Дальше, дальше!

Долго, очень долго ждали этого события. И очень много желающих стать его действующими лицами. Прочел в Интернете просьбу участника строительства Семена Михайлова. Он входил в отряд «Юность Якутии», работавший на стройке объектов в Беркаките с 1977 года: «Помогите нам, бывшим бамовцам, достать приглашение на укладку «золотого звена» в Нижнем Бестяхе. Очень хочется принять участие в торжествах, посвященных завершению крупнейшей стройки века, в которой есть и наш весомый вклад. Никто нас не ищет, не интересуется».

Если бы можно было пригласить на это торжество всех участников строительства… Наверняка в числе первой десятки мог бы быть Гавриил Иосифович Чиряев, который руководил республикой, когда рельсы пересекли границу с Амурской областью и легли на просторы Якутии, протянувшись до поселка Беркакит. Долгое время дальнейшее строительство называлось не иначе, как Беркакит - Томмот. Слово «Якутск» добавилось позже.

Стройка то вспыхивала, то останавливалась. От Тынды до Беркакита всего-то несколько десятков километров – дорогу строили пять лет, пассажирское движение до Нерюнгри открылось лишь семь лет спустя. Потом, через четыре года, дошли до Алдана, еще через четыре – до Томмота. Этот промежуток всего в сто километров. Но там вообще застряли надолго. Остававшиеся там рабочие в 90-е годы то снимали рельсы с готового моста через Алдан, то возвращали их обратно. Это был период после ГКЧП и его последствий.

После ускорения в 2008 году строители проложили рельсы, без малого 400 километров, и дошли до Якутска. Не будем считать время от 1935 года, когда началось движение железнодорожных строителей от поселка Бам на Транссибе в северном направлении. Начнем грубый отсчет от Тынды, столицы БАМа. Получается, что строительство до Томмота – это половина расстояния до Якутска – длилось больше двух десятилетий.

Оставшуюся часть трассы сооружали менее трех лет, несмотря на то, что работать приходилось в неимоверно трудных условиях в абсолютно безлюдной местности, на вечной мерзлоте, при морозах за минус пятьдесят и жаре за тридцать. Все грузы, материалы, металлические конструкции многочисленных мостов приходилось доставлять в основном по той же дороге, которую сами прокладывали. Дорога строила сама себя.

Четверть века и три года – неплохие темпы. Но сами строители уверенно утверждали, что вполне могли бы сработать еще быстрее. Кстати, были периоды, когда они ставили рекорды по укладке рельсов, и считают, что темпы, которые демонстрируют китайцы, не такие уж высокие. При достаточном и уверенном финансировании «железку» можно строить и быстрее, и качественно, несмотря на экстремальные условия.

Тысячи людей участвовали в сооружении дороги за это время. Костяк, конечно, составляли бамовцы. Свидетелями укладки «золотого звена» удастся стать очень малой их части. Ведь строили трассу не только якутяне – вся страна: сибиряки, дальневосточники, жители западных краев и областей страны, Центральной России. Все они достойны того, чтобы быть участниками этого события. Но не собрать всех за одним столом, о них наверняка будут сказаны слова благодарности во время торжеств.

Недавно, беседуя с рабочими, руководитель стройки Александр Дудников сказал: «Никто не будет вспоминать о том, сколько денег он здесь заработал. Все будут гордиться тем, что были участниками большого дела».

Середина 70-х. Древний поселок Тында, утопающий в цвете черемухи. Новенький сруб барака, пахнущий смолой. Прямо перед крыльцом – утонувшая в луже водовозка. Первое заседание комсомольско-молодежного штаба новой стройки. Переход рельсов через границу республики. Сбывается мечта предыдущих поколений. Энтузиазм бамовцев, получивших новое направление работы. Нагорный, Золотинка. Жара, пыль, истертый в пудру песок от импортных красных самосвалов «Магирус». Приход отрядов «Юность Якутии», «Якутский комсомолец». Геодезисты, топографы едва успевают намечать направления работы. Составление планов отстает от темпов работы. Песни Пахмутовой и Добронравова, не потерявшие еще своей популярности: «Слышишь, время стучит – БАМ!..» Многие строители тогда еще помнили визиты на БАМ поэтов, писателей, художников, выступления на дощатых помостах и просто на полянах молодых Кобзона, «Песняров». Беркакит, Чульман, Нерюнгри… Ходом, ходом! Вперед, на Север!

Дальше стало попросторнее, поселкипопадались все реже. Темпы упали. К Томмоту еле-еле подошли, а потом вообще встали. Прошли пятилетка пышных похорон, ГКЧП, стрельба танков по своему же парламенту. Не до строительства было. Сплоченная, молодая, но опытная и квалифицированная армия строителей была демобилизована. Остались немногочисленные, но преданные делу специалисты.

В период подъема дальновидные руководители республики сумели направить молодежь, прошедшую школу бамовцев, на учебу в технические техникумы, училища и вузы. Так что на действующем участке построенной дороги вскоре появились свои специалисты: монтеры путей, механизаторы, электрики, сварщики, механики, машинисты.

С переходом в новое тысячелетие стройка возродилась в очередной раз. Здесь надо отдать должное президенту республики Вячеславу Штырову, сумевшему благодаря своей напористости, знаниям и опыту доказать необходимость продолжения строительства, чтобы поднять экономику республики, развить промышленность, повысить уровень жизни ее населения, обеспечить его правона передвижение.

Руководитель стройки Александр Дудников в очередной раз собрал армию строителей. И опять же опора была на бывших бамовцев, людей проверенных, решительных, грамотных и преданных делу, а они, в свою очередь, быстро нашли своих соратников.

Строительство снова резко рвануло вперед. «Добежали» до деревни Малая Амга. Здесь нужен был мост – большой, железнодорожный. Деревня моментально выросла до размеров поселка. Как на дрожжах поднялись ремонтные базы, мастерские, жилые вагончики. Перед будущим мостом река подпирала гору. Пришлось принимать нетрадиционные решения – отодвигать русло, возводить насыпь с дренажом. Инженерные решения рождались здесь же. Построили дамбу. До сих пор помнится девчушка-техник в не по размеру огромных валенках, полушубке, которой беспрекословно подчинялись водители многотонных самосвалов, беспрерывно снующих вокруг нее, и экскаваторщики.

Одна из опор моста оказалась в зоне огорода. Хозяин уже много лет здесь не жил, ничегоне выращивал. Но хозяином остался. Возникла проблема с отведением земли под стройку. Александр Дудников проводил совещание с руководителями подразделений стройки. Выслушал и мнения своих подчиненных по этому поводу. Самым популярным было предложение попросту заплатить старику определенную сумму и продолжить сооружение моста. Александр Николаевич прекратил развернувшуюся было дискуссию: «Будем действовать по закону!»

С мостом возникли проблемы. Игривая и порой очень мощная Амга преподнесла сюрпризы. С одной из опор провозились довольно долго – река ее не принимала. Пришлось вызывать водолазов. Они работали прямо со льда – риск, но расчеты оказались верными, и он был оправдан.

Мост принимали тоже зимой. Мороз стоял ниже пятидесяти. Одна из московских гостей с ужасом наблюдала, как монтеры пути в китайских перчаточках закручивали гайки на только что проложенных рельсах: «Как они могут работать голыми руками на таком морозе!»

Столичным жителям надо бы почаще показывать условия работы в наших краях. Это не через Яузу мостики строить.

Пока стояли на Амге, в который раз возникли проблемы с дальнейшим финансированием строительства. Как-то сидели в вагончике на берегу Амги известные строители, руководители подразделений, прошедшие БАМ. Обедали борщом, сваренным Героем Социалистического Труда Казаковым, одобренным Героем Социалистического Труда Бондарем и орденоносцем Заболотиным. Говорили, конечно, о работе. Просчитывали варианты продолжения строительства, четко выдавали аргументы «за» и «против». Речь шла о сроках.

Прошел год, и все их расчеты оказались верными, вплоть до того, сколько недель продлится возникшая тогда неразбериха. Они это предвидели и нашли способы, чтобы не допустить возникающего простоя.

На всем протяжении стройки от Томмота до Якутска был всего один маленький поселок дорожников – Улу. Дальше, от Кердема до Бестяха, – сплошные залежи вечной мерзлоты. Самые трудные участки, в таких геокриологических массивах не работал, не прокладывал железные дороги никто в мире. Но это было сделано, причем в срок.

Это была сплоченная армия, в ней все помогали друг другу, и никто никого не бросал в беде. Кто заболеет – отправят к лучшим врачам. Случись беда с родственниками – помогут. Не знаешь – научат. Не хочешь – заставят сами, без начальства. Та еще школа.

Сейчас стройка вроде бы заканчивается. Все строители с надеждой произносят это «вроде бы»… Они хотят идти все так же – дальше, дальше, дальше. На Магадан, к Берингову проливу, построить мост через Лену, не прийти к Якутску, а войти в него. Они любят победные праздники, но принимают их как завершение лишь очередного этапа своей работы и не хотят быть демобилизованными в очередной раз. Руководитель многолетнего строительства Александр Дудников с понятным сожалением констатирует, что всякое строительство когда-нибудь все же заканчивается, но и ему тоже не хочется, чтобы такая закаленная, опытная и сплоченная армия строителей была демобилизована. Дальше, дальше!..

Юрий КАРПОВ.

г. Якутск



← Назад в раздел