Море пахнет криминалом

Так ли это?

В 1960 – 80-х годах рыбная промышленность России (доля других республик СССР была мизерной) вышла на ведущие мировые позиции, уверенно занимая первые – вторые места (вылов рыбы и морепродуктов к тому времени (1989 г.) достиг 11 миллионов 357 тысяч тонн). Реальным конкурентом в те годы была для нас только Япония, которая и сегодня является главным мировым рыбным импортером – “рыбоедом” (в России же на рубеже ХХ – ХХI веков потребление рыбных продуктов на душу населения, наоборот, сократилось в 2 раза). Министерство рыбного хозяйства СССР было вторым в стране по международной (после Министерства иностранных дел) значимости. Около 60 процентов рыбы, добываемой советскими рыбаками, осваивалось в отдаленных от побережья России районах Мирового океана – в центральной и южной частях Тихого и Атлантического океанов (вплоть до Антарктиды). Представительства Министерства рыбного хозяйства СССР были практически во всех приморских странах, расположенных вблизи крупнейших рыбопромысловых районов, где работали наши рыбаки. Основные поставки рыбы из Мирового океана шли непосредственно в страну.

Чтобы поднять в Советском Союзе уровень потребления рыбы на душу населения, Министерство рыбного хозяйство СССР не только вводило уже забытые сегодня “рыбные” дни, но получило полномочия от Правительства страны сначала на оптовую, а затем и на розничную торговлю океанической рыбой и морепродуктами. Об этом времени мы помним только по громкому уголовному делу “Океан” и расстрелу заместителя министра рыбного хозяйства СССР В.И. Рытова. Но суть программы “Океан” была совсем в другом и не носила криминального (как это подчеркивается сегодня) характера – она заключалась в создании мощной централизованной полнокровной отраслевой рыбохозяйственной системы, начиная от добычи рыбы, и продолжая ее поставками на советский (а не иностранный, как сегодня) берег и реализации рыбной продукции во всех, без исключения, регионах советской империи: в каждом (подчеркиваем - не только приморском, в КАЖДОМ) регионе (республиках, краях и областях) строились мощные распределительные холодильные комплексы и рыбоперерабатывающие предприятия, а также крупные фирменные рыбные магазины “Океан” (построено было, как мне рассказывал бывший заместитель министра рыбного хозяйства СССР А.Н. Гульченко, курировавший это строительство, к моменту исторических лжереформ 104 таких магазина – планировалось 125) и целая сеть более мелких “малых “Океанов” (234 магазина) для реализации добытой в Мировом океане рыбы в КАЖДОМ населенном пункте великой страны.

Что же произошло потом?

А потом рыбную отрасль, которая играла, напомним, вторую по международной значимости роль в Советском Союзе, решено было полностью дискредитировать в глазах общественности. Смысл? Он заключался в нашей продажной международной политике того переломного времени эпохи министров иностранных дел Шеварднадзе (это еще был Советский Союз эпохи “лучшего немца” Горбачева, когда появилась в Беринговом море “линия Шеварнадзе”, проклинаемая рыбаками России) – Козырева (это уже ельцинская Российская Федерация, желающая выгодно продать Японии группу Южных Курильских островов). Все в этот период было сведено к резкому снижению роли бывшего Советского Союза (и его преемника – Российской Федерации) на международном уровне и вытеснению ее из Мирового океана (именно по этой причине до сих пор не предпринимается ровно никаких мер для возврата российского рыбопромыслового флота в те районы Мирового океана, освоение которых начинали именно советские рыбаки). Чтобы отвлечь внимание общества от истинной сути разгрома рыбной отрасли страны, в средства массовой информации была запущена “утка” о беспрецедентной криминализации в рыбной промышленности - криминализации, якобы не имеющей себе равных ни в одной другой отрасли (в то самое время когда Россия разворовывалась олигархами и чиновниками всех уровней, когда российское сырье во всех его видах беспрепятственно вывозилось из страны на многие сотни миллиардов американских долларов). Одним из идеологов войны “с рыбной мафией” был руководитель контрольно-ревизионного управления при Президенте РФ (затем руководитель Федеральной службы безопасности РФ и Президент Российской Федерации) В.В. Путин, который в середине 1990-х годов официально объявил о нелегальном вывозе из экономической зоны Российской Федерации рыбы и морепродуктов на 1,5 – 2 миллиарда долларов (это при сотнях миллиардов долларов по стране за лес, металл, нефть!!!). Позже он неоднократно повторял эти цифры. Но, странное дело, государство при этом не предпринимало никаких мер, чтобы бороться с официально объявленным злом.

Почему?

Да потому, что все, в том числе и в контрольно-ревизионном управлении при Президенте Российской Федерации, понимали, что они выдают ЖЕЛАЕМОЕ за действительное, и на самом деле, ситуация с “криминальным” вывозом рыбы и морепродуктов из экономической зоны, о котором они говорили, совершено иная: речь шла не о нелегальном, а о совершенно легальном, то есть ЗАКОННОМ, но НЕДЕКЛАРИРУЕМОМ через таможню, вывозе рыбы и морепродуктов из исключительной экономической зоны Российской Федерации. НЕ ДЕКЛАРИРУЕМОМ по одной простой причине – потому что этого не требовалось в соответствии с российским законодательством. И по этой же причине никто не понес и не мог понести никакой ответственности и, соответственно, никакого наказания за “нелегальный” вывоз. Не было ни одного громкого дела по типу “Океан” с пожизненным заключением в тюрьму особо опасных фигурантов этого дела.

Но при этом криминальный нелегальный вывоз действительно был и существует по сей день – ежегодно в Японию российские рыбаки доставляют (даже когда промысел запрещен) десятки тысяч тонн крабов. Ежегодно в порты Южной Кореи прибывают сотни российских рыбацких судов с сотнями тысяч тонн НЕУЧТЕННОЙ (то есть не только не задекларированной, но и вообще не показанной в рыбопромысловой статистике, украденной) рыбы. Процент выхода минтаевой икры в Охотском море достиг сегодня просто фантастических величин, поднявшись с 4 процентов до 12 и более – а это значит, что вырезается (причем официально, без всяких криминальных последствий) российскими и иностранными рыбаками в три раза больше рыбы, чем официально разрешено. Ежемесячно возвращаются в Японию японские рыболовные суда, работающие в исключительной экономической зоне России по межправительственным соглашениям, при проверках которых обнаруживаются значительные излишки рыбы, – а в совокупности это десятки и сотни тысяч тонн. Охотское и Берингово моря наводнены сегодня сотнями браконьерских судов, работающих под так называемыми “удобными флагами” держав, с которыми у России или нет никаких отношений, или этим странам ровным счетом наплевать на все, что творят их граждане на российских морских просторах.

Как глубоко наплевать на это и самой России, которая ровным счетом ничего не делает, чтобы каленым железом выжечь браконьерство, истребив его на корню. Разве что плодит, как какая-то распутная мамаша, одну рыбоохранную систему за другой. В течение последних десяти лет на базе отраслевой (кстати, прекрасно себя зарекомендовавшей, по мнению международных экспертов) бассейновой системы рыбоохраны (рыбводов) созданы следующие структуры (ни одна из которых сегодня не занимается вопросами регулирования промысла, как главной составляющей системы охраны запасов водных биологических ресурсов) – сначала спецморинспекции Министерства природных ресурсов, затем морские инспекции Федеральной пограничной службы, в прошлом году – Россельхознадзор, в нынешнем – территориальные управления Федерального агентства по рыболовству, и еще остаются рыбводы (точнее пародии на то, что когда-то было в системе Министерства рыбного хозяйства СССР). Но, как и водится при семи няньках — все они действуют, все они со штатами, все они с полномочиями, но толку от них никакого – ресурсы уничтожаются, разворовываются, а сами эти рыбоохранные органы нередко “крышуют” криминальные рыбные структуры, о чем весьма нередко сообщают нам средства массовой информации, — и это не исключение из правил, а позорная российская закономерность, называемая КОРРУПЦИЕЙ.

Что же получила рыбная отрасль в эпоху великих экономических реформ?

То, что и было задумано – ей было позволено развалиться. И мы помним, с какой алчностью рыбные олигархи раздирали рыбную отрасль на куски – за доллар по штуке шли в продажу новехонькие “прихватизированные” суда и базы, как рушились рыбопромышленные гиганты мирового значения – крупнейшие в Советском Союзе рыбопромышленные предприятия, которыми “по ПРАВУ гордилась страна”. Теперь дано было право все развалить, все разрушить до основанья, а затем…

И вот наступило это “затем”… После того, как рухнули рыбопромышленные гиганты или пришли в профессиональную непригодность, Президент России во Владивостоке – рыбацкой столице Дальнего Востока — заговорил о том, что будущее рыбной отрасли России за крупными предприятиями. После того, как рыбные аукционы отдали (перекачали) рыбные ресурсы в руки иностранных дельцов и их российских “протеже”, Правительство страны произвело революцию в рыбной отрасли – ввело Постановлением № 704 от 20 ноября 2003 года долевой долгосрочный принцип наделения предприятий квотами на основе промысловой истории.

Не случайно ведь говорят, что российская история напоминает грабли, на которые постоянно наступают, чтобы принять какие-либо ИСТОРИЧЕСКИЕ решения.

Но, тем не менее, нужно признать, что эпоха путинского и допутинского приговора рыбной отрасли, на основе которого писались все последующие решения, постановления, концепции и воззвания, завершается. Завершается не потому, что грядут президентские выборы (хотя, отчасти и потому). А потому, прежде всего, что в государственной политике второй половины 2000-х годов наметился явный крен в сторону национально ориентированных проектов. То есть проектов, целью которых является благосостояние проживающего на территории России населения. Конечно, от этих проектов, порой, явно попахивает коррупционным душком – желанием отдельных структур под хорошую идею (как под хорошую закуску) украсть побольше. И ведомство господина Зурабова в сфере нашего здоровья и пенсионного благополучия уже откровенно проявило себя именно в этом направлении, судя по многочисленным арестам ведущих деятелей этого ведомства.

Но, тем не менее, дыма без огня не бывает. И хоть дым глаза ест так, что ничего толком не поймешь, все-таки ряд фактов прошлого года показывает, что со стороны государства начал проявляться к рыбной отрасли России явный и откровенный интерес.

Во-первых, было принято специальное постановление Правительства Российской Федерации о государственном регулировании в рыбной отрасли. Министр сельского хозяйства РФ А.В. Гордеев сделал на заседании Правительства прекрасный, на взгляд многих, доклад по этому вопросу и обозначил наиболее актуальные проблемы развития рыбохозяйственного комплекса страны на ближайшую перспективу.

Это был первый, еще неуверенный (детский), шаг вперед. И Правительство хоть и приняло очень важное по своей сути постановление, но механизм его реализации при этом создан не был – его отдали на откуп согласований министерств и ведомств, что всегда и всюду приводит только к одному финалу – забюрокрачиванию. Так оно и вышло – точнее из этого постановления до сих пор так ничего и не вышло.

Затем состоялся Дальневосточный экономический форум, на котором представители субъектов Федерации, рыбопромышленники, представители федеральных органов власти, депутаты Государственной Думы выработали рекомендации, направленные на реализацию идеи государственного регулирования в области рыболовства, связанную с решением целого ряда задач повышения национального благосостояния – продовольственной безопасности страны и обеспечения жизнедеятельности населения территорий, расположенных в непосредственной близости от рыбопромысловых районов.

В конце года Президент Российской Федерации В.В. Путин дал распоряжение Председателю Правительства М.Е. Фрадкову подготовить рекомендации по наведению порядка в отрасли, обеспечению рыбой береговых рыбоперерабатывающих предприятий, а также обновлению рыбопромыслового и рыбоперерабатывающего флота. Без участия государства ни один из этих поставленных Президентом вопросов, действительно, решен быть не может. То есть вопрос о роли государства в развитии рыбопромышленного комплекса России, как национального (а не интернационального, как было последние 15 лет) проекта, обсуждается сегодня на самом высоком уровне.

Готовится и заседание Государственного Совета при Президенте Российской Федерации, на котором будут рассматриваться основополагающие вопросы также связанные с ролью государственного регулирования в области рыболовства.

То есть, сделаем вывод, факты говорят о том, что, действительно, настало время перемен для рыбной отрасли страны. И перемен, на этот раз, в лучшую сторону.

Поэтому Центральный Комитет профсоюза работников рыбного хозяйства России и участники Пленума поставили вопрос о необходимости возобновления приостановленной работы Второго Всероссийского рыбацкого съезда и выработки предложений и рекомендаций, направленных на реализацию идеи государственного регулирования в области рыболовства, как национальной идеи возрождения отрасли, и как национального проекта улучшения здоровья и увеличения продолжительности жизни нации за счет увеличения по доступным ценам количества отечественной рыбы на душу населения в целом по стране, как это было в Советском Союзе.

На Камчатке идея возобновления работы съезда нашла самую широкую поддержку со стороны практически всех общественных объединений рыбаков и других работников рыбного хозяйства. Создан Координационный Совет. Координатором избрана председатель обкома профсоюзов Ирина Леонтьевна Орлова.

Основное предложение, которое готовит вынести этот Совет на Второй Всероссийский съезд, — поддержка идеи, озвученой на заседании Правительства Российской Федерации его Председателем М.Е. Фрадковым, о включении программы развития рыбопромышленного комплекса России в НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ наряду с национальным проектом развития АПК. И для этого есть весьма серьезные государственные основания, высказанные в свое время руководителем Федерального агентства по рыболовству С.В. Ильясовым: если для подъема животноводства в России требуется период от 10 до 15 лет, то для увеличения реальной доли рыбной продукции в рационе питания россиян требуется гораздо меньше времени.

И нужно только одно – проявить государственную волю.

Мы прекрасно себе представляем последствия, когда государственная воля направлена на разрушение.

Но в нас еще не угасла и историческая память о том времени, когда государственная воля была направлена на повышение благосостояния собственного народа, как бы мы сегодня к этому времени не относились, называя его “застойным”. Мы помним и результаты тех лет и “рыбных” дней – 20 с лишним килограммов рыбы на душу населения в год при средней продолжительности жизни мужчины 67 лет (сейчас 56 при 10 с небольшим килограммах рыбы на д.н.).

Россия на мировом уровне сегодня уверенно занимает все более и более лидирующие позиции. Вероятно, скоро вновь на государственном уровне поднимется вопрос о возвращении звания мирового лидера и в области активного океанического рыболовства. Но для этого, прежде всего, необходимо обеспечить свои тылы – поднять рыбацкий берег.

Если это действительно так, то у рыбацкой России наконец-то появляется надежда… И, в таком случае, проведение второго Всероссийского рыбацкого съезда может быть событием общероссийского масштаба.

Сергей ВАХРИН. г. Петропавловск-Камчатский  

 

 

 



← Назад в раздел