Как сделать лососеводство бизнесом?

То, что будущее Сахалина будет связано, прежде всего, с лососем, предположил еще А.П. Чехов. Век с небольшим, минувший с той поры, с одной стороны полностью подтвердил это высказывание, с другой – серьезно его дополнил. Оказалось, что как бы не велики были природные богатства, человек в состоянии исчерпать их до дна. В том числе и красную рыбу.

Впрочем, человечество вовремя опомнилось и стало не только ограничивать бесконтрольное изъятие биоресурсов, но и занялось их сознательным воспроизведением. В частности, строить рыборазводные заводы. В нашей стране Сахалинская область заняла в этой сфере ключевые позиции. В разные годы на Сахалине и Курильских островах было построено 16 государственных рыбоводных заводов. В девяностых годах прошлого века в рыбоводство пошел бизнес. К 2004 году к государственным рыбоводным заводам добавилось 9 предприятий, созданных исключительно за счет частного капитала. В совокупности они обеспечивали более 80 проц. общероссийских объемов воспроизводства лососевых, выпуская в море около 350 миллионов мальков.

Почему мы говорим о 2004 годе? Да потому, что в этом году администрация области приняла специальную «Концепцию развития воспроизводства и товарного выращивания водно-биологических ресурсов в Сахалинской области», целью которой стимулирование лососеводства, что дало определенные результаты. Сейчас на Сахалине и Курилах уже 37 рыбоводных заводов, которые выпускают в совокупности около 900 миллионов штук малька, главным образом, горбуши и кеты. Их возврат в немалой степени и обеспечивает те выдающиеся уловы лососевых, которые наблюдаются в последние годы на Дальнем Востоке.

То, что рыбоводство приносит реальную отдачу уже не вызывает сомнений. Кроме того оно является серьезным мультипликатором, обеспечивая работу рыбакам, переработчикам, транспортникам, торговле. Естественно в его развитии заинтересованы и государство, которое увеличивает свои ресурсы, и региональные власти, ведь на территории растет количество рабочих мест, налогов и так далее.

Однако все это в теории. Определенная динамика строительства рыбоводных заводов до 2008 года создала некую иллюзию, что существует долговременный тренд. Но тренда нет. На самом деле лососевое рыбоводство сегодня бизнесом не является, а потому привлекать в него какие-либо инвестиции абсолютно не интересно.

Парадокс?

Строительство завода, который выпускает промышленное количество малька – 25-30 миллионов штук, в зависимости от того, где он находится, какие нужно прокладывать коммуникации, обойдется от 150 до 300 миллионов рублей. Само содержание завода, процесс выращивания малька, тоже выльется в значительную сумму. Вы вкладываете средства, и они должны вам вернуться.

Как? Например, через возврат выловленной рыбы, которую вы перерабатываете и продаете.

Но такая схема действует только в ограниченных районах. Пример – компания ЗАО «Гидрострой» на Итурупе имеет масштабные рыбопромысловые участки, и ведет полный цикл – от воспроизводства до переработки. То есть, ЗАО «Гидрострой» в масштабах одного острова не только воспроизводит лосось, но и добывает его.

Но на Сахалине ситуация принципиально иная – рыбоводные заводы окружает множество рыбопромысловых компаний.

Это ведь предельно упрощенное утверждение, что лосось возвращается на нерест в свою родную реку. Понятие «хоуминг», действительно существует, но у каждого вида лососевых «хоуминг» разный. У кеты сильнее, у горбуши - слабее. Горбуша возвращается не столько в свою реку, сколько на свое побережье, ее ареал до 100 километров. И на этих километрах ее облавливают другие рыбопромышленники, поэтому вовсе не факт, что средства, вложенные рыбоводами в малька вернутся им в виде промысловой рыбы.

На момент разработки и принятия областной концепции развития рыбоводства были гарантии, что те, кто занимается производством лосося, смогут его добывать. Но произошедшие затем изменения федерального законодательства ликвидировали все права регионов, связанные с морскими водно-биологическими ресурсами, – и все, этот вопрос повис в воздухе.

Возможен и другой подход. Рыбоводы должны получать компенсацию за производство федеральной собственности. Собственно говоря, государство так и делает на принадлежащих ему рыборазводных заводах, оно просто содержит их. То же самое государство должно делать и в отношении частных заводов. В принципе, известна стоимость каждого выпущенного малька. Просто эти суммы необходимо компенсировать рыбоводам.

Еще несколько лет назад государство и применяло такую схему. В 2007 году были заключены соответствующие контракты, в 2008 и 2009 годах они оплачивались. Бизнесу был дан очередной сигнал - государство намерено поощрять развитие рыбоводства. Люди решили, что эта ситуация будет постоянной, начали строить новые заводы и попали в тупик. Потому что начался кризис 2008 года, бюджет стал дефицитным, и выплаты были прекращены. И до сих пор их не возобновили, и возобновлять, судя по всему, не собираются. Росрыболовство и Минэкономразвитие имеют четкую позицию - государство не должно нести на лососеводстве никаких затрат. В этой связи даже намерены сдать государственные рыборазводные заводы в аренду. Федеральным органам эта идея представляется очень привлекательной, проводятся важные межведомственные совещания и т.д., нам рассказывают, какая экономия получится для бюджета, поскольку себестоимость производства малька резко упадет.

Но о какой экономии может идти речь, если эти заводы бизнесу не интересны? Где на них зарабатываются деньги? Да нигде.

А что касается новых частных заводов, то здесь я вообще не вижу перспектив. Потому что прежде чем построить завод, надо выйти на конкурс на получение речного участка, понести затраты, потратиться на саму стройку, и так далее. При этом, во-первых, никто не гарантирует, что ты выловишь хотя бы часть произведенной рыбы, и каким-то образом возместишь часть затрат. Более того, государство наоборот заставит заплатить за вылов водно-биологических ресурсов – это во-вторых, отказываясь от платы за выращивание малька – в-третьих. И где вы тут видите бизнес?

Как сделать отрасль привлекательной для инвесторов? Ситуация решаемая только через серьезные изменения в законодательстве.

Сейчас в Государственной Думе обсуждается закон «Об аквакультуре». Это очень прогрессивный законопроект. Многие вещи в нем прописаны правильно. Но, к сожалению, они относятся в основном к марифермам, а вот лососеводства в существующем виде, то есть выпуска малька в море, на «вольные пастбища», практически не касаются.

Да, есть в законопроекте такое понятие, как промысловый возврат и теоретически получить его заводчик может. Но – только теоретически. Права будут распространяться только на реку, куда был выпущен малек. Но если это небольшая река, то там нет изначально большого объема лосося, способного окупить затраты. Чтобы создать стадо надо не годы, а десятилетия. А вы должны еще за это и платить. Стимула на будущее развитие лососеводства в этом законопроекте я не вижу.

Ситуация патовая. С одной стороны большинство понимает, что воспроизведением водно-биологических ресурсов надо заниматься. У нас сейчас в стране выращивается несколько сотен тысяч тонн водно-биологических ресурсов. Это смешное количество. Любая южно-азиатская страна выращивает на порядок больше.

Непосредственно Сахалинская область крайне заинтересована в строительстве новых рыбоводных заводов, например, на западном побережье Сахалина, где реки практически вырезаны и надо создавать новое лососевое стадо. Если бы в законе об аквакультуре были прописаны соответствующие полномочия регионов, это было бы огромным шагом вперед. Но перераспределять эти полномочия никто не собирается.

Законодательство вообще изменить очень тяжело. Есть уже заданные алгоритмы. Закон об аквакультуре еще не принят, а, например, алгоритм конкурсности, который на практике станет тормозом развития, в него уже заложен.

Значит надо искать другие механизмы. Могла бы быть, например, плодотворная идея инвестиционных контрактов. Но они практикуются в Тайланде или во Вьетнаме. А у нас – нет.

Значит, остается только одно – государственные компенсации затрат на строительство и воспроизводство лосося. Так же, как это делается в Японии, где только на Хоккайдо действует 141 рыборазводный завод. Господдержка может стать реальным и серьезным стимулом. Если удастся это решить, то я вижу реальную возможность увеличить выпуск малька вдвое. А если нет, то ситуация может стать обратной. Люди начнут закрывать заводы, поскольку нести это бремя уже невозможно.

Опыт лососеводства Сахалинской области уникален. Массовое воспроизводство лосося в России существует только у нас. И, наверное, нашим законодателям и чиновникам стоит прислушаться к тому, что говорят профессионалы.

г. Южно-Сахалинск



← Назад в раздел