и «сверхмодные джипы» – эффективность использования бюджетных расходов увеличится. Проблемы остаются из-за сложной логистики поставок, например при закупке лекарств. Но и здесь существуют свои рецепты «лечения болезни» – дробите госзаказ и подключайте к его исполнению малый бизнес. У нас считают, что если закон не нарушен, то этого достаточно, а как результаты торгов отразились на бюджете, никого не волнует. В процессе размещения заказов хотелось бы видеть государственный подход. Закон помог увидеть негативные процессы экономического развития, в первую очередь – коррупцию. Год 2011-й можно было бы назвать успешным, если бы не нарастающая нестабильность на топливном рынке. Государство потребовало перейти к производству качественного бензина, но провести модернизацию НПЗ быстро невозможно, что и стало причиной социальной напряженности. Репрессивные меры по отношению к нефтяникам не могли не сказаться на снижении выпуска топлива, поэтому дальнейшее совершенствование антимонопольного пакета станет новым шагом в развитии конкуренции и рынка.
– Особенно если подкрепить реализацию закона финансированием, – подчеркивает Елена Гуринович. – Вопрос не праздный, так как с повышением нагрузки на сотрудников ФАС РФ в регионах появилась текучесть кадров. Мы проводим честные конкурсы на замещение вакантных должностей, чтобы привлечь грамотных специалистов, но именно они первыми и уходят, потому что четыре года Правительством РФ не проводилась индексация уровня оплаты труда. Тем не менее мы продолжаем совершенствовать работу с арбитражными судами, сотрудничать с коллегами из-за рубежа, аккумулировать опыт, который необходим в условиях совершенствования антимонопольного законодательства.
ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ ОСОБОЙ ОТРАСЛИ
Субъекты ДВФО признают, что особые условия необходимы даже не для особого региона, а для особо значимой отрасли экономики – промышленности, без которой теряет смысл процесс сдерживания оттока населения. Почти 10 лет руководители предприятий «челом бьют» перед Правительством РФ: облегчением для бизнеса должен стать перенос тяжести выплат дальневосточного коэффициента и северных надбавок работникам на федеральный бюджет.
– Другими словами, надо начислять зарплату по той же схеме, что и в бюджетной сфере, – отмечает председатель Совета по предпринимательству при губернаторе Хабаровского края Сергей Степанов. Не случайно инициатором такого предложения стало самое высокотехнологичное предприятие Востока России в Комсомольске-на-Амуре – авиационное производственное объединение имени Гагарина, выпускающее истребители пятого поколения Т-50 и пассажирские лайнеры «Суперджет-100». Положительное решение вопроса помогло бы увеличить уровень оплаты труда минимум на 30 процентов. Твердая позиция профсоюзов однажды уже привела по этому поводу на заводе к акции протеста. Специалисту предприятия трудно понять, почему в Хабаровске, где проживают бюджетники и работники сферы торговли и обслуживания, средняя зарплата – 34 тысячи, а на авиационном заводе – 26 тысяч рублей в месяц. Северные и дальневосточные надбавки должны выплачиваться не из прибыли, а из федерального бюджета, но ответ из Москвы на предложение пока уклончивый – прорабатываем.
 По мнению Сергея Степанова, необходимо убедить Правительство РФ, что затраты на производство в Хабаровске в два раза выше, чем, например, в Ульяновке. По этому поводу бизнес обратился к побывавшему недавно в Хабаровском крае председателю комитета по конституционному законодательству в Совете Федерации Николаю Федорову. Чиновник озвучил в подробностях идею, инициируемую в правительство страны министром по ЧС Сергеем Шойгу. Речь о создании так называемого «Плана развития производственных сил». Своеобразная «дорожная карта» для возрождения промышленности предусматривает создание зон для размещения технологичных предприятий, включая производственную инфраструктуру, за счет государства. На взгляд предпринимателей, такая идея заменит программу развития ДВ и Забайкальского региона, хотя функция Правительства РФ в ней остается прежней – закачивание денег в проекты. Но бизнесу нужны не просто предприятия, а рентабельное производство, которое позволяет получать прибыль на развитие и привлекать квалифицированную рабочую силу без поддержки государства. Очевидно, что инвестиции в проекты по подготовке к саммиту АТЭС во Владивостоке себя не оправдают. Ученые не могут посчитать эффект от вложения 250 миллиардов рублей. Создать бизнес-«оазис» там не удастся. Предпринимателям все равно, где запустить производство, – в Хабаровске или Ульяновске. Объективно сложилась ситуация, когда наладить выпуск «кастрюль» и привезти их из Ульяновской области для продажи стало дешевле, чем производить этот товар в Хабаровском крае. Пока не создадим равные для бизнеса условия в регионах, призывы возродить промышленность на Дальнем Востоке останутся декларацией.
Андрей СМИРНОВ.
г. Хабаровск

 



← Назад в раздел