Виктор ГРЕБНЕВ – генеральный директор ЗАО «ТМК»: «Мы обрели неоценимый опыт…»

РЕКОРДЫ И... ПРОСЧЕТЫ

В июле 2008 года в центре Владивостока (район фуникулера) «ТМК» приступила к прокладке тоннеля, ведущего к будущему мосту через бухту Золотой Рог. В декабре его сооружение завершили. Во Владивосток прибыли строители из Японии и искренне удивились. За пять месяцев в стесненных условиях «живого города» проложить тоннель почти в километр? Вывезти из котлована четверть миллиона кубов грунта? Произвести бетонирование? Они назвали это фантастикой. Такая оценка настоящих профессионалов (а кто сомневается, что японские строители профессионалы?) дорогого стоит.

Другой случай. Прошло всего трое суток, как «ТМК» приступила к работе на площадке в 12 гектаров, где предусматривалось строительство очистных сооружений (сегодня они сданы в эксплуатацию). Прибыли гости из Москвы, все специалисты. Посмотрели на сложный рельеф местности, трудный скалистый грунт, спрашивают: «Сколько вы здесь вкалываете – несколько недель, месяц?» Когда сказали им, что три дня, возмутились, подумали, что их обманывают.

Сегодня «Тихоокеанская мостостроительная компания» оснащена самой передовой современной техникой, она славится высококвалифицированными рабочими, мастерами, прорабами, которые умеют трудиться качественно, точно по графику, а порой и «обгоняют время». На строительстве объектов саммита организованы смены по 12 часов. В каждой – один час на отдых и «перекуры», час – на обед. То есть в сутки 20 часов чистого рабочего времени. Конечно, такой режим долго выдержать невозможно. Поэтому применяется вахтовый метод: две недели бригада на объекте, затем ее сменяет другая. Вахтовикам созданы условия для полноценного отдыха. В так называемых «временных бытовках» просторно и уютно, есть горячая и холодная вода, проведено спутниковое ТВ. Меню в рабочей столовой не уступает ресторанному.

Конечно, подобная организация труда и отдыха требует затрат и внимания. Но только она, считает генеральный директор «ТМК» Виктор Гребнев, а не достижение цели любой ценой, способна привести к высокому результату.

Когда многоопытные зарубежные специалисты знакомились с проектом моста и узнавали о сроках его строительства, они дружно выносили вердикт: «Невозможно!» Невозможно за неполных три года возвести вантовый мост, центральный пролет которого возвышается над водной гладью на 64 метра, в длину составляет 737 метров, в ширину – почти 30. А высота пилонов, на которые крепятся ванты, и вовсе заоблачная – 226 метров. Мостов с такими параметрами в мире построено всего не более десятка, и на строительство каждого уходило не менее 5 лет.

На эти доводы Виктор Григорьевич отшучивался:

– Вы организуете работу в одну, в лучшем случае – две смены. А мы трудимся сутки напролет. Потому и идет у нас один год за два или за полтора…

Так оно и было. Стройка устанавливала рекорд за рекордом. Но вдруг, словно гром среди ясного неба, разразился скандал. Субподрядчик «ТМК» – хабаровская компания «Дальмостострой» допустила отставание от графика в несколько месяцев.

– В том, что такой провал стал возможен, лично моя вина, – признается Виктор Гребнев. – Недостаточно я, мои заместители контролировали коллег, не хотели оскорблять их недоверием. Ведь ЗАО «ТМК», прежде чем стать самостоятельной компанией, входила в состав «Дальмостостроя» («ДВМ»), можно сказать, вышла из его лона. Не учли мы, что за несколько лет многое поменялось. В том числе и хозяева «Дальмостостроя». В руководстве компании не осталось профессиональных дорожников, мостостроителей, умеющих организовать конкретное дело. Вот за проявленную беспечность, за то, что принимали на веру благополучные доклады хабаровчан на ежедневных летучках и планерках мы и поплатились. Народное «доверяй, но проверяй» не только не потеряло своей актуальности, а должно применяться в рыночных условиях строже и неукоснительнее. Урок мы получили тяжелый, но поучительный.

Сейчас ценой невероятных усилий – около двухсот специалистов «Тихоокеанской мостостроительной компании» были сняты с других участков и брошены на ликвидацию отставания – и оно сократилось. Идут напряженные трудовые будни, но паники в коллективе нет. По расчетам в феврале следующего года сооружение моста будет завершено «в основном». А к концу мая он будет сдан «под ключ» со всеми подходами, подсветкой и покраской. До саммита останется около четырех месяцев...

ПРЕЦИЗИОННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

– Виктор Григорьевич, как сегодня в целом обстоят дела на объектах, где «ТМК» является генеральным подрядчиком?

– Мы строим два моста: через бухту Золотой Рог и низководный. О параметрах одного уже сказано. Длина второго составляет 4,5 километра. Помните, у Жванецкого: «раки маленькие, но за три рубля… и большие, но за пять… ну очень большие». Так и у нас: один мост относительно короткий, но очень высокий; другой низкий (всего 6 метров над поверхностью воды), но очень длинный.

Еще никто в мире в столь сжатые сроки подобных мостов не возводил. А мы сделаем. Сегодня мост через Золотой Рог с северной стороны уже продвинулся на 100 метров над гладью воды. Первого сентября начнем встречное движение с северного берега, где было допущено отставание. Если первый блок пролета мы устанавливали и закрепляли 14 дней, то второй – 12, третий – 10, четвертый – 8. Вышли практически на недельный график, который позволяет завершить работу к намеченному сроку, даже с запасом. Запас необходим на случай непогоды: штормовой ветер, проливной дождь. В таких условиях работа на высоте запрещена.

И низководный мост не вызывает беспокойства: там все делается по намеченному плану. Примерно в два раза быстрее принятых опытных (опыт иностранный, в России подобных мостов нет) нормативов.

– Рекорды – это прекрасно. Но не пострадает ли качество сооружений?

– Нет и еще раз нет! Вы затронули болезненный вопрос. Я встречал публикации в наших СМИ, где говорилось, что в «ТМК» нет достаточно подготовленных специалистов, инженеров для столь уникального строительства. Писали и о том, что мы применяем на стройке бракованные конструкции, цемент. У меня иногда складывается впечатление, что кому-то очень не хочется, чтобы мы успешно справились с порученным делом. В таких публикациях 100-процентное вранье – от первого до последнего слова.

Все стройматериалы, комплектующие проходят у нас самый строгий входной и последующий контроль: лабораторный, испытательный. Даже сертифицированные, поставляемые из Франции, ванты его не избегают. Их проверяют на прочность, на излом. Прежде чем монтировать, рвем куски на части, чтобы точно знать, какую нагрузку ванты способны выдержать.

А об инженерах и говорить неловко. Наши специалисты не только не уступают в классности иностранцам, но могут дать им еще несколько очков вперед. Ведь сжимаем мы сроки, выходим на рекорды благодаря новаторской мысли, улучшенной организации труда. Как раз не количеством берем, а качеством.

Достаточно сказать, что при укладке блоков пролета на мосту через Золотой Рог погрешность допускается + - 2 миллиметра. А речь идет о блоках весом в сотни тонн, которые поднимаются на высоту 64 метра. Это настоящее высокоточное, почти прецизионное строительство. Ванты должны опираться на пилон под углом, который указан в проекте и ни на градус меньше или больше. От блоков они поднимаются на высоту 200 метров. Поэтому ошибка всего в 5 - 7 миллиметров становится недопустимой погрешностью, которая нарушает надежность креплений.

И опубликованные выдумки, глупые предсказания о том, что через несколько месяцев после ввода в эксплуатацию мосты закроют, а потом они рухнут, хочу развеять. У нас каждый сварной шов, крепление просвечиваются и проверяются узи-контролем. Проводится еще контроль геодезический, со спутников. Словом, все передовое, что есть в мире по этому направлению, применяется на нашем строительстве.

– Возможно, кто-то уже почувствовал в вас конкурентов и ничем не подтвержденные собственные домыслы выдает за достоверные факты?

– Я уверен, что это именно так. Но пусть господа не изволят беспокоиться. На стройке мы обрели неоценимый опыт. И даже беда с отставанием, которая грозила серьезнейшим срывом, пошла на пользу. Мы, что называется, сумели перестроиться на марше. Изыскали резервы там, где, казалось бы, использовали все возможности. Наш опыт наверняка будет востребован. «ТМК» уже обсуждает с заинтересованными лицами проект строительства моста в одном районе, где проблемы практически один в один совпадают с теми, которые нам удалось преодолеть на возведении переправы через Золотой Рог. Не хочу называть район, чтобы не вызвать новых нападок «доброжелателей».

– Вы говорили о четырех объектах к саммиту, а рассказали лишь о двух мостах…

– Мосты уникальны. В них применено все самое передовое, эффективное. Потому и говорить о них интересно. Впрочем, и дороги, которые мы строим, отличаются высочайшими требованиями к их качеству и надежности.

 Одна из них пролегает от моста через бухту Золотой Рог к Босфоровскому на остров Русский. Ее длина – всего 5,4 километра. Но строится дорога в густонаселенном районе города со сложившейся инфраструктурой. Пыль, грохот от тяжелой техники, конечно, создают неудобства жителям. И я хочу попросить у них прощения, поблагодарить за проявленное долготерпение. Твердо обещаю, что до первых морозов мы приведем стройку в надлежащий порядок. Все подходы и проезды будут окончены и подготовлены к асфальтированию, которое начнется весной будущего года.

Вторая дорога – около 25 километров – идет от моста через пролив Босфор Восточный до низководного. Она проходит по сопкам и могла бы напоминать горный серпантин. Но мы проложили ее сквозь скалы и овраги, сделали стреловидно-прямой и широкой. То есть дорогой класса люкс. Промчаться по ней с ветерком можно будет уже в конце нынешнего года.

– Виктор Григорьевич, встречаюсь с вами не первый раз. Стройка все-таки отнимает много нервов и сил. Если бы вам предложили начать все сначала, вы бы согласились?

– Всенепременно! Такое строительство выпадает раз в сто лет. И захватывает тебя полностью. И ни один мой заместитель, ни один прораб или мастер, механизатор или сварщик «Тихоокеанской мостостроительной компании», я убежден, не отказался бы от подобного предложения. Ведь на этой стройке мы чувствуем себя чуть не вровень с зодчими, которые на века возводили московский кремль, поднимали на болоте нашу Северную Пальмиру – Санкт-Петербург. Поэтому я и думаю о новом мосте в другом районе, строительство которого потребует применения новых духовных и физических сил, профессиональных знаний, приобретенного опыта…

Валентина ЧАРСКАЯ.

г. Владивосток

 



← Назад в раздел