Три жизненные проблемы для арктических регионов

Мы с большой надеждой ждали этот закон о контрактной системе. Когда я изучил проект закона – честно скажу: разочаровался, увы, получилось «как всегда». Опять ни слова о северных территориях. Или по Северу планируется принятие отдельного закона? Вряд ли.
Такое впечатление, что разработчики просто избегают вопросов, касающихся Севера, что для них нет понятия «Крайний Север» или они считают, что его вообще нет на карте мира. Удельный вес северных территорий в Российской Федерации огромен, а в законопроект ни одного слова о них не вписали. Если разработчики считают, что мы требуем особого подхода, особых условий для Крайнего Севера, то это не мы требуем, а жизнь требует, территория, география требует.
Почему считается, что закон будет работать одинаково на всей территории Российской Федерации? С таким же подходом мы столкнулись, когда принимались законы «О здравоохранении», «Об образовании», «Об охоте и рыболовстве». В России излишне унифицированные правила. Пора понять, что работать по единым правилам и нормативам в Королево под Москвой и в поселке Андрюшкино за Полярным кругом невозможно.
Справедливости ради надо сказать, что некоторые наши предложения были учтены, в частности, появилась статья о централизации закупок. Учитывая огромную территорию, отдаленность многих населенных пунктов, отсутствие современных информационных технологий во многих населенных пунктах, вопрос для нас очень важный.
Сегодня я остановлюсь на трех наиболее актуальных не только для Республики Саха (Якутия), но и для всех северных и арктических регионов вопросах.
Первое – это вопросы Северного завоза. Об этом мы говорим постоянно, но хочу еще раз напомнить.
Северный завоз – это комплекс ежегодных государственных мероприятий по обеспечению территорий Крайнего Севера основными жизненно важными товарами в преддверии зимнего сезона.
 Северный завоз как феномен обусловлен тремя причинами:
– отсутствием в районах Крайнего Севера собственной производственной базы большинства промышленных и многих сельхозтоваров;
– удаленностью основных промышленных районов на многие тысячи километров, что затрудняет и делает очень дорогой для частных юридических и физических лиц самостоятельную доставку товаров даже в летние месяцы;
– полным отсутствием инфраструктуры, кроме воздушного транспорта, в большинстве районов Крайнего Севера.
Более 90% территории Республики Саха (Якутия) обеспечено только сезонной транспортной доступностью. Почти 88% объема производства товаров и услуг находится в районах, обслуживаемых сезонными путями сообщений и видами транспорта. Следствием сезонности работы транспорта является ежегодное отвлечение огромных средств на завоз и хранение топлива, товаров народного потребления и продукции производственно-технического назначения. Транспортные затраты оказывают значительное влияние на повышение издержек производства предприятий республики.
Удаленное географическое положение Якутии от основных промышленных центров России определяет большие пробеги завозимых грузов от поставщиков вне республики до потребителей на ее территории; по железной дороге средний пробег груза составляет 3990 км, по морским путям – 6450 км. Значительны расстояния перевозок на внутриреспубликанских сообщениях, к примеру, расстояния от Якутска до улусов колеблются от 70 до 4500 км: если по наземным путям, то 800 - 3200 км, по водным – 2000 - 4500 км, по воздушным линиям – 840 - 2000 км. В среднем по республике грузы внешнего завоза находятся в пути 270 - 280 суток, то есть почти 10 месяцев. В связи с этим мы вынуждены завозить груз с опережением на год и депонировать.
Особенностью Северного завоза является поставка в ограниченные сроки навигации в северные и арктические районы годового объема потребности населения и социальной сферы в нефтепродуктах и социально значимых продовольственных товаров, материально-технических ресурсов для ЖКХ. Хочу особо подчеркнуть, что отопительный сезон в центральных районах республики начинается с 15 сентября, а в арктических районах – с 1 сентября, то есть почти круглогодично. Таким образом, с мая уже начинаем подготовку к зиме.
В этих условиях для нас наиболее важным является надежность участников поставок. И здесь мы сталкиваемся со следующей проблемой: заказчик, проводя конкурс, ограничен законом и не имеет права предъявлять к участникам закупок требований, не прописанных в законе. Это приводит к тому, что выиграть государственный заказ может практически любая фирма из любой точки России, не имеющая никакого представления о специфике Северного завоза. Подобная практика приводит в конечном счете к срывам поставок. Складывается чрезвычайная ситуация, когда приходится искать нового поставщика, который вынужден работать зачастую в экстремальных сезонных условиях, что приводит к удорожанию поставки до 100% и выше.
В законопроекте требования к участникам процедур закупок опять повторяют нормы 94-го федерального закона: минимальный обязательный набор требований, а дополнительные требования может устанавливать только правительство России.
В связи с этим предлагается два возможных варианта. Либо дополнить закон отдельной главой, устанавливающей особенности проведения в северных регионах с ограниченной транспортной доступностью конкурсов на поставку стратегических, жизнеобеспечивающих товаров и услуг. При этом обязательно определить возможность заказчикам устанавливать дополнительные требования в части подтверждения наличия у участника конкурса необходимых активов для выполнения госзаказа.
Либо дополнительно ввести требование о надежности участника процедур закупок. Надежность, как установленный критерий, может быть оценена, например, по своевременности и качеству исполнения обязательств по предыдущим заказам участника. Данный критерий можно сравнить с кредитной историей, которую ведут банки по заемщикам. В таком случае критерий надежности должен регулярно оцениваться заказчиками по итогам исполнения контрактов и вноситься в единую информационную систему.
Дополнительно хочу отметить, что северная контрактная система требует и финансовой поддержки государства. Сегодня республика вынужденно исполняет функцию государства по Северному завозу самостоятельно. Раньше этим занимался Госкомсевера, то есть вопросами завоза занималось государство.
Следующий принципиальный вопрос – вопрос участия сельских товаропроизводителей в процедуре закупок.
По данным статистики Республики Саха (Якутия), отмечается снижение объемов реализации сельхозпредприятиями основных видов продукции: мяса, молока, картофеля, овощей для госнужд. Удельный вес реализованных овощей за последние пять лет сократился в три раза – с 68 до 22%. В то же время наблюдается рост объемов реализации другим потребителям. К примеру, удельный вес реализованных овощей организациям оптовой торговли на рынке другим потребителям вырос в пять раз. Это говорит о том, что сельхозпредприятия не имеют оборотных средств для участия в госзакупках, поэтому вынуждены продавать свою продукцию предприятиям оптовой торговли по минимальным ценам, что приводит их к убыткам.
В связи с этим предлагаем законодательно закрепить норму, обязывающую заказчика размещать заказ у сельхозтоваропроизводителей так же, как это определено по отношению к субъектам малого предпринимательства. То есть предусмотреть норму, обязывающую заказчиков осуществлять закупки товаров у сельхозтоваропроизводителей в размере не менее чем 10% от общего годового объема закупок товаров по конкурсу, в котором участвуют данные сельхозтоваропроизводители.
И последнее. Надо уточнить положения, касающиеся размещения и исполнения заказов на строительство, реконструкцию и капитальный ремонт, обеспечивающие защиту от недобросовестных исполнителей работ.
Предлагается дать заказчикам возможность устанавливать обеспечение заявки на участие в торгах до 10%. Эти меры позволят на начальном этапе отсеивать участников размещения заказа, не обладающих необходимым опытом работы.
Также предлагается установить возможность проведения конкурса, а не аукциона, при размещении заказов. Проводить аукцион на несуществующий объект в корне неправильно. Аукцион можно проводить на существующие товары, качество которых обеспечивается одинаково на все виды товаров производством в заводских условиях. Кроме этого наименьшая цена на строительство объекта, по которой определяется победитель аукциона, приводит к ухудшению его качества за счет привлечения неквалифицированных фирм и кадров, применения дешевых, некачественных материалов и технологий.
Заказчиков обязывают размещать на официальном сайте организации проектно-сметную документацию в полном объеме. Объем такой информации может достигать 10 гигабайт. При этом у официальных сайтов не имеется технической возможности оперативно размещать такой объем информации. Поэтому предлагается дать право заказчику, не размещая информацию на сайте, установить порядок ознакомления и предоставления ПСД.
При размещении заказов стоимость строительства объектов, строящихся в течение двух - трех лет, закладывается исходя из прогноза инфляции на уровне 8 - 10%. Но в связи с финансовым кризисом уровень инфляции оказывался выше прогнозных показателей. Все это приводит к незапланированному росту издержек подрядных организаций, отражается на финансовом состоянии предприятий, приводит к срыву запланированных сроков и росту числа объектов незавершенного строительства. В связи с этим предлагается разрешить заказчикам корректировать контрактную стоимость по заключенным долгосрочным контрактам в размере разницы уровня между фактическим и прогнозным уровнем инфляции. Кроме того, надо восстановить норму, допускающую в ходе исполнения контракта изменение не более чем на 10% предусмотренного контрактом объема работ при выявлении дополнительных работ, учитывая при этом соответствующее изменение цены контракта и сроков выполнения.
Выражаю надежду, что новая федеральная контрактная система выработает дифференцированный подход с учетом специфики северных территорий.
г. Якутск

 



← Назад в раздел