Камиль Исхаков: «Положение на Дальнем Востоке превратилось в прямую угрозу национальной безопасности

– Камиль Шамильевич, выступая на декабрьском заседании Совета Безопасности РФ по проблеме обеспечения безопасности на Дальнем Востоке, Президент В.Путин заявил, что экономические и социальные проблемы в ДФО угрожают позициям России в АТР и национальной безопасности страны в целом. Как Вы оцениваете сложившуюся ситуацию?

 

– Знаете, только когда я был назначен полномочным представителем Президента в ДФО, я понял, что сотни лет назад, присоединив к России весь северо-восток Евразии, наши предки совершили чудо.

Ермак, Дежнёв, Беринг, Хабаров, Муравьев-Амурский и другие великие соотечественники создали основу для того, чтобы российское государство прочно встало на восточных рубежах. В этом, надо сказать, им активно помогала центральная власть, которая, подчас, сама выступала инициатором перемен.

“Оставлять этот край без внимания было бы проявлением громадной государственной расточительности. Восток проснулся. И если мы не воспользуемся нашими богатствами, то возьмут их, хотя бы путем мирного проникновения, другие”, - это еще 100 лет назад сказал Петр Столыпин. А как актуально! Особенно в дни, когда мы готовимся отметить вековой юбилей столыпинских реформ.

Еще в 2002 году Президент потребовал рассмотреть вопрос по Дальнему Востоку на уровне Совета Безопасности. Сегодня ситуация стала еще острее. И формулировка точная: положение на Дальнем Востоке превратилось в прямую угрозу национальной безопасности всей России. Ежедневно население округа становится меньше на 274 человека! И если ничего не предпринимать, то к 2070 году в округе не останется вообще никого. При этом дисбаланс населения ДФО и северного Китая уже сегодня составляет 1:16.

Валовой продукт, производимый сегодня в регионе, а это основа национальной безопасности, в 17 раз ниже, чем в остальной части Российской Федерации, а с Китаем на единицу территории - в 47 раз.

При таких тарифах производство товаров и услуг также может стать равным нулю.

Уже сейчас прекратили существование 159 предприятий (каждое 3-е) судостроения и судоремонта - определяющей отрасли в регионе, чьи морские границы составляют 25 тысяч километров.

Полностью остановлено производство судовых дизелей (выпускалось 780 единиц в год). В сельхозмашиностроении прекращен выпуск уборочных комбайнов (было 3200 единиц в год).

В целом в промышленном секторе округа обновление основных фондов за 10 лет составляло менее 2% в год.

Нет смысла говорить, что при этом происходит с кадровым потенциалом округа, если самые квалифицированные рабочие, а тем более - наука, вынужденно деградируют. Человеческий капитал - главное богатство, чем гордятся все уважающие себя страны, не развивается.

Можно также вспомнить, что бюджетная обеспеченность всех субъектов Федерации, входящих в округ, в 2 раза ниже, чем по России. Что тарифы на электроэнергию в ДФО почти в 2 раза, на тепло более чем в 2 раза, а жилищно-коммунальные услуги - почти в 3 раза выше среднероссийских. Может поэтому каждый пятый дальневосточник живет ниже прожиточного минимума?

Хотя я такой статистики не понимаю. Что значит жить ниже прожиточного минимума? Если ниже, то жить нельзя, можно только медленно умирать. Кстати, дальневосточные пенсии тоже покрывают лишь 86% прожиточного минимума. Обеспеченность экономики и населения железными дорогами ДФО в 4 раза, а автодорогами в 6 раз ниже, чем в Европейской России. Дальневосточнику и так плохо: сам никуда не доедешь, и товар свой не доставишь. Но ему выставляют такие транспортные тарифы, которые почти в 2,5 раза выше, чем для остальных россиян.

Такой сгусток внутренних проблем ДФО требует самых незамедлительных, первоочередных мер. Мы обязаны, не откладывая на потом, остановить отток людей с Дальнего Востока, пресечь процесс депопуляции. Создать дальневосточникам фундамент для развития предпринимательства в равноценных условиях с другими россиянами. Это всего две меры, но очень экстренные.

Надо ввести из средств Федерального бюджета адресное субсидирование потребителям на оплату ежемесячной разницы между платежами, существующими в ДФО, и в среднем по России, с последующей поэтапной отменой указанных субсидий по мере развития дальневосточного ТЭКа.

И второе, довести средний размер пенсии до уровня не ниже прожиточного минимума.

Без этих мер дальше двигаться будет сложно.

– Почти половина внешних границ России приходится на ДФО. Как складываются отношения с соседями?

 

– Раньше мы были с соседями на равных, либо сильнее. Теперь вдоль наших рубежей подросла активная группа исключительно бурно развивающихся стран.

На фоне выдавливания россиян из приграничья, пропаганды вхождения Сахалина и Курил в состав Японии, хищнического лова краба и его “беспошлинной” отгрузки за кордон (контрабанда составляет 75% экспорта морепродуктов в Японию), иностранных грантов, позволяющих эксплуатировать нашу науку, на Дальнем Востоке появились совершенно новые явления!

Теперь не только китайцы переезжают к нам. Сегодня, каждый 10-й проживающий в ДФО - китаец. Уже россияне повезли в Китай своих родителей. Ведь на дальневосточную пенсию легче прожить там, чем дома. За 9 юаней в сутки, это около 32 рублей, в Китае можно нормально питаться.

Наш округ, особенно Амурская область, Хабаровский и Приморский края, все больше зависят от сопредельных государств. Зависимость ДФО от импорта увеличилась в прошлом году в 1,5 раза.

При этом связи Дальнего Востока с другими регионами России продолжают рваться.

Почти не осталось межрегиональной кооперации в гражданской промышленности и ОПК. Шедшие на Запад потоки рыбо- и лесопродукции переориентированы на Китай, Японию и Корею. Из-за непомерных тарифов сократились пассажиропотоки. Энергетические системы округа не являются частью единой энергосистемы страны. Потребительский рынок также перестал зависеть от европейской России.

Ситуация в экономике, социальной, правоохранительной, оборонной, информационной сферах оценивается нами как критическая.

– Какой, на Ваш взгляд, экономический потенциал Дальнего Востока?

– Я сам убедился, что Дальний Восток - это кладовая богатств, одно освоение которых способно изменить жизнь людей и поднять экономическую мощь России.

Практически не распечатаны нефтегазовые запасы ДФО - 8,5 млрд. т. нефти и 30 трлн. куб. м. газа (прогноз). На Сахалине - 1,3 млрд. т. нефти, на Камчатке в 2,5 раза, в Магадане - в 3 раза больше, имеется богатый шельф у побережья Якутии.

При этом рядом находится огромный рынок потребления. В ближайшие 15 лет только в Китае потребность в нефти вырастет более чем на 300 млн. т., газа - на 90 млрд. куб. м. В Северной Америке - соответственно на 150 млн. т. и 70 млрд. куб. м.

На Дальнем Востоке сосредоточено 94% российских запасов олова, 81% - алмазов, 48% - золота, 30% - вольфрама, 23% - серебра, 16% - угля. Список можно продолжить. Наши богатства и есть наше главное конкурентное преимущество.

Уверен, что в своих масштабных, серьезных и достаточно жестких действиях мы можем в полной мере опираться на наш главный ресурс - на граждан нашей страны. Поверят нам соотечественники и, в первую очередь - жители Дальнего Востока, воспримут наши действия, как национальную идею, - мы сможем завершить начатое. Не поверят - не хватит нам никаких финансовых ресурсов.

– В 2007 году будет разработана стратегия развития Дальневосточного федерального округа. В чем ее принципиальное отличие от существующей сегодня Федеральной целевой программы “Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Забайкалья”?

 

– Сегодня сам масштаб накопившихся проблем требует чрезвычайных мер со стороны федеральных органов исполнительной власти и чрезвычайной модели управления. Я бы даже сказал кризисного управления.

Ключевыми элементами решения декабрьского Совета Безопасности РФ по Дальнему Востоку являются Стратегия социально-экономического развития, ускоренная корректировка действующих ФЦП, создание государственной Комиссии по вопросам социально-экономического развития округа, которую возглавил председатель правительства Михаил Фрадков.

Крайне важным мы считаем разработку и утверждение перечня показателей обеспечения национальной безопасности на территории ДФО и их количественных значений.

Государство должно создать мощный рычаг, который позволит осуществить задуманные преобразования. Таким рычагом видится Стратегия по Дальнему Востоку.

При этом в реализацию Стратегии необходимо включить, в том числе, такие специфические методы, как нормативное планирование, государственное финансирование инфраструктурных проектов, создание системы преференций для отдельных территорий и видов деятельности. При общем понимании, что в основе должен лежать принцип государственно-частного партнерства.

Я убежден, что разработка Стратегии должна быть основана на количественных параметрах пороговых значений безопасности, учитывающих особенности субъектов Российской Федерации.

Я также обратился к руководству Института экономики РАН с просьбой дать официальное заключение о необходимости и целесообразности такого подхода и расчетов. Положительное заключение имеется.

Еще в 1996 году постановлением Правительства России на министерства и ведомства была возложена ответственность “за разработку количественных и качественных параметров критериев экономической безопасности Российской Федерации”. Постановление до сих пор не выполнено. И мы продолжаем блуждать в потемках. Мне кажется нужно срочно делать то, что мы были обязаны сделать еще 10 лет назад.

Теперь о федеральных целевых программах, о корректировке которых я говорил выше.

На мой взгляд, ФЦП - это опасная вещь в принципе. Как показывает анализ всех решений руководства страны по Дальнему Востоку, начиная с 1930 года, а было принято 6 таких решений, их выполнение с каждым разом становилось все более формальным: в 1930 году - на 130%, в 67 - 80%, в 72 - 65%, а Президентская программа 1996 года - только на 10%.

Причем, модифицированный вариант последней программы, действующий сегодня, ФЦП “Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Забайкалья” немного прибавит для улучшения положения дел в ДФО. До 2010 года запланировано строительство всего 1-го рыбоперерабатывающего завода, 1-й птицефабрики и 1-й ТЭЦ. И это на округ, площадь которого превышает треть России, а условия жизни - наиболее экстремальные. Я не беру частные рыборазводные предприятия и предприятия по добыче и переработке минерального сырья.

И все же я отчетливо понимаю, что без такого механизма, как ФЦП, проблемы Дальнего Востока на сегодня, к сожалению, не решить. Поэтому и говорю: программа нужна, но не надо сочинять новую, надо обновить все старые.

В ходе подготовки заседания Совета Безопасности я советовался с руководителями субъектов Федерации, входящих в округ. Общими усилиями были выработаны предложения, которые могут помочь наполнить предстоящую работу новым содержанием.

– Что делается для привлечения инвестиций на Дальний Восток? Расскажите о наиболее важных инвестиционных проектах.

 

– Нами совместно с субъектами подготовлен перечень инвестиционных проектов. Как нам представляется, при определенных условиях их финансирование могло бы лечь на плечи крупного бизнеса, компаний и фирм, способных инвестировать в выгодные проекты не миллионы, а миллиарды. По нашим подсчетам, реализация проектов, вошедших в этот, я бы сказал, золотой перечень, обеспечит увеличение валового регионального продукта на 5,7 трлн. рублей.

На основе сырья, которое будет поступать по нефтепроводу “Восточная Сибирь - Тихий Океан”, планируется строительство четырех комбинатов нефтепереработки и нефтехимии общей мощностью 50 млн. т. нефти в год в Якутии, Приморье, Амурской области и на Сахалине. Уже готовой программой газификации Дальнего Востока предусмотрено строительство четырех комбинатов газопереработки и газохимии в Якутии, Приморском и Хабаровском краях. Ввод в строй только этих 8-ми объектов может обеспечить рост ВРП более чем на 1,5 трлн. рублей.

Угольная промышленность, испытавшая немало трудностей в последние годы, начинает оживать, и мы планируем строительство 5-ти объектов этой отрасли, в том числе мощностей по химической переработке бурых углей на Сахалине.

В области металлургии пора реанимировать планы строительства комбината по производству стали в Якутии, где имеется 4,5 млрд. т. железной руды, 4,2 млрд. т. кокса, и все сопутствующие компоненты. Инфраструктура представлена БАМом. Имеется необходимый гидроэнергетический ресурс.

С учетом того, что в ДФО гидроэнергетический ресурс используется только на 4%, есть все возможности размещения хотя бы 2-х алюминиевых заводов.

Энергетика представлена Южно-Якутским гидроэнергетическим узлом из 7-ми ГЭС, а также крупными проектами в Амурской области и Хабаровском крае.

Транспортное машиностроение - 5-ю инвестиционными проектами, вклад которых в ВРП составит более 0,1 трлн. рублей.

Не буду озвучивать весь список. У нас с руководителями субъектов Федерации в нем еще 389 объектов. Может быть, на этой основе и на Дальнем Востоке появятся города-миллионники.

Коротко упомяну лишь еще об одной позиции: создание международной рекреационно-туристической зоны в уникальном уголке нашей природы - на Камчатке. Эта зона должна стать локомотивом, который вытянет из нищеты население одного из самых проблемных субъектов Федерации в стране.

Что касается транспортной инфраструктуры, необходимой для вышеуказанных проектов, то соответствующие схемы и технические вопросы были изучены нами совместно с Минтрансом и обсуждены на выездном заседании Совета при полномочном представителе 24 ноября 2006 года в Якутске. Мы рассчитываем на такое же плодотворное сотрудничество с Минпромэнерго.

 

 



← Назад в раздел