Инфраструктурные барьеры – главная проблема развития субъектов Дальневосточного федерального округа

В целях обеспечения реализации мероприятий, направленных на улучшение инвестиционного климата в субъектах РФ, на Александра Левинталя возложены полномочия по оказанию содействия хозяйствующим субъектам в реализации проектов путем улучшения взаимодействия с федеральными, региональными и муниципальными органами власти. На федеральном уровне институт инвестиционного уполномоченного на базе Минэкономразвития РФ уже существует. В соответствии с Указом Президента РФ такие институты появились в федеральных округах и субъектах РФ. Какие вопросы встают перед инвестиционным уполномоченным в ДФО? Располагает ли он механизмами реализации поставленных задач? Как улучшить в регионах инвестиционный климат? Корреспондент «Парламентской газеты на Дальнем Востоке» получил на поставленные вопросы исчерпывающие ответы.
– Президент России Дмитрий Медведев дал нелестную характеристику инвестиционному климату, назвав его плохим, отсюда и родилось предложение об улучшении в стране предпринимательской среды путем создания института инвестиционных уполномоченных, – отметил Александр Левинталь. – Такие уполномоченные призваны устранять возникающие перед инвесторами административные барьеры не путем переписки или в судебных инстанциях, а при личных встречах в режиме реального времени. Поставлена задача – работать с обращениями инвесторов. Желательно по телефону или через Интернет-сайт без бюрократических проволочек, так как затраты на организацию встреч с ними на местах слишком велики. Президент РФ разрешил нам использовать свой авторитет и административный ресурс в рамках российского законодательства. Для решения проблем выходить напрямую на представителей федеральных органов власти в субъектах РФ, на губернаторов и инвестиционных уполномоченных регионов, подключая к работе федеральных инспекторов. Непосредственную нагрузку с меня не снимали, а полномочий добавили. Накопленный опыт в период работы в правительстве Хабаровского края позволил наладить контакты с инвесторами. Честно признаться, опасался вала обращений, но за последние три месяца из 10 заявлений только два из Приморского края оказались в компетенции инвестиционного уполномоченного в ДФО. Остальные – просьбы пролоббировать идеи или помочь в получении кредитов. Предприниматели в Приморье столкнулись при реализации проектов с проблемой выделения земельного участка. Нам и прежде приходилось решать такие проблемы, возникшие при разграничении полномочий по распоряжению землей, особенно с Министерством обороны РФ. Даже крупным компаниям, обладающим финансовыми ресурсами, не говоря о представителях малого и среднего бизнеса, редко удается их обойти. Такие вопросы решаются долго, поэтому совместно с бизнесом разработаны предложения в адрес правительства РФ и Госдумы РФ. При реализации проектов удобно должно быть не чиновникам, а предпринимателям.
Необходимо отметить и причины, сдерживающие активность бизнеса при обращениях к инвестиционным уполномоченным: боязнь возникновения конфликта с местными органами власти, от которых зависит решение многих вопросов реализации проектов, и неверие, что с помощью обращения в вышестоящий орган можно что-либо изменить. В гипотезу, что с инвестиционным климатом на местах все хорошо, не верю, потому и обратился к средствам массовой информации с просьбой донести до бизнеса необходимость разобраться с барьерами в части взаимоотношений с органами власти. Свежий пример, с которым пришлось столкнуться в рамках своих полномочий и как заместителя полпреда Президента РФ в ДФО, просьба представителей малого и среднего бизнеса решить вопросы транспорта грузов по железной дороге. В ходе реформы ОАО «РЖД» в части развития конкуренции мы ожидали, что появятся три или пять крупных компаний, которые помогут улучшить организацию движения и снизить тарифы на перевозку грузов. Но образовались сотни мелких компаний и каждая со своими интересами. Договориться с ними инвесторам оказалось не просто. В целом проблема упирается в инфраструктуру и пропускную способность железных дорог. Даже у министерств и ведомств разные подходы, так как тарифы выросли, а на путях возникли заторы. Такие вопросы не в компетенции инвестиционных уполномоченных, но найти механизмы их решения важно быстро.
На съезде политической партии «Единая Россия» прозвучало предложение о создании фонда прямых инвестиций в ДФО, однако в том виде, который планировался, он сочтен не целесообразным. По своей сути фонд должен финансировать проекты, так как собственных средств у бизнеса не хватает. Но качественных проектов, которые бы заинтересовали инвесторов, в регионах ДФО не оказалось, поэтому принято решение об образовании фонда развития Дальнего Востока, в Совет директоров которого мне предложено войти. Руководит фондом с уставным капиталом в 500 миллионов рублей представитель Внешэкономбанка. Следует подчеркнуть, что фонд не распределяет средства среди инвесторов, а помогает создавать и запускать проекты при поддержке российского фонда прямых инвестиций. Хорошим инвестиционным проектам бюджетные деньги не требуются. Банки сами их находят и предлагают кредиты. В целом денег в финансовых институтах достаточно, но мало кого интересуют проекты с объемом инвестиций в сотни миллиардов рублей и со сроками реализации в 20 лет. Тем более что существуют и проблемы законодательного характера.
Хороший пример проекта целлюлозно-бумажного комбината в Амурске Хабаровского края с объемом инвестиций более миллиарда долларов. Основной вопрос – где брать древесину? Рядом в Тугуро-Чумиканском районе расположены участки лесного фонда с достаточным объемом сырья и тогда необходимо тянуть оттуда железную дорогу, средств на которую у инвестора не достаточно. Инвестиционные фонды создаются для финансирования строительства инфраструктуры в рамках частно-государственного партнерства, но вкладывать средства в инфраструктуру в отсутствии длинных кредитов банка бизнес не хочет из-за длительных сроков окупаемости. Мы ищем механизм решения проблемы. Инвесторы готовы найти средства на строительство железнодорожной ветки, предлагая федеральным органам власти отказаться от налогообложения после запуска объекта ЦКК на период его окупаемости. Министерство финансов РФ против такой инициативы, так как планирование бюджета страны предусмотрено максимум на трехлетний период. Кроме того, чтобы принять предложение необходимо вносить изменения в Бюджетный кодекс РФ и заключать соглашения с инвесторами. Отклонив предложенный инвесторами механизм, мы не можем реализовать программы социально-экономического развития регионов ДФО, что подтверждается на примере ввода в эксплуатацию Наталкинского месторождения золота в Магаданской области.
– В год там можно добывать десятки тонн золота, что сделало бы область бездотационной, – считает Александр Левинталь. – Недалеко от объекта строиться ГЭС, в том числе на федеральные деньги. Но от электростанции до золоторудного месторождения нужно тянуть ЛЭП. Строительство требует огромных затрат, но без сетей теряет смысл сам проект. Кроме того, по законодательству эксплуатировать энергетические объекты могут только специализированные организации. Получается, что даже если инвестор построит ЛЭП на свои деньги, то вынужден будет подарить сети энергетикам. Между тем, речь идет о точке роста в регионе, где сосредоточена кладовая не только золота и платины, но и редкоземельных металлов. Убрать инфраструктурные барьеры стало важной задачей законодательных и исполнительных органов власти. Нужно искать механизмы запуска проектов, так как без притока частных инвестиций нам не обойтись. В субъектах ДФО создавать равные по сравнению с центральными регионами России условия. Ведь зима у нас будет всегда холоднее, расстояния – длиннее, а рынок – ограниченным из-за низкой плотности населения. Преимуществ меньше – выгодное географическое положение и огромные запасы природных ресурсов. В последние годы в регионах ДФО, по сути, произошла деиндустриализация и остро встала проблема квалифицированных кадров, хотя это вопрос дискуссионный. Даже если появятся качественные инвестиционные проекты или крупные заказы, реализовывать их некому. Так проект создания портовой особой экономической зоны в Советской Гавани уперся в отсутствие резидентов. Существующие в порту крупные компании практически исчерпали мощности железной дороги. Для расширения пропускной способности недостаточно завершения строительства Кузнецовского тоннеля, поэтому в районы БАМ направляются эксперты, которые рассмотрят вопросы реконструкции магистрали с увеличением грузооборота до 100 миллионов тонн в год. ПОЭЗ – это не только перевалка грузов, но и возможности судостроения и судоремонта, переработки леса и биоресурсов. Особые зоны нуждаются в особых условиях, которые должен предлагать законодатель. В Китае особые экономические зоны – реальный инструмент развития, но в России, существующие преференции не достаточны, чтобы заинтересовать инвесторов.
– Недостатки, в том числе инфраструктурного характера должны перекрываться выгодами, заложенными в федеральных законах, поэтому вопрос улучшения инвестиционного климата вошел в разряд приоритетных не только для инвестиционных уполномоченных в субъектах РФ, но и для законодательных и исполнительных органов власти нашей страны, – подчеркнул Александр Левинталь.
Андрей СМИРНОВ.
г. Хабаровск
 
 



← Назад в раздел